Линки доступности

Приговор Pussy Riot – не открывает ли он новый фронт разобщения?

  • Матвей Ганапольский

Мнение Матвея Ганапольского

Более двух тысяч человек пришли к Хамовническому суду, чтобы выразить свою позицию по поводу оглашения приговора девушкам из панк-группы «Pussy Riot». Позиция у пришедших, как водится, полярная – сторонники осуждения держали плакаты с требованиями долгого тюремного срока. А те, кто считали выходку девушек просто глупой и неуместной, держали плакаты, осуждающие РПЦ, российский суд и власть.

Были реальные стычки, а чемпиона мира по шахматам Гарри Каспарова грубо затолкали в автозак, объяснив это тем, что он укусил полицейского.

Две тысячи человек, пришедшие на оглашение приговора, – это яркий симптом поляризованного общества, а сам приговор лишь подбавил страстей.

Надежда Толоконникова, Мария Алехина и Екатерина Самуцевич приговорены к двум годам лишения свободы в колонии общего режима «за хулиганство, совершенное по мотивам религиозной ненависти и вражды», огласила судья Марина Сырова.

Учитывая полгода сидения в СИЗО, они выйдут на волю через полтора года.
Суд полностью отверг политическую составляющую акции, признав целью лишь «разжигание», что отрицали как сами девушки, так и их адвокаты. Последние, кстати, уже заявили, что будут обжаловать приговор в высшей инстанции.

Многие общественные деятели, такие, к примеру, как бывший министр финансов Алексей Кудрин, директор российского представительства «Amnesty International» Сергей Никитин, представители интеллигенции и ряд зарубежных политиков немедленно выразили свой протест против приговора, акцентируя внимание на препятствовании государства свободному выражению мнения и политических оценок. Однако еще до приговора письма в адрес президента Путина написали виднейшие адвокаты – они указывали на противоречие, когда в светском государстве подозреваемым вменяют церковные нарушения, ибо за подобное, административный кодекс предусматривает штраф до 1000 рублей и никакого ареста. Об этом же Путину написали более трёхсот видных деятелей искусств.

Эта история обошла крупнейшую мировую прессу, а в защиту «Pussy Riot» высказались мировые звезды поп-музыки, такие как Пол Маккартни, Бьёрк, Мадонна и множество других. Но одновременно в адрес президента полетели письма от православных объединений, содержащие требования сурового наказания девушек. К волне осуждения присоединились и известные российские представители шоу-бизнеса, такие как Валерия, Волочкова, Ваенга и Газманов. А известный комик Михаил Галустян вообще предложил экстрадировать девушек и отлучить их от церкви.

За день до оглашения приговора уполномоченный по правам человека в Российской Федерации Владимир Лукин заявил, что встречался с Владимиром Путиным, рассказал ему о ситуации, и Путин ответил: «Я услышал». Более того, несколько позднее президент в беседе с журналистами заметил, что девушек «не надо так уж строго наказывать».

Трудно сказать, сыграла ли фраза Путина какую-то роль, но у суда получился приговор 2 года.

Конечно, это не 7лет, что предусматривает статья о хулиганстве, однако реальный срок.

И он позволяет говорить о негативных последствиях, причем, совсем не для девушек из панк-группы.

Во-первых, хотя принято считать, что нет решения суда, которое может устроить обе стороны, данный приговор никто не считает объективным, потому что нет доверия российскому суду, как таковому. И чем больше власть заявляет, что «телефонное право» недопустимо, тем больше суду не верят. И то, что суд категорически не заметил политической составляющей акции Pussy Riot, певших, пусть в хулиганской манере и в совсем не полагающемся месте, молебен «Богородица, Путина прогони!» лишь усугубляет подобные подозрения.

Во-вторых, правильное судебное решение должно разрядить обстановку в обществе – ведь виновный наказан! Однако значительная часть общества не считает Толоконникову, Алехину и Самуцевич вообще виновными. Следовательно, приговор открыл «новый фронт борьбы» за свободу, только теперь уже не за Ходорковского и Лебедева, а за Pussy Riot.

Страсти лишь разгораются.

Они разгораются еще и потому, что либеральная часть общества считает Русскую православную церковь игроком в этом процессе. Да, буквально через несколько минут после оглашения приговора, РПЦ опубликовала заявление, где написано: «…не подвергая сомнению правомерность судебного решения, обращаемся к государственной власти с просьбой проявить в рамках закона милосердие к осужденным, в надежде на то, что они откажутся от повторения кощунственных действий».

Заявление о милосердии лукаво, ведь приговор уже объявлен.

Точно таким же игроком на этом процессе считают и Кремль. Противники приговора напоминают: на президентских выборах патриарх поддержал именно Владимира Путина. И теперь Путин таким образом «благодарит» патриарха.

Есть еще один факт, который озвучил сам президент. Он высказался за скорейший поиск новой объединяющей идеологии для россиян, напомнив, что понятие «советский народ» было не таким уж плохим, по сути. Оппоненты Путина немедленно раскритиковали его, напомнив, что объединяющую идеологию президент должен предлагать на выборах. Однако, если Путин действительно озаботился какой-то широкой пропагандистской объединяющей идеей, то вряд ли она обойдется без доли православия – ничего другого у Путина просто нет.

Так или иначе, но двухлетним приговором «Pussy Riot» не удалось решить ни одну из проблем.

И теперь у оппозиции есть новый повод говорить о России, как о государстве, где, в противоречии с Конституцией, светская власть слилась с церковной.
Никогда еще обе эти власти не взаимодействовали так неумело, воистину открывая новый фронт разобщения между гражданами одной и той же страны.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG