Линки доступности

Волонтер Корпуса Мира Джонатан Ридел, работающий учителем английского в маленьком поселке в Южно-Казахстанской области, стал местной знаменитостью. Даже когда он по делам выбирается в крупнейший мегаполис Казахстана – Алматы, его трудно не заметить. Дело в том, что Джон общается с окружающими на казахском языке. Для молодого человека европейской наружности и с американским акцентом – это не просто необычно, а уникально. Тем более, что Джон приехал в Казахстан всего чуть больше года назад.

Кроме родного английского Джон бегло говорит по-испански, владеет французским и может изъясняться на русском. Казахским он начал интересоваться еще во время прохождения тренинга при Корпусе Мира. Когда же приехал в поселок Шауельдер под городом Шымкент, то понял: без казахского ему общий язык с местным населением не найти.

Жамиля Айманбетова: Как тебе удалось так хорошо выучить казахский всего за год? У тебя есть собственная система?

Джон Ридел: С ноября у меня появился учитель казахского, который мне помогает, но до этого я занимался самостоятельно. Все начиналось с бытового языка, без которого в тех краях, где я сейчас живу, просто не обойтись. Помаленьку начал общаться с местными жителями, а когда появилась база, стал посвящать изучению казахского практически все свободное время.

Для изучения лексики первое время пользовался карточками: на одной стороне писал слово на английском, а на обороте – на казахском. Если мне удавалось узнать слово, написанное по-казахски и перевести его, я откладывал карточку в отдельную стопку. Со словами из этой стопки проделывал то же самое только наоборот и отправлял их в третью стопку. Через пару дней я доставал из нее слова и проверял, помню ли я их. Если да, то выбрасывал карточку, а если нет, она шла в стопку номер один.

Что касается грамматики, то ее я учил в основном за счет того, что много слушал, как говорят мои студенты, и методом проб и ошибок пытался слагать предложения. С недавних пор я начал читать казахскую литературу и прессу на казахском языке.

Ж.А.: Не секрет, что в Казахстане даже не все казахи говорят на родном языке. Тебя это удивляет?

Д.Р.: То место, где я живу, и мегаполисы типа Алматы – очень разные места. В Шауельдере без казахского можно умереть с голоду - я преувеличиваю, но это единственный язык бытового общения. В больших же городах люди меньше пользуются казахским, и меня это на само деле удивляет. Но я ни в коем случае не осуждаю таких людей. Во-первых, не у каждого есть склонность к изучения языков. А во-вторых, то, что не все казахстанцы хорошо владеют государственным языком, – это отголосок прошлого. Я уверен, что скоро ситуация изменится.

Ж.А.: Какой бы совет ты дал американцам, которые собираются поехать в Казахстан или другую страну и хотят на время стать частью местной культуры, а не просто туристами?

Д.Р.: Для начала советую выучить самые необходимые для быта фразы, одну бата (молитва по окончанию трапезы), и, если получится, одну песню. А если получится сделать то же самое еще и на русском – прекрасно. И не бойтесь разговаривать на изучаемом языке с его носителями. Иногда люди пытаются говорить со мной по-русски несмотря на то, что я-то знаю, что на казахском они говорят лучше. Просто они видят мою внешность, и им хочется помочь мне, быть вежливыми, как они считают. Но если вы настойчиво будете отвечать только на казахском, они в итоге увидят в вас собеседника, с которым можно говорить на родном языке.

Ж.А.: Есть еще какой-нибудь язык, который бы ты хотел выучить?

Д.Р: Мне бы хотелось попробовать себя в языке, родственном казахскому. Возможно, в турецком, уйгурском или узбекском. Но я не ограничиваю себя в страсти к языкам - я люблю их все и когда-нибудь надеюсь заговорить на арабском, урду, финском, японском или немецком.

Другие материалы читайте здесь

Перейти на главную страницу

XS
SM
MD
LG