Линки доступности

Светлана Ганнушкина о Нобелевской премии мира и политической смуте

  • Виктор Васильев

Светлана Ганнушкина

Светлана Ганнушкина

Нобелевская неделя-2012: американские ученые и российские правозащитники

В понедельник восьмого октября в шведской столице стартовала 111-я Нобелевская неделя. В области физиологии и медицины лауреатами объявлены японский ученый Синье Яманаке и британский биолог Джон Гердон за работы по стволовым клеткам и клонированию животных.

В ближайший вторник станут известны лауреаты в области физики, в среду – в области химии. В списках потенциальных лауреатов, которое приводится агентством Thomson Reuters, восемнадцать ученых из США и ни одного – из России.

До литературы очередь дойдет в четверг. А 12 октября в Осло назовут лауреата премии мира. Здесь среди претендентов немало россиян. Среди номинантов – радиостанция «Эхо Москвы» и ее главный редактор Алексей Венедиктов, председатель Комитета «Гражданское содействие» Светлана Ганнушкина, а также соучредительницы фонда «Подари жизнь» Дина Корзун и Чулпан Хаматова.

В список номинантов входят также бывший президент США Билл Клинтон, экс-канцлер Германии Гельмут Коль и экс-премьер-министр Украины Юлия Тимошенко. И это – далеко не все…

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовал с правозащитницей Светланой Ганнушкиной.

Виктор Васильев: Как вы восприняли известие о том, что стали номинантом Нобелевской премии?

Светлана Ганнушкина: Я уже третий раз в шорт-листе (коротком листе), поэтому никак не восприняла. Привычное дело! Такое вот осеннее обострение интереса журналистов к моей персоне. А дальше будем ждать результата. У меня нет никаких прогнозов. Я вообще об этом особенно не думаю. Потому что жить, ожидая, дадут или не дадут награду, как-то нелепо. В этом году также выдвинуты на премию Людмила Михайловна Алексеева и «Мемориал». Не знаю, кто еще попал в шорт-лист, но хочу сказать только одно: мне бы очень хотелось, чтобы наши власти, если кто-то из наших граждан или организаций получит эту премию, восприняли это как честь для России. Мне было бы очень грустно, если бы кто-то из наших получил премию мира, а реакция была бы такая же, как у Китая, когда несколько лет тому назад награду получил Лю Сяобо (диссидент, писатель, литературный критик – В.В.) – человек, который находился в тюрьме. Мне бы очень хотелось, чтобы реакция была, по крайней мере, такая, как бывает, когда нашим спортсменам вручают золотые медали на Олимпийских играх. Обидно, когда такую награду власти, государство, воспринимают как не дружественный жест, а расценивают как политическую смуту. Потому что на самом деле именно они сами и вносят эту политическую смуту. Ведь вспомним, когда наградили Обаму, никакой отрицательной реакции власти Соединенных Штатов по этому поводу не проявили. То же самое было, когда награждали Михаила Горбачева.

В.В.: Если вы или кто-то из российских правозащитников станет лауреатом премии, то поможет ли это вам в практической работе?

С.Г.: Хотелось бы, чтобы это было именно так. Но у меня есть такой отрицательный пример. Когда в 2004 году правозащитный центр «Мемориал» наградили премией Нансена за работу с беженцами, то есть фактически за ту работу, за которую я непосредственно отвечаю, я и ездила получить эту премию. Меня поздравили посольства очень многих стран, представителей международных организаций. В этих поздравлениях отмечалось, что это честь для вас, для вашей организации и для вашей страны. Но в России нас с наградой не поздравил никто. И это очень грустно. Потому что мы работаем в первую очередь для людей, которым можем помочь, однако и для государства тоже.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG