Линки доступности

Дмитрий Медведев: судьбу Каддафи должен решать ливийский народ

Ливийские повстанцы сообщили в четверг 20 октября о смерти свергнутого диктатора Муаммара Каддафи. Известие об этом впервые передало ливийское телевидение со ссылкой на Военный совет города Мисурата. Позднее об этом заявил министр информации Переходного национального совета.

Ранее появились сообщения, что он был тяжело ранен в результате атаки авиации НАТО на кортеж автомобилей при выезде из Сирта. По иным данным, Каддафи был ранен, доставлен в госпиталь, где и скончался.

Агентство «Франс-пресс» распространило фотографию убитого или раненого человека, похожего на Каддафи. Снимок был сделан любительской камерой. Аутентичность фотографии пока не подтверждена.

США пока не могут подтвердить или опровергнуть информацию о смерти бывшего ливийского лидера.

В Триполи сотни ликующих людей высыпали на улицу. Как передают корреспонденты из ливийской столицы, рев автомобильных сигналов заглушают выстрелы салюта. «Это – большая победа ливийского народа!» – заявил министр информации Махмуд Шаммам.

Президент России Дмитрий Медведев коротко прокомментировал информацию о захвате и возможной смерти Муаммара Каддафи.

«Судьбу Каддафи должен решать ливийский народ», – заявил Медведев, отвечая на вопросы журналистов.

Стоит отметить, что Дмитрий Медведев о захвате Муаммара Каддафи узнал от премьер-министра Нидерландов Марка Рютте, которого принимал в четверг в Кремле. Премьеру Голландии во время совместной пресс-конференции с российским президентом пришло sms-сообщение с подтверждением того, что свергнутый диктатор Ливии пойман. Рютте рассказал об этом Медведеву, на что президент ответил следующим образом: «Но мы к этому не имели никакого отношения».

Русская служба «Голоса Америки» обратилась к экспертам с просьбой прокомментировать информацию о захвате и возможной смерти свергнутого ливийского диктатора.

«Проблем после Каддафи будет еще больше, чем при нем»

Эксперт по радикальному исламу, член научного совета Московского центра Карнеги Алексей Малашенко считает, что после смерти Каддафи проблем в Ливии будет еще больше.

«Я не хочу сказать, что вместе с Муаммаром Каддафи ушла эпоха, но ушел один из самых выдающихся людей 20 века, – сказал Малашенко Русской службе «Голоса Америки». – Было это плохо или хорошо, но это было очень интересно. Он сейчас ушел, и я думаю, что в Ливии и близлежащих регионах будет намного скучнее. В случае если Каддафи больше нет и его действительно убили, вся публика, которая пришла на его место, просто передерется между собой. Раньше там был единый лидер, а теперь его нет».

Малашенко считает, что смерть Каддафи – это предупреждение.

«Все-таки Каддафи был пойман и убит. Кандидатов на то, чтобы быть пойманным и убитым, еще достаточно много, – сказал эксперт. – Выводы делать еще рано, но по-человечески мне Каддафи жалко. Каддафи сопротивлялся до последнего. Информация о его смерти пока очень противоречивая и не исключено, что Каддафи еще жив. Думаю, что проблем после Каддафи будет еще больше, чем при нем».

«Ливии необходим достаточно длительный период для того, чтобы создать гражданское общество по западному образцу»

Ведущий научный сотрудник Центра арабских исследований при Институте востоковедения РАН Александр Филоник считает, что у Ливии без Каддафи есть шансы построить в стране институты демократии и гражданского общества.

«Уже сейчас можно сказать, что вместе с уходом Каддафи закончилась политическая карьера и судьба одного из лидеров развивающейся современности, – отметил Филоник в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки». – Смерть Каддафи открывает новые пути для Ливии и означает завершение его эпохи в этой стране. Ливия вступает в новый этап своего развития, связанный с созданием демократических институтов, гражданского общества и всего того, что обещает этой стране Запад, помогавший ливийской оппозиции свалить этот режим».

Эксперт считает, что Ливии нужно пройти большой путь, чтобы начать развиваться тем путем, который ей предначертали страны Запада.

«Наверное, речь может идти о процессах демократизации в стране. Ливии необходим достаточно длительный период для того, чтобы создать гражданское общество по западному образцу. Возможно, эти процессы будут сопровождаться новой ожесточенной борьбой между новыми правящими группировками Ливии, в состав которой входят самые разные слои от интеллигенции до маргиналов, от полевых командиров до высокопоставленных чиновников режима Каддафи», – считает Александр Филоник.

По мнению эксперта, возможная борьба и противоречия новой ливийской власти будут сказываться на путях развития Ливии. Страну ждет еще одно испытание – восстановление после военных действий.

«В том случае, если Каддафи не был убит, над ним состоится суд, который примет форму военного, гражданского или народного трибунала. В любом случае, судьба Каддафи предрешена, – сказал Александр Филоник. – Если лидер такого масштаба убит, то все концы в воду. Процесс над Каддафи мог бы стать головной болью для тех людей, которые его захватили и пришли к власти. Смерть Каддафи для новой власти Ливии – самый простой выход из ситуации».

«Судьба Каддафи не имеет никакого отношения к судьбе Ливии»

Президент Института стран Ближнего Востока Евгений Сатановский считает, что гражданская война в Ливии не прекратится после смерти Муаммара Каддафи.

«Я не могу сказать, что из жизни, возможно, ушел величайший политический лидер 20 века. Величайший политический авантюрист – да, – говорит Русской службе «Голоса Америки» Евгений Сатановский. – Но рано еще говорить о том, что Каддафи ушел из жизни. Он мог подсунуть двойника для того, чтобы исчезнуть в неизвестности со своими авуарами. А у него по некоторым подсчетам примерно 25 миллиардов долларов еще осталось. Этого вполне достаточно на скромную жизнь, если следить за расходами. Существует версия, что желаемое – смерть Каддафи – выдают за действительное, а он давно уже не в Ливии. Однако нельзя отрицать, что он мог быть захвачен и убит. В любом случае судьба Каддафи не имеет никакого отношения к судьбе Ливии. В Ливии идет гражданская война, так она и будет идти после смерти Каддафи. Гражданская война в Ираке после уничтожения Саддама Хусейна не прекратилась. И Афганистан этому тоже пример».

Сатановский называет проекты по развитию в Ливии институтов демократии и гражданского общества «маниловскими» и не имеющими никакого отношения к действительности.

«Я не готов говорить о политике Запада по ливийскому вопросу, потому что не являюсь психиатром. Это все очень мило и красиво, но не имеет никакого отношения к действительности. Не только к Ливии, но и к Сирии, Ираку и Афганистану. Зачем обсуждать какие-то “маниловские” проекты, которые рождаются в утомленном мозгу университетских профессоров, политиков и политологов», – сказал эксперт.

«Каким дьяволом Ливия может идти по пути развития демократического или гражданского общества? – продолжил эксперт. – В Ливии не существует западной истории и институтов, западной тысячелетней истории парламентаризма, истории философии и этики, римского права, там не было отделения церкви от государства, реформ. В Ливии есть радикальные исламисты типа “Аль-Кайды”, которые уже сегодня осуществляют погромы суфийских орденов, а также интересы больших ливийских кланов и семей. Ничего другого в Ливии нет».

«Сотрясение воздуха со словами “демократизация” и “гражданское общество” для Ливии может производить только круглый идиот, либо абсолютно не имеющий совести аферист», – подытожил президент Института стран Ближнего Востока.

«Урок для всех диктаторов»

«Судьба Каддафи – урок для всех диктаторов, – сказала «Голосу Америки» вице-президент Американского института предпринимательства Даниэла Плетка. – От них самих зависит – потерять власть посреди ими же устроенной кровавой бани или предпочесть “мягкий сценарий”, удалившись в изгнание. Башар Асад и президент Йемена должны внимательно отнестись к опыту Каддафи – и сделать свой выбор».

«Вопросов больше, чем ответов»

«Режим Каддафи лежит в руинах. Главная задача ПНС сегодня – восстановить страну после долгого и кровавого конфликта, – сказал в телефонном интервью Русской службе «Голоса Америки» московский арабист-политолог Владимир Ахмедов. – Чтобы вновь заработали нефтеналивные порты, чтобы нефть вновь потекла по жилам национальной экономики, и чтобы в страну вновь ринулся иностранный капитал».

Ахмедову сложно ответить на вопрос, какой станет Ливия после Каддафи.

«Вопросов здесь по-прежнему больше, чем ответов, – говорит он. – Даже реакция на смерть диктатора едва ли будет однозначной – скажем, соплеменники Каддафи наверняка начнут мстить. Впрочем, едва ли это будет решающим фактором. Что же касается прочих людей из прежнего правительственного лагеря, то они, по всей вероятности, начнут понемногу разбегаться. И немудрено: объединяющей идеи, которая могла бы пережить убитого лидера, у них нет. Даже в прежние времена идеология режима Каддафи – частично националистическая, частично маоистская, частично исламистская – существовала преимущественно на страницах “Зеленой книги”. А в жизни было по-другому: приближенные Каддафи контролировали наиболее доходные отрасли экономики, усиливалось неравенство, социальные лифты отсутствовали. И вот – режим распался. Что дальше – зависит от новых властей».

«Но главное – на очереди Сирия. Вопрос о будущем Башара Асада как лидера – практически решен. Дотянуть его до 2014 года не удастся никому», – резюмирует Владимир Ахмедов.

«В Ливии открывается путь для полной смены руководства»

«Когда в Ливии началась революция, и НАТО ее поддержало, стало ясно, что Муаммар Каддафи больше не будет ливийским лидером, – сказал Русской службе «Голоса Америки» бывший посол США в России Томас Пикеринг. – Было ясно, что открываются новые возможности, и что на первый план выходят новые люди, которые, как хочется надеяться, будут пользоваться поддержкой ливийского народа. И теперь, когда его больше нет, открывается путь для полной смены руководства в стране. Теперь на очереди – электоральный процесс и консолидация народной поддержки будущему правительству. Будет необходимо создать предпосылки участия всего народа в этом процессе. Существуют опасения, что в Ливии много салафитов и фундаменталистов. Я бывал в Ливии, и у меня сложилось впечатление, что там намерены создать светское правительство. Но поживем – увидим».

По словам Пикеринга, Соединенные Штаты с самого начала поддерживали ливийскую революцию.

«Казалось, что европейцы были больше заинтересованы в проведении операции в Ливии, и именно им пришлось нести на себе основное ее бремя, однако США оказывали им большую помощь, – отметил экс-посол. – Многие в США были обеспокоены тем, что мы окажемся вовлечены в длительный конфликт. Но теперь операция, кажется, завершена – хотя и продолжалась дольше, чем ожидалось. И появилась надежда, что начинается новый этап – создание нового, ответственного правительства».

О событиях в Ливии читайте в спецрепортаже «Ливия и Сирия: стремление к демократии»

  • 16x9 Image

    Алексей Пименов

    Журналист и историк.  Защитил диссертацию в московском Институте востоковедения РАН (1989) и в Джорджтаунском университете (2015).  На «Голосе Америки» – с 2007 года.  Сферы журналистских интересов – международная политика, этнические проблемы, литература и искусство

  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

XS
SM
MD
LG