Линки доступности

Ливия стала главным испытанием в подходе президента Обамы к использованию военной силы

Бывший ливийский диктатор Муаммар Каддафи убит почти через семь месяцев после начала военных операций, которыми сначала руководили США, затем НАТО. Операция в Ливии стала одним из главных испытаний, которым была подвергнута стратегия президента Барака Обамы.

В своем выступлении 28 марта 2011 года президент Обама говорил, что обязанностью Соединенных Штатов является защита мирных жителей, которым угрожает Муаммар Каддафи, и что в Ливии на карту поставлены американские интересы и ценности.

Военная кампания, начатая в марте при помощи американских крылатых ракет и французской авиации, вскоре превратилась в операцию под руководством НАТО, ставшую испытанием для Обамы, который должен был продемонстрировать свою решимость распределить бремя расходов на военные действия между союзниками и партнерами.

С самого начала Обама четко дал понять, что американские сухопутные войска не будут участвовать в операции. Он обозначил различие между ситуациями, в которых, по его словам, необходима военная сила, например, в Афганистане, и ситуациями, в которых ничто не угрожает непосредственно интересам США.

Вместе с тем, президент заявил, что одна из обязанностей США заключается в том, чтобы противодействовать силам, угрожающим «человечеству и всеобщей безопасности». Он сказал, что внешняя политика США основана на главных принципах, таких как защита универсальных прав и поддержка правительств, действующих в интересах своих народов.

Обама сослался на эти принципы, выступая в четверг в Розовом саду Белого дома.

«Всему региону сегодняшние события еще раз продемонстрировали, что власти железного кулака неизбежно приходит конец. В разных странах арабского мира граждане поднялись на защиту своих прав. Молодежь дала решительный отпор диктаторам. Те лидеры, которые пытаются лишить людей чувства собственного достоинства, обречены».

Эксперт по Ближнему Востоку Арон Дэйвид Миллер консультировал шесть госсекретарей, а сейчас работает в Институте Вудро Уилсона в Вашингтоне.

По его мнению, события в Ливии показывают, что Обама принял правильное решение, согласившись на «относительно мало затратные американские инвестиции», позволившие ливийцам завладеть инициативой в борьбе с Каддафи, однако в более широком контексте последствия пока неочевидны.

«В Сирии нам не удастся осуществить то, что нам удалось в Ливии. Правительствам других арабских стран, таких как Саудовская Аравия, Иордания, в конечном итоге придется оказаться в ситуации, когда население будет требовать от них политических реформ, уважения гражданских прав и прозрачности».

Что же касается «доктрины» Обамы в отношении применения военной силы, Миллер считает, что, как и раньше, будет трудно использовать какую-то одну модель применительно ко всем странам, по которым прошлась «арабская весна».

Говорит Лесли Гелб из Совета по иностранным отношениям.

«Люди начнут обсуждать вопрос о том, следует ли нам брать на себя роль избавителей от диктаторов. Однако становится очевидным, что в любом случае подобная политика неизбежно чревата противоречиями. В Саудовской Аравии правят диктаторы. Ну и что теперь – срочно их свергать? Исключено».

Однако Миллер считает, что республиканцам, которые постараются «свергнуть» Обаму в 2012 году, довольно трудно будет убедить избирателей в том, что Обама проявил слабость в том, что касается внешней политики.

Гелб говорит, что политическое влияние Обамы в стране в определенной степени зависит от развития ситуации в Ливии.

В своем выступлении в Белом доме Обама отметил, что Соединенные Штаты не питают никаких иллюзий, заявив, что Ливии предстоит пройти «длинный и извилистый путь» к настоящей демократии. Вместе с тем, он сказал, что США и международное сообщество будут продолжать поддерживать ливийский народ.

Другие материалы о событиях в США читайте в рубрике «Америка»

XS
SM
MD
LG