Линки доступности

Покидающий свой пост директор Информационного центра НАТО в Москве дал интервью «Голосу Америки»

Информационный центр НАТО в Москве, существующий с 2001 года, известен российским и иностранным журналистам своей готовностью к комментариям, дружелюбием и открытостью. Не в последнюю очередь это заслуга человека, который возглавлял эту структуру с 2010 года, – Роберта Пшеля, профессионального журналиста и дипломата, работавшего с прессой в НАТО долгое время. Его время руководства информцентром НАТО пришлось на самый сложный период отношений Альянса и России с момента окончания «холодной войны».

На стенах информцентра в Москве висят фотографии, где высокопоставленные российские представители пожимают руки руководству НАТО. Но это фотографии из прошлого, как и заголовок в российской военной газете «Красная звезда» к статье, посвященной открытию этого информационного представительства Альянса в российской столице – «Стереотипы “холодной войны” уйдут в прошлое». Сам Роберт Пшель перед интервью «Голосу Америки» заявил, что уже скоро совсем оставит пост в Москве, а в самом интервью рассказал о том, что было важного в московском периоде его карьеры, и как в НАТО относятся к воинственной риторике нынешнего российского руководства.

Данила Гальперович: Роберт, четыре с половиной года в России на должности директора центра НАТО – это долго?

Роберт Пшель: Да, я в Москве работал четыре с половиной года. Это длинный срок, может быть, самый длинный для такой должности. Поэтому у него были разные фазы: когда я приехал, это был декабрь 2010 года, после встречи в верхах, после Совета «Россия-НАТО», мы развивали, с политической точки зрения, очень интересные отношения. Конечно, были какие-то разногласия по некоторым темам, но, в принципе, мы (и это говорилось в совместном заявлении) были связаны стратегическим партнерством. Но самым главным было то, что у нас было много конкретных проектов сотрудничества в разных областях – борьба с терроризмом, борьба с пиратством, укрепление безопасности Афганистана, спасение на море и так далее. Моя работа была приятной, потому что было о чем рассказывать в России, с точки зрения совместной работы России и НАТО. Кроме того, всегда можно объяснить, чем НАТО занимается или не занимается. Наверное, первые два-три года были не только интересные, но и взаимовыгодные, хотя сложности были. К сожалению, последние полтора года, а последний год полностью, совсем другая обстановка, связанная с событиями в Украине. В апреле прошлого года НАТО решило, что мы не будем дальше продолжать сотрудничество. Остаются политические связи и каналы, какое-то военное и гражданское общение, но сотрудничество, можно сказать, было заморожено. И так это остается до сих пор, потому что мы очень сурово и жестко оцениваем действия России, связанные с захватом Крыма и использованием силы, и поддержку, включая военными средствами, сепаратистов в Восточной Украине. Я приехал в одно время, а уезжаю, к сожалению, в момент очень и очень сложных отношений.

Д.Г.: Россия постоянно говорит о том, что приближение НАТО к ее границам представляет для нее серьезную угрозу. И действует или говорит, что будет действовать, исходя из того, что это – угроза. Что есть у НАТО на это ответить?

Р.П.: Я могу только повторить оценку этого руководством НАТО – это оценка, можно сказать, абсолютно противоположная. Нельзя все смешивать, чем, к сожалению, занимается пропаганда в Москве. Есть причина, почему НАТО, например, проводит учения и укрепляет силы быстрого реагирования, почему вообще НАТО укрепляет свои возможности в смысле коллективной обороны: это вызвано действиями России. Говорится, что жесткая риторика, провокационные учения, которые проводились, недавнее заявление о ядерном оружии и так далее – что все это якобы возникает в ответ на действия НАТО. Но это, извините, полная… Это даже не шутка. Это наоборот. Если посмотрите, в течение последних лет, что происходило? Возникала реальная озабоченность, к которой привела позиция России. Но, если уже говорить о милитаризации международных отношений, извините, пожалуйста, кто вышел из Договора по обычным военным силам в Европе? Россия. Про учения НАТО можно прочитать на нашей страничке заранее, самые крупные учения, которые, например, будут осенью — о них уже писалось год назад. А Россия проводит незапланированные учения, о которых все узнают буквально в тот же день. Там участвует 80 тысяч! Также есть огромная проблема отсутствия прозрачности. Так что, мы абсолютно отвергаем эти аргументы.

Д.Г.: То, что в последнее происходит над Европой и в районе Черного моря, когда российские военные самолеты действуют с вызовом в отношении военных НАТО, насколько это опасно? К чему это может привести?

Р.П.: Если говорить о действиях самолетов, то, конечно, каждая страна, включая Россию, имеет право летать, проводить учения на своей территории и в международном воздушном пространстве. Но есть какие-то правила, которые все остальные страны соблюдают. Например, очень опасно выключать транспондеры. Нельзя быть непрозрачными. Это не только наша оценка – это оценка международной организации, которая занимается безопасностью авиации, которая уже не раз об этом говорила в специальном докладе, потому что это, прежде всего, опасность для гражданской авиации. Мы говорим о регионе, где очень много полетов, Европа является таким регионом. Можно себе представить выключение транспондера во время боевых действий в Афганистане или где-то на учениях далеко в Атлантике, но в таких регионах, где летает очень много гражданских самолетов, это просто опасно. Что касается действий, связанных с наблюдением за другими военными. В прошлом году мы поднимали наши истребители, которых всего тогда было четыре – теперь уже больше – со стороны Балтии в общей сложности 400 раз. Это очень много. Это связано с полетами очень близко с границей не только истребителей, но и бомбардировщиков. На дворе 2015 год, а Россия посылает бомбардировщики от Гибралтара до Калифорнии, зачем это? Это что – напряжение мускулов какое-то? Конечно, это опасно, это не нужно, и этому нет никакого рационального объяснения с точки зрения каких-то военных упражнений.

Д.Г.: Владимир Путин сделал обеспокоившее многих заявление о 40 ракетах и объявил, что Россия нацелит ракеты на те страны, из которых, как он считает, будет исходить угроза. Как НАТО будет на это отвечать?

Р.П.: Генеральный секретарь НАТО господин Столтенберг уже высказался по этой теме: это опасно и абсолютно нелогично. Это заявления, которые мы никак не можем принять позитивно. Если говорится о том, что будут нацелены какие-то ракеты на страны НАТО – как это можно принимать, если не как угрозу? Такой риторики, таких заявлений со стороны НАТО в адрес России никто не делал. Кроме того, есть факты. Если мы говорим, например, о таком регионе как Калининградская область, то это самый милитаризованный с точки зрения военного насыщения регион в Европе. Все время говорится о том, что там будут размещены ракеты, они появлялись там во время учений. Мы не можем это принимать как дружелюбный шаг. А потом мы слышим, что непонятно, почему НАТО проводит больше учений и укрепляет силы быстрого реагирования. Извините, пожалуйста, в политике тоже существует третий закон Ньютона – есть акция, а потом на эту акцию идет реакция. От такой риторики нужно избавиться. Нас это не испугает, потому что НАТО – это организация коллективной обороны, где 28 стран полностью готовы и умеют защищать свою территорию.

Д.Г.: Некоторые российские медиа иногда выражают сомнения по поводу того, что НАТО будет защищать свои новые страны-члены, в том числе страны Балтии или Польшу. Насколько старые члены НАТО готовы к тому, чтобы их защита распространялась на всех, насколько серьезно они к этому относятся?

Р.П.: Я бы сказал две вещи. Первое: мы абсолютно никому не угрожаем, НАТО – это организация коллективной обороны. Мы никого не считаем своим врагом. Но, с другой стороны, это огромная ошибка – рассчитывать на то, что НАТО не имеет ни средств, ни политического желания, ни солидарности, чтобы в полной мере исполнять обязанности, связанные со статьей 5 – главной статьей Вашингтонского договора о коллективной обороне. Первый раз, когда была исполнена 5 статья – это было после нападения на США в 2001 году. Мы не раз это доказывали: если посмотреть на учения, которые буквально в эти дни проходят в восточной части НАТО, там участвуют девять стран Альянса, а в четырех следующих учениях, которые будут проходить одно за другим, будет около пятнадцати стран.

Второе, это просто констатация факта: люди, которые занимаются пропагандой в Москве, уже сами запутались в своих высказываниях. Потому что в один день можно услышать в телевизионной программе, что НАТО – это какой-то бумажный тигр, где только болтают, и НАТО – это какая-то страшная угроза для безопасности России. А правда очень проста – это ни то, ни другое. Мы – организация, у которой есть огромные возможности защитить своих членов. С другой стороны, мы абсолютно не намерены, и это не наша политика, чтобы кому-то угрожать. Проблема сводится к тому, что у людей, которые строят такие мифы про НАТО, один миф противоречит другому.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG