Линки доступности

Главы военных ведомств США и России: сотрудничество лучше конфронтации

  • Виктор Васильев

Анатолий Сердюков и Роберт Гейтс

Анатолий Сердюков и Роберт Гейтс

К визиту министра обороны США Роберта Гейтса в Россию

Сотрудничество лучше, чем конфронтация – такую общую позицию выразили главы оборонных ведомств США и России на встрече, которая состоялась в Москве во вторник 22 марта. Прибывшего в Россию с рабочим визитом министра обороны США Роберта Гейтса принял его российский коллега Анатолий Сердюков. В ходе переговоров министры обсудили различные аспекты военного сотрудничества и вопросы, связанные с созданием системы противоракетной обороны в Европе.

Итоги и перспективы

«Сегодня предлагаю обсудить промежуточные итоги деятельности рабочих групп, прежде всего, вопросы ПРО, ситуацию в Афганистане, реализацию нового договора по СНВ, и, учитывая обстановку в мире, ситуацию вокруг Ливии», – сказал Сердюков, открывая встречу с Гейтсом. Поясним, что рабочие группы, о которых шла речь, были созданы для укрепления взаимодействия военных ведомств РФ и США.

По итогам встречи Анатолий Сердюков заметил, что в результате обмена мнениями о путях решения проблемы ПРО стороны пришли к единой позиции – «сотрудничество лучше, чем конфронтация» – и договорились продолжать дискуссии на экспертном уровне в рамках специальной рабочей группы. Говоря о ПРО, он добавил: «Это тот вопрос, на который «ни у нас, ни у американских коллег нет простых и однозначных ответов».

В свою очередь глава Пентагона на последовавшем после переговоров брифинге для журналистов сообщил: «Военные операции, которые сейчас активно ведутся в Ливии, будут резко сокращены через несколько дней».

Комментируя результаты встречи министров обороны, главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН, генерал-майор Владимир Дворкин признал, что по проблеме ПРО стороны не продвинулись вперед. В том случае, если не будет найден выход из положения, может сложиться негативная ситуация, считает он. «Потому что если мы не договоримся о сотрудничестве, то в конце концов может возникнуть новый противоракетный кризис, не менее острый, чем тот, который был до отмены известного плана Джорджа Буша», – заявил ученый.

По его мнению, возможности для сотрудничества есть. «Прежде всего, надо начинать с того, что было заморожено и не исполнено», – подчеркнул он.

Владимир Дворкин не думает, что существуют какие-то неразрешимые проблемы, связанные с тем, чтобы реанимировать центр обмена данных. «Решение по нему было принято еще 12 лет назад, и центр был готов, но так и не приступил к работе», – напомнил эксперт.

С его точки зрения, безусловно, надо возобновить серию учений – хотя бы командно-штабных – на первых порах. «Всего их было девять, пять в формате США-Россия и четыре в формате Россия-НАТО-США. Закончились они 12 апреля в 2008 году и из-за конфликта с Грузией больше не возобновлялись», – резюмировал главный научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН.

Владимир Дворкин не сомневается: это то, что нужно реанимировать в первую очередь. «А дальше уже разбираться, что стоит за предложением по секторальной ПРО и так далее», – заключил он.

Камень ПРО

Главный редактор журнала «Национальная оборона», член общественного совета при Министерстве обороны РФ Игорь Коротченко также считает, что переговоры Роберта Гейтса и Анатолия Сердюкова не увенчались успехом в том, что касается ПРО. По его словам, главное противоречие тут – разница в подходах. «Россия хотела бы участвовать в системе ЕвроПРО на правах партнера, чьи возможности в области ПРО интегрируются в общую систему. США и их партнеры по НАТО заявляют о том, что такой вариант невозможен, и эти системы должны взаимодействовать друг с другом на уровне секторальных систем», – аргументирует он.

Игорь Коротченко уверен, что Россию не хотят пускать в контур управления системы ЕвроПРО. «Но при этом с нами готовы обмениваться информацией, взаимодействовать на уровне двух совершенно разных, нескоординированных систем. Вот главное противоречие, которое существует на сегодня», – утверждает он.

По оценке главного редактора журнала «Национальная оборона», главная проблема заключается в том, что у сторон разные технологические стартовые условия. «Возьмем, скажем, оснащенную ракетами СМ-3 систему Иджис, которую предполагается сделать основой европейской системы ПРО. Это очень хорошее оружие, способное поражать цели в том числе в ближнем космосе. Как известно, США провели эксперимент, когда стандартный крейсер с управляемым ракетным оружием запустил СМ-3, которая прямым кинетическим попаданием уничтожила на высоте свыше 200 километров над землей аварийный американский спутник. Это выдающийся научно-технический результат», – привел он пример.

В России, по данным Игоря Коротченко, пока такой системы нет. «Получается, что стремление и желание России не подкреплены реальными возможностями», – констатирует он. На его взгляд, это главная причина, по которой НАТО и США не хотят рассматривать российские предложения.

Система в перспективе принесет США решающее военно-техническое превосходство над всеми, кто не относится к числу их союзников и партнеров, настаивает эксперт. «Естественно, западные политики и военные никогда не пойдут на то, чтобы дать кому-то еще возможность интегрироваться в эту систему», – подытоживает он.

В отношении заявления Роберта Гейтса о сокращении активной фазы участия войск коалиции в боевых действиях в Ливии Игорь Коротченко заметил, что глава Пентагона – прагматик и очень хорошо знает Россию. «Понятно, что он делал заявления, которые были бы приятны российскому уху, тем более, когда встречался с военными. Но Гейтс отлично сознает, что США не выгодно прямое военное участие в конфликте. Поэтому Америка постарается минимизировать свое военное присутствие в Ливии, отдав пальму первенства Саркози и Камерону, которые настроены наиболее решительно и воинственно», – предположил он.

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

XS
SM
MD
LG