Линки доступности

Экс-президент Соединенных Штатов дал в Москве эксклюзивное интервью «Голосу Америки»

В российской столице 27-29 апреля побывали представители группы «Старейшин» («The Elders») – организации независимых лидеров, в основном, бывших глав государств, созданной в 2007 году по инициативе борца с апартеидом и президента ЮАР Нельсона Манделы. Члены этой организации, как говорится в официальном документе «Старейшин», «поставили свои опыт и влияние на службу миру, справедливости и правам человека».

В делегацию «Старейшин», приехавших в Москву, вошли председатель этой организации, бывший генсек ООН Кофи Аннан, бывший премьер-министр Норвегии Гру Харлем Брундтланд, бывший президент США Джимми Картер, бывший президент Финляндии Марти Ахтисаари, бывший министр иностранных дел Алжира Лахдар Брахими и экс-президент Мексики Эрнесто Седильо.

«Старейшины», как говорится в пресс-релизе их представителей, «обеспокоенные усиливающимся международным противостоянием и ростом геополитической напряжённости», 29 апреля провели переговоры с президентом России Владимиром Путиным. Помимо встречи с главой российского государства, «Старейшины» провели переговоры с министром иностранных дел России Сергеем Лавровым, бывшим президентом СССР Михаилом Горбачёвым и бывшим российским премьером Евгением Примаковым, а также руководителями ведущих московских исследовательских центров.

Сразу после встречи с Владимиром Путиным, которой визит «Старейшин» в Москву и закончился, бывший президент США Джимми Картер дал эксклюзивное интервью «Голосу Америки». С ним беседовали глава бюро «Голоса Америки» в Москве Дэниел Шерф и московский корреспондент Русской Службы «Голоса Америки» Данила Гальперович.

Дэниэл Шерф: Господин президент, вы только что закончили встречу с президентом Путиным. Что вы можете рассказать нам о ваших переговорах, в частности, по вопросам, касающимся Украины, и насколько вы удовлетворены результатами разговора?

Джимми Картер: Да, мы только что провели два с половиной часа с президентом Путиным, а также министром Лавровым и другими советниками. Мы остались довольны, потому что все представители власти, с которыми мы здесь общались, ясно говорили, что российская сторона очень хотела бы увидеть полное выполнение Минских договоренностей, которые были выработаны совместно Россией, Украиной, Францией и Германией. И у меня не осталось сомнений в том, что Россия действительно хотела бы видеть ситуацию урегулированной во всех аспектах. Так что, собственно, нужно решить лишь одну задачу — выполнить Минские договоренности.

Д.Ш.: Какова ваша оценка намерений президента Путина и его стратегии по отношению к Украине? Что бы он хотел получить, прежде чем вывести войска и перестать оказывать военную поддержку боевикам?

Д.К.: Нет никаких признаний того, насколько я знаю, что у президента Путина есть войска или оборудование в восточной Украине. Его позиция такова, что есть группы людей, которые там живут и воюют по своим причинам, и он не признает никакое российское участие в этом.

Д.Ш.: Когда Советский Союз вторгся в Афганистан, вы ввели жесткие санкции против Москвы, вооружив афганское сопротивление и приостановив усилия по контролю над стратегическими вооружениями. Сейчас, как, во всяком случае, говорит НАТО, российские войска есть на востоке Украины, и президент Обама ввел санкции против России, но не стал поставлять никакого оружия в Украину. Также ясно, что действие, например, Договора о сокращении наступательных вооружений, который был заключен им с Москвой, будет продолжаться. Важно ли было бы для Запада вооружить Украину, и должна ли администрация США рассмотреть вопрос о приостановлении действия Договора СНВ?

Д.К.: Я бы очень хотел, чтобы отправка оружия в Украину не осуществлялась, как Киеву, так и востоку Украины. Я надеюсь, что президент Обама не будет посылать оружие.

Д.Ш.: Но в прошлом году вы высказались за то, чтобы поставлять оружие Украине. Вы больше так не считаете?

Д.К.: Нет, не считаю, и, я думаю, никто из «Старейшин» не поддерживает отсылку туда вооружений. Военные поставки в форме нелетального оборудования – это то, что я сказал год назад, и тогда была действительно серьезная проблема с этим конфликтом. Я думаю, что есть разница между поставками вооружений и снабжением в виде, скажем, палаток или чего-то подобного.

Данила Гальперович: Москва говорит, что Вашингтон использует вопрос Украины для размежевания европейских лидеров и России, в частности, оказывает давление на них с тем, чтобы они не приезжали на памятные мероприятия в честь 70-летия победы во Второй мировой войне сюда, в Москву. Вы сейчас общаетесь с вашими европейскими коллегами. Как вы полагаете, справедливы ли такие претензии?

Джимми Картер: Когда мы обсуждали эту и другие проблемы с президентом Путиным сегодня, он не высказал никакого беспокойства относительно того, что Вашингтон заставляет европейские страны действовать вопреки их собственным интересам. Он всего лишь выразил уверенность в том, что по многим из этих вопросов проводились плотные консультации между США и европейскими странами. Но я бы не стал как-либо умалять самостоятельность, независимость, свободу или суверенитет любой европейской страны, утверждая, что США могли бы подталкивать их к тому, чтобы приезжать или не приезжать на парад. Я думаю, что решение остается за ними самими.

Д.Г.: С другой стороны, российские лидеры обхаживают европейских политиков, которые выступают против сильных связей Европейского Союза с Соединенными Штатами. Пытается ли, по-вашему, президент Путин вбить клин между странами Европы и между Европой и США?

Д.К.: Я сам был президентом, и мне приходилось решать многочисленные проблемы. Я полагаю, что любой суверенный лидер будет делать то, что наиболее отвечает интересам его народа. И если у президента Путина есть особые отношения, например, с Францией и Германией и нет особых отношений, скажем, с Великобританией – я не думаю, что в этом есть что-то неправильное. Я был очень горд, когда увидел, что Франция и Германия, практически независимо от США и других стран, инициировали и организовали Минские договоренности, которые, я считаю, являются лучшим путем разрешения украинской проблемы в долгосрочном плане.

Д.Г.: В прошлом году, участвуя в передаче у Дэвида Леттермана, вы сказали, что аннексия Крыма Россией была «неизбежна». Но была ли она, по-вашему, оправданна и законна?

Д.К.: Мне хорошо известен тот факт, что Хрущёв много лет назад – хотя, не так уж и много – передал контроль над Крымом Украине, в качестве подарка. Делалось это с расчетом на то, что Украина, как и Крым, являлись частью единого Советского Союза. Я не верю, что есть какая-либо непосредственная перспектива разрыва отношений между Россией и Крымом. Я думаю, что это (аннексия Крыма — Д.Г.) было почти неизбежным шагом, согласны с этим люди или нет. Думаю, то, что я сказал ранее, является точным: этого хотели крымчане и хотели россияне, как я считаю. И я не думаю, что в близком будущем мы увидим какое-то аннулирование того, что произошло.

Д.Г.: Но как насчет того, в какой именно форме это было сделано?

Д.К.: Я, на самом деле, не знаю, исходила ли при этом инициатива от людей в Крыму или от россиян, но мое понимание таково, что это была взаимная договоренность.

Ред: Лидеры стран Запада обвинили Россию в навязывании жителям Крыма незаконного референдума, который состоялся после того, как российские силы специального назначения взяли под свой контроль украинские военные базы и правительственные здания на территории полуострова.

В ходе референдума жителям Крыма был предоставлен единственный выбор: возврат к Конституции 1992 года, что означало его фактическую независимость, или присоединение к России. По утверждению крымских властей, 97 процентов избирателей проголосовали за присоединение к России.

Как отметил недавно президент Барак Обама, «Соединенные Штаты не согласятся ни с российской оккупацией Крыма, ни с попытками аннексировать его».

«Моя администрация будет продолжать тесно сотрудничать с союзниками и партнерами в Европе и на международной арене с целью дать ответ событиям в Украине и поддержать ее суверенитет и территориальную целостность, а также ее развитие по пути демократии и реформ», - подчеркнул Президент Обама.

Дэниел Шерф: Что Запад мог бы сделать лучше, чтобы подготовиться к этой возможности и к последующим действиям России в восточной Украине?

Джимми Картер: Знаете, существует проблема с интерпретацией того, что произошло тогда в Киеве, с отстранением одного президента и последующим выбором другого. И этот вопрос до конца не разрешен. С точки зрения американцев, приход президента Порошенко был в порядке вещей и в соответствии с законом, но я должен сказать, что интерпретация этих событий президентом Путиным – совершенно иная. Но я думаю, что действующие лидеры, представляющие официальную точку зрения, выразились бы точнее, говоря о том, как рассудить эти два мнения.

Д.Ш.: Каковы вообще перспективы мирного разрешения этого конфликта, что для этого должно произойти?

Д.К.: По моему мнению, выполнение Минских соглашений во всех их аспектах, организованных Францией и Германией — это лучший подход. И я надеюсь, что лидеры в Киеве и Москве сделают все, что смогут, чтобы это соглашение выполнить. Как я сказал ранее, я не вижу никакого другого пути.

Д.Ш.: В таком случае, к каким действиям вы призывали президента Путина во время вашей встречи?

Д.К.: Ну, мне не нужно было ни к чему его призывать, потому что они оба – и Путин, и министр Лавров – заверили нас всех, «Старейшин», в том, что Россия полностью заинтересована и привержена выполнению Минских договоренностей. Они утверждали – я не знаю, факт ли то,что проблема в Киеве, потому что лидеры в Киеве не желают, как это было договорено, садиться за стол переговоров с представителями востока Украины. Но, так или иначе, в Москве мы не услышали ничего, кроме того, что Россия хочет выполнить Минские договоренности во всей их полноте.

Данила Гальперович: Президент Барак Обама говорит о законности и оправданности аннексии Крыма Россией совершенно иные вещи, чем говорите вы. Можно ли сказать, что вы не согласны с его оценками, что у вас другое мнение?

Джимми Картер: Я не знаю ничего о разнице во мнениях. То, что я вам говорю – Россия привержена выполнению Минских соглашений, которые, как я уже сказал, являются лучшим решением. И я ничего не знаю о том, что Соединенные Штаты не согласны со мной в необходимости выполнения этих соглашений, хотя, как вы знаете, они не являются участником этих соглашений.

Д.Г.: А должны ли были бы, по-вашему, США войти в один из этих форматов, «минский» или «нормандский», как его иногда называют?

Д.К.: Как я понял, выслушивая российских руководителей, они бы очень хотели, чтобы США выразили поддержку полному воплощению в жизнь «Минска-2». Я не говорил об этом с президентом Обамой, но, как я понимаю, США это поддерживают. Но я не вижу нужды в том, чтобы США были напрямую вовлечены в это. Достаточно того, что в это вовлечены Москва, Киев, Париж и Берлин. Те, кто подписал соответствующие договоренности, и должны их выполнять. Но я хотел бы, чтобы вообще все страны мира поддержали выполнение Минских соглашений.

Русская служба «Голоса Америки» сообщает:

США и Евросоюз выразили сомнения по поводу готовности России выполнить Минские соглашения. В четверг командующий силами НАТО в Европе генерал Филип Бридлав, отвечая на вопросы законодателей в сенатском Комитете по делам Вооруженных Сил, заявил, что Россия использует перемирие в Донбассе для «перегруппировки сил» и, возможно, «подготовки нового наступления» на украинскую территорию.

Подобную позицию ранее уже высказывали официальный представитель Госдепартамента США Мари Харф и генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG