Линки доступности

Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» о том, что говорят в кулуарах и на пресс-конференциях саммита

САНКТ-ПЕТЕРБУРГ. Президент США Барак Обама прибыл на саммит «Большой двадцатки» в Санкт-Петербург. Американский лидер прилетел в северную столицу России одним из последних среди глав государств-участников саммита. Наблюдавшие за официальной церемонией встречи гостей президентом России Владимиром Путиным заметили, что лидеры России и США поздоровались достаточно коротко и скорее прохладно. Разногласия между Москвой и Вашингтоном по поводу возможного военного удара по режиму Башара Асада достигли пика накануне саммита, когда Владимир Путин фактически обвинил госсекретаря США Джона Керри во лжи.

Кризис в Сирии ожидаемо оттеснил всю повестку дня, преимущественно экономическую, в сторону. Во всяком случае, до начала пленарных заседаний глав государств – членов «большой двадцатки» на каждой пресс-конференции в пресс-центре саммита на Стрельне в ответ на экономические выступления звучали вопросы, касающиеся сирийской проблемы. Журналисты интересовались мнением всех высокопоставленных политиков, которые им попадались, и к середине четверга стало проясняться, на чью поддержку могут рассчитывать в Вашингтоне в случае военной акции против режима Башара Асада, а на чью – нет.

В коротком интервью для Русской службы «Голоса Америки» министр иностранных дел Австралии Боб Карр заявил, что его страна поддерживает военные меры против сирийских властей именно в качестве наказания их за использование химического оружия. Однако, отвечая на вопрос, готова ли Австралия принять участие в каких-либо военных действиях, министр ответил отрицательно: «Нет, я всегда исключал, что Австралия примет участие именно в военной акции – это не то, в чем может заключаться роль нашей страны. Роль Австралии – гуманитарная, мы, кстати, могли бы выработать гуманитарную повестку, с которой согласились бы все страны члены “двадцатки”».

«Мы будем медицинскую составляющую такого гуманитарного плана, так что, вырабатывая некое мирное решение для Сирии, мы будем стараться доставить необходимые медикаменты в Сирии нуждающимся в них людям», – сообщил министр иностранных дел Австралии.

В то же время Боб Карр рассказал «Голосу Америки», что понимает озабоченность России в связи с возможным военным вмешательством Запада в сирийский кризис и надеется достичь договоренности с российским руководством: «Я никогда не демонизировал позицию России по Сирии, я надеюсь на возможность договориться. Мне очень понравился наш обмен мнениями с моим российским коллегой несколько дней назад в Москве. Многое из того, о чем говорит Россия, в частности, о присутствии экстремистов в тех силах, которые борются с Асадом, очень ценно».

«Кроме того, я согласен с Россией в смысле необходимости защиты меньшинств в Сирии – мусульман-алавитов, христиан, это является предметом беспокойства и для Австралии. Мы можем достичь соглашения о прекращении огня в Сирии и проведения конференции «Женева-2» только при участии России», – подчеркнул Боб Карр.

После приезда всех лидеров стран «Большой двадцатки» заявлений по Сирии прибавилось. В частности, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков, отвечая на вопрос Русской службы «Голоса Америки» о возможности обсуждения сирийской проблемы уже вечером 5 сентября, не исключил такую возможность.

Кроме того, Песков, который во второй половине четверга рассказал журналистам о первых часах работы на саммите президента России Владимира Путина, заявил, говоря о представленных Вашингтоном доказательствах применения химического оружия властями Сирии, что Москва не может «принять доказательства, которые с нашей точки зрения таковыми не являются и которые весьма далеки от того, чтобы быть убедительными». При этом пресс-секретарь президента России заявил, что Москва конфронтации с Вашингтоном не ищет: «Мы высоко ценим сотрудничество с нашими американскими партнерами, и мы хотим добрых отношений с Америкой».

Гораздо серьезнее, чем Дмитрий Песков, в отношении властей США, в особенности руководства Пентагона был раздосадован нынешний глава администрации президента России, бывший министр обороны Сергей Иванов.

Когда журналисты попросили его прокомментировать информацию о том, что Россия могла помочь Башару Асаду с материалами для химического оружия, Иванов, не сдерживаясь, назвал это «бредом сивой кобылы». Чтобы объяснить репортерам, среди которых был и корреспондент Русской службы «Голоса Америки» подобную резкость, Сергей Иванов объяснил, что у американской стороны ни при президенте Билле Клинтоне, ни при президенте Джордже Буше-младшем не было претензий к России по поводу соблюдения ею режима нераспространения элементов оружия массового поражения.

Бывший министр обороны России напомнил: «До недавнего времени я был председателем правительственной комиссии по экспортному контролю, которая существует именно для того, чтобы не допускать распространения ОМУ, средств их доставки, включая химическое, биологическое оружие. Поэтому я знаю, что говорю».

Отвечая на вопрос корреспондента Русской службы «Голоса Америки» о возможности поставок Россией новейших комплексов ПВО Башару Асаду в случае, если Владимиру Путину не удастся уговорить Барака Обаму отменить военную акцию против Сирии, Сергей Иванов ответил: «Не буду скрывать, за последние 10-15 лет Россия поставила значительное количество средств ПВО Сирии. Но поставлять их в последний день, о чем спрашиваете вы, было бы бессмысленным».

Пожалуй, пока главной (но, возможно, не последней) новостью первого дня саммита «Большой двадцатки» по теме сирийского конфликта стало заявление руководства Европейского Союза о том, что «военного решения сирийского кризиса быть не может, оно может быть только политическим». Это довольно твердо произнесли на совместной прессконференции президент Европейского Совета Херман ван Ромпей и глава Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозо.

При этом ван Ромпей подчеркнул, что европейские страны располагают широким спектром доказательств в пользу того, что химическое оружие в Сирии применили именно сторонники Асада. Однако и он, и Баррозо призвали дождаться опубликования результатов экспертизы, проведенной специалистами ООН, а тех попросили опубликовать что-нибуть, хотя бы и предварительное, но побыстрее (представители ООН, свою очередь, исключили такую возможность и призвали дождаться полного завершения экспертизы).

Главное же состояло в том, что Херман ван Ромпей, говоря о возможной единой реакции Евросоюза военную акцию США против правительства Асада, довольно прозрачно намекнул, что эта реакция, несмотря на готовность одного члена ЕС – Франции – даже поучаствовать в военной операции, будет негативной.

Все члены национальных делегаций, общаясь с журналистами очень осторожно говорят о том, что на вечерней рабочей встрече «Большой двадцатки» может быть выработано какое-то общее решение по сирийскому кризису. Вместе с тем, как видно из этих бесед, в этих осторожных предположениях все равно звучит надежда.
  • 16x9 Image

    Данила Гальперович

    Репортер Русской Службы «Голоса Америки» в Москве. Сотрудничает с «Голосом Америки» с 2012 года. Долгое время работал корреспондентом и ведущим программ на Русской службе Би-Би-Си и «Радио Свобода». Специализация - международные отношения, политика и законодательство, права человека.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG