Линки доступности

Специалист по проблемам организованной преступности дал «Голосу Америки» эксклюзивное интервью

Профессор Нью-Йоркского университета Марк Галеотти уже с 80-х годов изучает организованную преступность в СССР, постсоветской России и других странах СНГ. Среди основных его работ – «Политика и безопасность в современной России» (The Politics of Security in Modern Russia), «Российская и советская организованная преступность» (Russian & Soviet Organized Crime) и «Глобальная преступность сегодня» (Global Crime Today).

«Война мафий продолжится, за деда Хасана будут мстить», – таков, по мнению профессора Галеотти, один из возможных сценариев дальнейшего развития криминальной ситуации в России после убийства Аслана Усояна. В Абхазии уже убит глава местной мафии Астамур Гулия, у которого, как сообщается, был конфликт с дедом Хасаном.

«Война внутри «русской мафии» не прекращалась, но теперь она может стать очень громкой», – сказал профессор Галеотти корреспонденту «Голоса Америки». Рассказал аналитик и о том, какие сферы контролирует мафия, что приносит ей наибольший доход, где совпадают интересы мафии и власти, и почему спецслужбы в России «предпочитают не давить на гангстеров».

Фатима Тлисова: Банкир мафии – так вы назвали убитого в Москве Аслана Усояна. Откуда идут деньги в этот «банк»? О каких суммах идет речь?

Марк Галеотти: Не существует точной информации относительно реальных сумм. Существуют различные версии, но ни одна из них не основывается на достоверных данных. Из того, что мы знаем, явствует, что с советских времен сохранилась система «общака». Мы также знаем, что мафии нужны каналы для отмывания денег, полученных от торговли людьми, наркотрафика и прочих доходов. А потому нужны люди, способные обеспечить доступ к легальной финансовой системе. Таким человеком был убитый Усоян – в их мире это был человек, необходимый каждому, кто хотел взять деньги в долг или наоборот – одолжить.

Что же касается вопроса – что принадлежит русской мафии? – то если все сферы, в которых крутятся грязные деньги, отметить галочками, то едва ли найдется среди них такая, где не было бы денег мафии.

В России политика, бизнес, финансы и криминал чрезвычайно близки. Эти сферы пересекаются, переплетаются и часто даже совпадают. Очень большие «грязные деньги» оседают в государственных структурах и в банковском бизнесе. Существуют и деньги, идущие исключительно на преступную деятельность – например, на трафик людей и наркотиков.

Ф.Т.: Что мафия контролирует и от чего получает наибольший доход?

М.Г.: Если говорить о легитимном секторе, то это, конечно, в первую очередь инвестиции и банки. В особенности это относится к огромному количеству небольших провинциальных банков.

Второе – рынок недвижимости: это одна из традиционных сфер, интересующих мафию. Мафия активно скупает недвижимость в местах, где недвижимое имущество может принести наибольший доход. Наиболее свежий пример – Сочи; там бандиты заставляют владельцев продавать им недвижимость – землю, дома, отели – в общем, все, что можно прибрать к рукам.

Третье – транспорт. Это – многофункциональный бизнес для мафии. Если, к примеру, у вас есть «дальнобойная» компания, то вы можете одновременно с легальными товарами перевозить краденые или использовать грузовики для трафикинга людей и контрабанды наркотиков. Сюда можно отнести и туристические агентства – идеальное прикрытие для торговли людьми в международном масштабе.

И последнее – «крышевание». Сбор дани. Вариантов много: с одних криминальных групп – за охрану от других криминальных групп, с госчиновников, политиков и пр. – за охрану от мафии. С малого бизнеса – за охрану от госструктур и мафии. При этом малый бизнес подавляется настолько, что становится должником мафии; формируется огромная сеть фирм, контролируемых мафией.

Ф.Т.: Известно ли вам о каком-либо соглашении между официальными лидерами России и лидерами криминального мира?

М.Г.: Не думаю, что речь идет об официальном соглашении. Тем не менее, есть два обстоятельства. Во-первых – и это особенно очевидно на местном уровне – политические лидеры тесно связаны с мафией, их кампании часто спонсируются «грязными деньгами». Я не стал бы говорить о договоре, но взаимопонимание – существует.

Очень интересно, что сразу после прихода к власти Владимира Путина в 1999-2000 годах мы увидели, что криминальные войны резко пошли на спад. Мне кажется, что им дали понять: терпеть мафиозных разборок власть больше не станет. Война мафий продолжалась – но в более изощренных формах: вместо характерных для начала 90-х подрывов машин и массовых перестрелок людей начали убивать избирательно – из снайперских винтовок. Так же могло быть и во время войны в Чечне: чеченским криминальным группировкам дали понять: «не вмешиваться ни под каким видом», и чеченская мафия не стала помогать инсургентам.

Поэтому я думаю, то, что существует в России – это взаимопонимание между центрами силы: государство не будет оказывать слишком сильного давления на мафию до тех пор, пока мафия не бросит прямого вызова государству.

Во многих случаях мы видим явные связи между русской мафией и спецслужбами. Такие связи существуют повсеместно, однако особенность России – в том, что мафия, по-видимому, выполняет для спецслужб нелегальные операции в обмен на свободу действий.

Ф.Т.: В своем блоге вы пишете, что Олимпийские игры в Сочи представляли особый интерес для Аслана Усояна. Насколько особый? И насколько его убийство могло быть связано с ситуацией в Сочи?

М.Г.: Организация Усояна скупала земли, отели, рестораны и проникла в сферу строительства объектов Олимпиады. Олимпиада и Чемпионат мира по футболу – два очень перспективных, с точки зрения финансовых потоков, национальных проекта. Не только Усоян имел особые интересы в Сочи – в мире русской мафии последние три года шла необъявленная война за контроль над Сочи. Три представителя Усояна в Сочи были убиты за последние три года. Но война за контроль над Сочи будет продолжаться и без Усояна.

Ф.Т.: Как обстоит дело с безопасностью Олимпийских игр в Сочи? И в частности – в связи с вопросом о взаимоотношениях государства и мафиозных структур?

М.Г.: Парадокс в том, что интересы власти и мафии в этом вопросе совпадают – и те, и другие заинтересованы в безопасности и успехе Олимпийского проекта в Сочи.

Ф.Т.: Где мафия дает свою главную битву? Это все еще битва за Москву или теперь уже – битва за Сочи?

М.Г.: Сочи, конечно, – очень важно. Но Москва – это Москва. Это место, где сконцентрированы финансовые ресурсы страны. Самая многочисленная и влиятельная часть русской мафии – это этнические русские, однако Москва – это еще и место, где действуют самые разные криминальные группы – от кавказских до азиатских и дальневосточных. Москва была и остается ключевым местом криминальной политики. Мафия нуждается в связях, в логистике, она должна быть звеном некой цепи – только так она может получать доход и сохранять контроль.
  • 16x9 Image

    Фатима Тлисовa

    В журналистике с 1995 года. До прихода на «Голос Америки» в 2010 году работала собкором по Северному Кавказу в агентстве «Ассошиэйтед пресс», в «Общей газете» и в «Новой газете». С января 2016 г. работает в составе команды отдела Extremism Watch Desk "Голоса Америки"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG