Линки доступности

Аркадий Дубнов о взаимоотношениях России и ее ближайших партнеров на пространстве бывшего СССР

Россия в последнее время предпринимает серьезные усилия для того, чтобы закрепить партнерство с Арменией, Беларусью, Казахстаном и Кыргызстаном и, по возможности, превратить его в союзные отношения. Пока политический союз– со множеством сложностей и перипетий в отношениях– у Москвы есть только с Минском, но экономический – уже расширяется: в него, кроме России и Беларуси, входят Казахстан и Армения, а Кыргызстан находится на стадии присоединения.

Недавно Владимир Путин получил прямое подтверждение того, что может лично рассчитывать на президентов Сержа Саргсяна и Алмазбека Атамбаева. Единственным лидером, который, по сообщению Кремля, поговорил с Путиным по телефону во время его недавнего загадочного отсутствия на публике, был президент Армении. Первым лидером, с которым российский лидер после этого отсутствия увиделся, был президент Кыргызстана.

23 марта было объявлено о предстоящем визите Владимира Путина в Армению; как сообщил пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков – в дни, когда там будет отмечаться 100-летие геноцида армян. Если это подтвердится, то станет ясным высказыванием Кремля в поддержку Еревана в его давнем споре с соседями по поводу оценки этой трагедии.

Может ли Евразийский экономический союз (ЕАЭС) перерасти в политическое объединение? Насколько стороны заинтересованы в сближении, и на что готовы идти ради него? Об этом корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовал с экспертом по странам бывшего СССР Аркадием Дубновым.

Данила Гальперович: Есть ли у ЕАЭС политическое будущее? Возможно ли появление серьезных наднациональных структур с политическими функциями, которые позволили бы говорить о «мини-СССР»?

Аркадий Дубнов: Я не думаю, что может быть создана такая структура, в которой полномочия наднациональных органов будут формулироваться гораздо жестче, нежели те, которые есть у Евразийской экономической комиссии, которая является исполнительным органом Евразийского экономического союза. Нынешних же более чем достаточно для того, чтобы обеспечить функционирование этого экономического образования. Сегодня кому-то кажется, что успехи России по более тесному приближению к себе таких стран, как Армения и Киргизия, означают, что в будущем мы увидим какой-то более значимый союз, нежели сегодня существующий. Я думаю, что это надуманные прогнозы.

Д.Г.: И все же об усилении военного сотрудничества речь уже идет?

А.Д.: Да, Киргизия и Армения – это две из трех постсоветских стран, где расположены серьезные военные контингенты России, еще есть Таджикистан. Казахстан не в счет, там скорее полигоны, чем базы. Поэтому и та, и другая страна являются серьезными опорными военными пунктами России по периферии постсоветского пространства. 102-я база в Гюмри (Армения), база в Канте и еще ряд военных структур в Киргизии. Все это дает достаточно серьезные основания считать, что именно эти страны, в силу того, что только военный зонтик России может быть гарантом от внешних угроз, вынуждены, добровольно или нет, быть военными вассалами России. Еще что объединяет эти две страны – это то, что они полностью зависимы от Москвы не только в военном, но и в экономическом отношении. В Армении вся экономическая жизнь зависит от России: ее энергетика – в руках российских компаний; российский газ, поставляемый в Армению, субсидирован и гораздо более близок по цене к внутрироссийским ценам, нежели поставки в другие страны.

Киргизия в положении, может быть, несколько ином, но, тем не менее, в качестве платы за ее согласие вступить в Евразийский союз она сегодня полностью обеспечивает свой бюджет российскими кредитами, я бы даже сказал, грантами, фактически безвозвратными. Никто больше не стремится, да и не заинтересован в представлении Киргизии такого рода экономической помощи. Киргизия была объектом интереса, в первую очередь, США, только на период военной кампании в Афганистане. Благодаря этому Киргизия получила американскую базу Манас. Сегодня этот «афганский» интерес к Киргизии ослабевает. Именно поэтому американцы с совершеннейшим непротивлением ушли, как только Атанбаев поставил вопрос достаточно жестко, а он обещал это сделать– удалить американцев– Москве в обмен на ее поддержку выдвижения себя в президенты Киргизии.

Д.Г.: Такое очевидное сближение Атанбаева с Путиным, судя по их последней встрече, –как на это все смотрит президент Казахстана Нурсултан Назарбаев?

А.Д.: Он смотрит на это спокойно. У него, конечно, есть особенности в отношениях с современной Киргизией, в которой казахстанские элиты видят источники различных угроз– терроризма, политической нестабильности, различных видов контрабанды. Тем не менее, после того, как было принято решение втянуть Киргизию в Евразийский союз, Казахстан стал одним из экономических спонсоров, готовых к такому присоединению. Если Москва платит сумму, превышающую миллиард долларов, то Казахстан – порядка 200 миллионов долларов, он сейчас предоставляет эти средства Бишкеку в обеспечение трудов по выстраиванию таможенной границы с Китаем. По большому счету, и Казахстану, и России это одинаково выгодно, потому что конечная цель – это выстраивание надежных торговых границ с Китаем по линии бывшей советско-китайской границы. И такого рода границы с контролем прохождения товаров, с созданием всяких санитарных лабораторий, лабораторий происхождения продуктов, это стратегически достаточно очевидная цель, которую разделяют также и в Астане.

Д.Г.: Получается, что среди союзников России самое слабое звено – это Беларусь? Лукашенко дружит с Украиной, сейчас уже меньше закрывается от Запада, у него сложная история отношений с Путиным...

А.Д.: Тут нужно говорить о ЕАЭС в целом: в январе 2015 года родился недоношенный ребенок, жизнь которого нужно обеспечивать сейчас очень серьезными искусственными мерами. Потому что его рождение совпало с экономическими и политическими потрясениями в России, естественно, отражающимися на отношениях России с соседними странами. Эти трудности дискредитируют всю концепцию создания ЕАЭС со всеми его границами и запретами. Каждая из стран ЕАЭС имеет свой интерес. Лукашенко откровенно говорил, что ему интересен союз только до тех пор, пока это обеспечивает выгоды для поставок по демпинговым ценам нефтепродуктов из России. И в качестве платы за согласие быть одним из столпов этого союза он требует от России постоянных финансовых вливаний, многомиллиардных кредитов. Кроме того, есть существенные линии напряжения, с одной стороны, между Бишкеком и Минском (Бишкек обвиняет Минск в укрывательстве беглого президента Бакиева).

Д.Г.: Кстати, а у других стран в ЕАЭС есть трения в отношениях?

А.Д.: Линия натяжения существует также между Астаной и Ереваном. Назарбаев в прошлом году очень жестко выговорил Саргсяну условия вступления в ЕАЭС, имея в виду, что Армения не имеет права взять с собой в Союз Карабах, и должны быть построены таможенные посты между Арменией и Карабахом. Многие обратили внимание, что недавний саммит в Астане прошел только между отцами-основателями, туда не позвали Саргсяна, хотя он действующий член ЕАЭС, правда, во вторую очередь.

Д.Г.: Для Москвы сейчас очень важны хоть какие-то знаки того, что ее союзники готовы признать ее права на Крым. Это просматривается?

А.Г.: Армения по этому вопросу уже продемонстрировала свою особую позицию – при голосовании в ПАСЕ по вопросу лишения российской делегации права голоса она воздержалась. При этом, например, Азербайджан проголосовал против лишения России голоса в ПАСЕ, а вот армяне– нет, только воздержались. Это совпало со шлейфом от трагедии в Гюмри, где российский военнослужащий Пермяков убил армянскую семью и, в общем, с очень серьезным сопротивлением, внутренним расколом армянских элит по отношению к вступлению Еревана в ЕАЭС. Армения, я уверен, не позволит себе оказаться настолько полностью зависимой от Москвы, чтобы признать Крым российским.

Бишкек в каком-то смысле даже более зависим от России, но я и тут не вижу такой перспективы. Ему могут намекнуть, что экстраординарные меры помощи со стороны России будут зависеть от некоторых вещей, если этого не случится, но сами власти Кыргызстана добровольно не пойдут на такого рода признание. Потому что это фактически поставит Бишкек в положение изгоя и будет предтечей всякого рода неприятностей. Точно так же, как многие российские крупные компании не идут в Крым, чтобы не оказаться под западными санкциями. Так и Бишкек будет избегать любого шага, чтобы не оказаться под усугубляющими ее экономические проблемы мерами со стороны Европы и США.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG