Линки доступности

С помощником президента США по национальной безопасности Томасом Донилоном Патрушев встретится 22 мая

Визит секретаря Совета безопасности России Николая Патрушева в США, куда высокопоставленный российский чиновник отбыл из Москвы 20 мая – это ответ на визит в российскую столицу в апреле этого года помощника президента Соединенных Штатов по национальной безопасности Томаса Донилона. Донилон тогда встречался с Патрушевым, и его принял Владимир Путин, которому помощник президента США передал письмо личное письмо Барака Обамы.

В письме, как позже сообщили российские медиа, Обама предлагал Путину не просто сосредоточиться на проблемах мировой безопасности, а документально зафиксировать взаимные гарантии безопасности в сфере противоракетной обороны. О том, что тема ПРО была затронута в послании, заявил и помощник российского президента по международным делам Юрий Ушаков: по итогам визита Донилона в Москву он сообщил журналистам, что в письме Обамы «охватываются проблемы и в военно-политической области, в том числе ПРО и ядерных арсеналов». Впрочем, никаких подтверждений этого заявления с американской стороны не последовало.

За месяц, прошедший после визита Томаса Донилона в Москву, произошло многое, в том числе – скандал с арестом и высылкой третьего секретаря посольства США в Москве Райана Фогла. Этот инцидент, как отметили многие, позволил Москве смотреть на Вашингтон с укоризной (именно в таком тоне было выдержано заявление пресс-секретаря российского президента Дмитрия Пескова о том, что случай с Фоглом «не является вкладом в дальнейший процесс укрепления взаимного доверия между Россией и США»).

Ясности со сроками ответа Владимира Путина на письмо Барака Обамы не было до самого отъезда Патрушева в США: кремлевские источники сообщали, что Патрушев, визит которого в Вашингтон был запланирован еще до скандала, отвезет этот ответ; пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков предполагал, что письмо к поездке секретаря Совбеза России в Вашингтон может быть и не готово. И лишь когда Николай Патрушев уже прибыл в США, Кремль через помощника президента России по международным делам Юрия Ушакова подтвердил журналистам, что секретарь Совета безопасности России повез письмо Путина Обаме.

Что может быть в письме?

Письмо уже приехало с Николаем Патрушевым в США, и теперь все эксперты пытаются угадать – что там, в этом документе. В самых общих чертах на этот вопрос недавно ответил министр иностранных дел России Сергей Лавров – в интервью «Российской газете» он сообщил, что «президент России рассмотрел [послание Обамы] и изложит в ответ свои соображения по ключевым проблемам наших отношений, включая ПРО, стратегическую стабильность и все влияющие на нее факторы». Утверждать, что на предложения Барака Обамы по ПРО должен последовать ответ Владимира Путина, можно, однако степень его конкретности для аналитиков остается загадкой. Термин «стратегическая стабильность», использованный Лавровым, включает практически все аспекты отношений США и России, поэтому расшифровать его без точных сведений о содержании письма очень трудно. Но, возможно, что-то станет известно уже в ближайшие дни.

Почему Патрушев?

Став секретарем Совета безопасности в 2008 году, Николай Патрушев наполнил эту должность серьезным содержанием, начав делать то, что до него в этой должности никто не делал – например, проводить регулярные совещания всех руководителей силовых структур в федеральных округах России. Именно в ходе таких совещаний был выработан и одобрен проект новой Стратегии национальной безопасности России, утвержденной Кремлем в 2009 году. В результате того, что именно Патрушеву было поручена координация усилий по созданию этой Стратегии, пост секретаря Совбеза стал фактически российским аналогом должности помощника президента США по национальной безопасности. В течение последних четырех лет Патрушев был главным переговорщиком с помощниками президента США по национальной безопасности Джеймсом Джонсом и Томасом Донилоном – они провели как минимум пять официальных встреч, не считая телефонных переговоров.

Можно еще добавить, что Патрушев располагает ресурсом личного доверия Владимира Путина. Оба ленинградцы, практически ровесники, оба – выходцы из КГБ СССР, знающие друг друга достаточно давно. Патрушев в свое время сменил Путина на посту руководителя Главного контрольного управления администрации Президента России, потом – на посту директора ФСБ. Главой Федеральной службы безопасности Николай Патрушев оставался в течение первых двух сроков президентства Владимира Путина, и за это время, по оценкам большинства экспертов, влияние ФСБ выросло до уровня, несоизмеримого с 1990-ми годами.

О чем дальше будут говорить Обама и Путин?

Кроме взаимной переписки, Барак Обама и Владимир Путин вскоре должны пообщаться и лично: во второй половине июня в Великобритании пройдет саммит «Большой восьмерки», и там уже запланирована их встреча «на полях». Кроме того, в начале сентября Барак Обама должен посетить Россию с визитом и принять участие в санкт-петербургском саммите «двадцатки».

Президент Института стратегических оценок Александр Коновалов полагает, что формат нынешних контактов – через чиновников, отвечающих за национальную безопасность, – предполагает и содержание этих контактов.

«Для России в отношениях с США заявляется как ключевая – хотя это, по-моему, надуманно – проблема ПРО, входящая как раз в круг проблем стратегической безопасности, – говорит он Русской службе «Голоса Америки». – Для США также важны проблемы в сфере безопасности: это остановка гражданской войны в Сирии, это предотвращение появления у Ирана ядерного оружия. Более того, вызовы в сфере безопасности для США и России идентичны, и заниматься ими нужно вместе, иначе все это крайне неэффективно. Речь ведь идет о реальных вещах: о возможности большой войны на Ближнем Востоке, крупного конфликта в зоне Персидского залива. Ставки очень высоки».

По словам Александра Коновалова, Россия, несмотря на очевидную напряженность в отношениях с США, выросшую в течение последнего года, заинтересована в хорошем качестве этих отношений как никто другой.

«Сейчас, например, выяснилось, что если американцы и их союзники уйдут из Афганистана слишком быстро, то Россия может напороться на ситуацию, когда ей уже не коридор нужно будет организовывать для транспортировки грузов, а посылать своих солдат и платить за спокойствие на наших южных границах своей кровью и своим бюджетом», – резюмирует Коновалов.

«Мне кажется, что в Вашингтоне закрывают глаза на многие действия российской власти ради того, чтобы добиться реального сотрудничества в сфере безопасности, – заявил военный эксперт Александр Гольц в интервью «Голосу Америки». – Однако, хотя я и желал бы ошибиться, никакого прорыва в том письме, которое то ли привез, то ли не привез господин Патрушев в США, содержаться не может».

Причину Гольц называет следующую: «Российская политика до сих пор американоцентрична, то есть тут очень многие политические действия производят для того, чтобы добиться реакции Соединенных Штатов. И поэтому Россия заинтересована не в достижении развязок, а в проведении долгих-долгих переговоров, которые, по мнению Кремля, поднимают авторитет России».

Эксперт уверен, что на предложения США по дальнейшему сокращению ядерных арсеналов последует требование Москвы о вовлечении остальных ядерных стран в такие переговоры, а также вывода американского тактического вооружения из Европы, что фактически эти переговоры блокирует.

«Даже по Афганистану – сотрудничество реально, но при этом надо учитывать, что Россия относится крайне болезненно к перспективе любого американского присутствия в Центральной Азии», – констатировал Александр Гольц.
  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG