Линки доступности

Автор книги о подростковой преступности в Калифорнии поделилась впечатлениями от процесса по взрывам на Бостонском марафоне

Джулия Рейнолдс (Julie Reynolds) известный американский журналист из Калифорнии, в прошлом – стипендиат Ниманского Фонда журналистики в Гарварде, известна как автор книги "Кровь на полях: десять лет внутри Калифорнийской банды Нуэстра фамилия" (Blood in the Fields: Ten years inside California's Nuestra Familia Gang). Книга рассказывает, в том числе, и о насилии в жизни подростков, вовлеченных в криминальные уличные группировки.

В эксклюзивном интервью "Голосу Америки" Рейнолдс поделилась мыслями о процессе над Джохаром Царнаевым.

Фатима Тлисова: Джулия, как ты оцениваешь освещение суда над Джохаром Царнаевым американской прессой?

Джулия Рейнолдс: Освещение в прессе в общем выглядит поверхностным, и в онлайн СМИ, и в крупнейших газетах, и на национальных ТВ каналах. Хотя The Boston Globe дает достаточно подробные репортажи.

Ф.Т.: Насколько убедительны были, на твой взгляд, аргументы обвинения и защиты?

Дж. Р.: У меня сложилось впечатление, что и защита, и обвинение делают свою работу на ожидаемом уровне профессионализма. Меня не удивило то, что защита не стала настаивать на его невиновности. Это был мудрый шаг. Я ожидаю намного большего от защиты в ходе фазы приговора в процессе. Обвинение, на мой взгляд, предприняло экстремальные усилия, чтобы доказать свою позицию, возможно, перешло черту достоверности, описывая Джохара Царнаева "настолько одержимым", что он переехал собственного брата. На мой взгляд, он действовал больше как панирующий подросток.

Ф.Т.: Что ты думаешь о поведении Джохара Царнаева?

Дж.Р.: Относительно преступления, поведение Джохара Царнаева было ужасающим. Я лично верю, что невозможно остановить насилие насилием. Его записка в яхте отражает понятное ощущение бесправия, но также и его глубоко ошибочное мнение о том, как решить проблему. Трудно сказать, находился ли он под давлением брата… Я, наверно, всегда буду задавать себе этот вопрос. Этот аргумент прозвучал в зале суда, подобные аргументы были и в прессе, но я пока не видела ничего, что могло бы убедить меня в том, что это так.

Ф.Т.: Насколько высока, на твой взгляд, вероятность вынесения смертного приговора?

Дж.Р.: Как человек, не как журналист, я против смертного приговора, в особенности это ощущается неправильным, когда речь идет о таком молодом человеке. В то же время я думаю то, что его поступок абсолютно ужасен.

Ф.Т.: Какой приговор вынесли бы ты, если бы была в составе жюри присяжных?

Дж.Р.: Я хотела бы, чтобы он был изолирован, но чтобы для него оставалась какая-то надежда на искупление, и чтобы у жертв была надежда получить ответы, которых они ищут.

  • 16x9 Image

    Фатима Тлисовa

    В журналистике с 1995 года. До прихода на «Голос Америки» в 2010 году работала собкором по Северному Кавказу в агентстве «Ассошиэйтед пресс», в «Общей газете» и в «Новой газете». С января 2016 г. работает в составе команды отдела Extremism Watch Desk "Голоса Америки"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG