Линки доступности

Павел Шеремет: выборы в Беларуси не повлияли на отношение к Лукашенко в мире


Павел Шеремет

Павел Шеремет

Белорусский оппозиционный журналист и активист анализирует переизбрание Александра Лукашенко на пятый президентский срок

В прошедшие выходные в Беларуси состоялись президентские выборы, на которых, по официальной информации Центральной избирательной комиссии страны, победил действующий глава государства Александр Лукашенко. Таким образом, он занял пост президента Беларуси в пятый раз – после более чем 20 лет у власти Лукашенко собирается править страной еще, как минимум, пять лет.

В Соединенных Штатах и Европе белорусского лидера называли «последним диктатором европейского континента», но в последнее время западная критика режима личной власти в Минске снизилась: Лукашенко участвовал в урегулировании конфликта на востоке Украины в качестве организатора встреч «нормандской четверки». Он также воздержался от признания законности аннексии Россией Крыма, а незадолго до выборов отпустил из заключения несколько своих политических оппонентов. В результате Евросоюз решил временно – на четыре месяца – приостановить действие санкций, которые он ввел против белорусского лидера и более чем ста его подчиненных за преследование оппозиции и нарушение прав человека в Беларуси.

О реальном состоянии белорусской политической и экономической системы, о взаимоотношениях Лукашенко и Путина, о том, пересматривает ли Запад свое мнение о президенте Беларуси, корреспондент Русской службы «Голоса Америки» побеседовал с Павлом Шереметом – белорусским оппозиционным журналистом и активистом, в 1997 году заключенным в тюрьму на три месяца – как многие полагают, по личному распоряжению президента Лукашенко.

Данила Гальперович: Павел, было ли в только что прошедших в Беларуси выборах что-либо для вас неожиданное; каковы изменения по сравнению с подобными кампаниями прошлых лет?

Павел Шеремет: На этих «неожиданных» выборах была одна большая неожиданность – это бесконечные рекорды, эта якобы зашкаливающая поддержка Лукашенко. Казалось бы, на 21-м году правления можно было бы уже быть поскромнее. Но в этот раз они переплюнули сами себя, заявив, что была самая большая явка, – такое впечатление, что это были самые важные для Беларуси выборы. Когда на избирательные участки приходит 90% от количества избирателей, то не заметить это невозможно. Должны быть очереди, но при этом были пустые участки. Кроме того, это самое большое досрочное голосование – 36%. Никогда такого не было, раньше было в районе 20%. И еще один «рекорд» – это самый высокий процент, который он получил, 84%, хотя, может быть, он как бы сейчас отыграет чуть-чуть назад: Лукашенко же год назад в интервью сказал, что на прошлых выборах за него проголосовало 90%, и он попросил записать поменьше, и записали в районе 78%.

Д.Г.: Как вы думаете, зачем Лукашенко все эти «рекорды» понадобились?

П.Ш.: На фоне нарастающего экономического кризиса, на фоне естественной усталости от диктатуры вообще, и от Лукашенко в частности, он пытается всем показать и пустить пыль в глаза, что он любимее, чем Иосиф Сталин и Леонид Брежнев. Он мог бы сыграть более естественно, но все это говорит о том, что он утратил адекватность. Лукашенко нервничает, он хочет показать свою невероятную силу и поэтому рисует такие проценты. Более того, по нашим данным, сейчас будут перестановки в силовых структурах. И самые мракобесные руководители силовых структур идут на повышение: будет новый председатель КГБ, будет новый министр внутренних дел, будет новый глава Совета Безопасности. Это говорит о том, что Беларусь Лукашенко превращает в такую осажденную крепость, там вырисовывается северокорейский вариант.

Д.Г.: Но это странно: сейчас, казалось бы, наоборот, Запад стал к нему относиться мягче, санкции снимает, Россия тоже не слишком на него сердится, Кремль поздравил его с победой, почему же Лукашенко нервничает?

П.Ш.: Вот в том-то и дело, что логики нет, здравого смысла нет. Конечно, он страшно боится Путина. Он боится повторения украинского варианта с аннексией или со сменой власти. Поскольку белорусское телевидение использовало фактор Украины как основной фактор в нынешних выборах, белорусов активно запугивали Майданом, войной на Донбассе, развалом страны, то, может быть, он сам насмотрелся своих телепрограмм и поверил в эту историю. Потому что, если украинцы не позволили создать «Новороссию», и значительная часть их погибает за независимость и территориальную целостность своей страны, то в Беларуси, конечно, никакого сопротивления возможному российскому вторжению, российской экспансии никто оказывать не будет, кроме какой-то горстки людей. А белорусская армия 100% инкорпорирована ментально и разными другими сферами внутрь российской армии. Конечно, Лукашенко этого боится. И он поэтому хочет показать и Путину, что он силен как никогда.

Д.Г.: А что в стране происходит с экономикой, может быть, в этом причины нервозности Лукашенко?

П.Ш.: Денег-то, вообще, нет. Даже не удалось удержать белорусский рубль последние полтора месяца перед выборами – такого никогда не было в истории страны: всегда перед выборами немножко подкидывали денег пенсионерам, бюджетникам, всегда демонстрировали какие-то экономические успехи. А в этот раз рубль упал на 20% только за последний месяц перед выборами. И народ, конечно, ропщет, и в шоке. Поэтому Лукашенко тряхнул стариной, и как 20 лет назад, поехал по заводам. И там он встречался с рабочими, как в старину, уговаривал их, рассказывал, что не так все плохо.

Д.Г.: Вы говорите, что Лукашенко очень боится Путина, и высокая цифра проголосовавших за него – это попытка показать, что он неуязвим. А может быть, в этом – еще и попытка показать Путину, что население Беларуси поддерживает своего лидера больше, чем население России – своего? Как вообще сейчас складываются их отношения?

П.Ш.: Сейчас российские медиа, в общем, очень холодно относятся к Лукашенко — издеваются над ним, подтрунивают, критикуют, то, чего, в принципе, раньше они себе не позволяли. Был когда-то короткий всплеск перед прошлыми выборами, когда шли споры по поводу Евразийского Союза, были проблемы с утверждением Лукашенко Единого экономического пространства. Тогда НТВ выдал сериал «Крестный батька» – три зубодробительных фильма. Но в целом раньше российские СМИ его поддерживали. В этот раз прокремлевские СМИ очень холодно писали о Лукашенко, критиковали и рассматривают его как человека, как потенциального предателя России. Конечно, Лукашенко этих настроений побаивается. Он видит реваншизм в российской политике. И, конечно, он боится, что в Москве найдут ему замену на какого-то более покладистого президента.

Д.Г.: А где будут искать? Насколько сейчас в Беларуси лояльны своему руководителю силы правопорядка и спецслужбы? Потому что логика подсказывает, что замену если и будут искать, то там.

П.Ш.: Мне кажется, что КГБ и МВД Беларуси, в отличие от армии, значительно самостоятельнее от российских силовых структур. Там прошла действительно серьезная чистка. Такой показательный факт – он убирает всех людей, так или иначе, связанных с Россией из силовых структур. У него был любимый начальник службы безопасности, очень близкий к нему человек, отец которого был российским офицером и российским гражданином, а сам этот начальник был белорусом, но с российскими корнями. И он его убрал недавно, примерно, год назад или чуть меньше, и не назначил на высокую должность, а отправил его на ссыльную должность заместителя секретаря Совета безопасности. Т.е., человека, который 10 лет пробыл рядом с ним, прошел весь путь от личного телохранителя до начальника службы безопасности, он отодвинул, потому что он подозревал его в каких-то возможных связях с Россией. И таких примеров много.

Д.Г.: Повлияли ли реально эти выборы хоть как-то на международный статус Лукашенко, на отношение к нему на Западе?

П.Ш.: Нет, эти выборы ни на что не повлияли. Более того, Запад, несмотря на то, что, скорее всего, снимет санкции, все-таки очень холодно встретил эти выборы. Отчет миссии ОБСЕ проходит под заголовком «Убитые надежды» – неоправданные надежды, они как бы говорят: «Мы ждали от него большего, а он просто устроил спектакль». Поэтому никакого потепления с Западом кардинального не произойдет. Ему не удастся сыграть в эту наперсточную игру: пообещать Западу что-то и получить оттуда деньги, позаигрывать с Западом и получить деньги от испугавшейся Москвы – этого не будет ничего. Белоруссия находится под таким жестким идеологическим, пропагандистским и экономическим колпаком России, что Лукашенко не сможет дернуться.

  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG