Линки доступности

Тандем и «Домодедово»: толкование сигналов


Президент РФ Д. Медведев (второй справа) и премьер-министр РФ В. Путин (третий справа). Москва. Россия. 29 декабря 2010 года

Президент РФ Д. Медведев (второй справа) и премьер-министр РФ В. Путин (третий справа). Москва. Россия. 29 декабря 2010 года

Российские СМИ в четверг сообщили об «ингушском следе» домодедовского взрыва. По поступившей информации, теракт совершил 20-летний житель Ингушетии Магомед Евлоев. Официальные источники не подтверждают и не опровергают эту информацию.

Сообщается также об аресте 10 подозреваемых в Дагестане, однако у НАК нет данных о причастности всех этих лиц к теракту «Домодедово».

Теракт в московском аэропорту «Домодедово» унес жизни 36 человек. Среди погибших граждане России, Украины, Таджикистана, Великобритании, Германии, Австрии и Узбекистана.

Президент Медведев инициировал ряд отставок в администрации аэропорта «Домодедово» и потребовал от силовых структур быстрейшего и тщательного расследования. Террористам он пригрозил беспощадным наказанием.
Наиболее комментируемые заявления премьера Владимира Путина в связи с терактом в «Домодедово»: об отсутствии «чеченского следа» и о раскрытии этого преступления по горячим следам.

Вслед за объявлением Путина о раскрытии теракта выступил Медведев. Президент сказал, что преступление расследуется, но не раскрыто, а заявлять преждевременно о его раскрытии означает делать себе пиар на теракте. Медведев не назвал имен, говоря о пиаре, однако российская пресса истолковала слова президента как выпад против премьера.

Постоянное внимание российских СМИ к этой теме директор программ России и Евразии в Национальном фонде демократии Мириам Ланской (Miriam Lanskoy) считает попыткой «удержать миф о тандеме» и о существовании «медведевского блока». По ее мнению, после приговора Ходорковскому, «до которого на Медведева возлагалось столько надежд», говорить о «каком-то влиянии президента просто бессмысленно потому, что все его заявления закончились ничем».

Дебаты о тандеме нужны, чтобы поддерживать ту схему, на которой держится система, – уверена Мириам Ланской. Публичную реакцию российской власти на теракт в «Домодедово» Ланской назвала «сдержанной». Причина умеренности в риторике, по ее словам, в осознании опасности дальнейшего разжигания антикавказских настроений.

«После Манежной они поняли, что эти процессы могут выйти из-под их контроля и испугались», – сказала Мириам Ланской «Голосу Америки».

Канадский профессор Мэтью Лайт (Matthew Light) считает, что все внешние сигналы тандема могут иметь двойное толкование, в зависимости от взглядов на отношения Путина и Медведева.

«Если предположить, что Медведев позиционирует себя как противник Путина, то косвенная критика поспешных заявлений Путина о раскрытии преступления может быть истолкована, как попытка Медведева утвердить себя как более ответственного и разумного лидера. Такой сигнал может быть адресован как гражданам России, так и иностранным правительствам и СМИ», – считает канадский эксперт.

По его мнению, тандем, возможно, все еще вполне слажен и работает по принципу распределения целевой аудитории, где Путин «берет на себя» российскую публику, а Медведев «отвечает» за международное мнение.

«Если же вы думаете, что Медведев все еще получает инструкции от Путина, то толкование может быть то, что часто представляется реальным: они вдвоем играют в доброго и злого полицейского. В этом случае, злой полицейский Путин обещает российской публике, что наказание террористов будет быстрым и решительным. А добрый полицейский Медведев обещает иностранной аудитории, что российское правительство ведет ответственное и тщательное расследование, вне зависимости от того, насколько безрассудными и насильственными выглядят заявления Путина», – сказал канадский профессор.

Профессор из Калифорнии, США, эксперт по России и Кавказу Уолтер Ричмонд (Walter Richmond), сказал «Голосу Америки», что риторика президента Медведева – знак того, что все меньше людей в России верят в стратегию «разделяй и властвуй», проводимую Путиным для руководства страной.

«До сих пор Путин мог свободно взращивать «кавказофобию», но возможно последние заявления Медведева означают, что президент задумывается об интересах России и осознает, что подобная тактика самоубийственна для страны.

Возможно, внутри Кремля сформировалась группа, которая также осознала, что интересы Путина направлены куда-то в сторону, или что он утратил возможность судить о том, что хорошо для страны», – отметил Уолтер Ричмонд.

Сотрудник Вашингтонского центра Карнеги за международный мир Томас де Ваал (Thomas de Waal) склоняется к теории «мягкого дистанцирования» в преддверии президентских выборов: «Я думаю, это еще один сигнал «мягкого отдаления Медведева от Путина в связи с накалом проблемы преемника. В декабре он высказал совершенно такую же косвенную критику Путина, говоря о том, что было преждевременно комментировать дело Ходорковского до вынесения приговора».

Другие материалы о событиях в России читайте здесь

Перейти в рубрику «Взрыв в «Домодедово»»

  • 16x9 Image

    Фатима Тлисовa

    В журналистике с 1995 года. До прихода на «Голос Америки» в 2010 году работала собкором по Северному Кавказу в агентстве «Ассошиэйтед пресс», в «Общей газете» и в «Новой газете». С января 2016 г. работает в составе команды отдела Extremism Watch Desk "Голоса Америки"

XS
SM
MD
LG