Линки доступности

Запрет Skype: неправдоподобный сценарий


Запрет Skype: неправдоподобный сценарий

Запрет Skype: неправдоподобный сценарий

Российские эксперты об «инициативе» ФСБ

Как сообщалось ранее, высокопоставленный представитель Федеральной службы безопасности России (ФСБ) озвучил предложение запретить на территории РФ использование популярных электронных сервисов Skype, Gmail и Hotmail, которые, по его оценке, представляют угрозу национальной безопасности страны. Позднее, по сообщениям информационных агентств из Москвы, Кремль поспешил откреститься от поддержки радикальных запретительных мер, предлагаемых ФСБ. Корреспондент Русской службы «Голоса Америки» связался с экспертами российского Интернет-сообщества и задал им несколько вопросов.

«Почему сыр-бор? – переспросил Леонид Тодоров, заместитель директора Координационного центра национального русского домена сети Интернет (мы связались с ним по Skype). – Согласно российскому законодательству и существующей международной практике, национальные органы безопасности имеют право требовать раскрытия кода программного обеспечения (ПО) и электронных устройств, импортируемых в страну. Skype и Gmail, в некотором смысле, представляют собой набор ПО и онлайновых технологий, обеспечивающих передачу данных в режиме реального времени. Дистрибьюторской средой этого ПО стал Интернет. Будучи бесплатными, они доступны любому пользователю при условии его регистрации на соответствующей платформе и следования очень немудреным правилам и процедурам пользования. Таким образом, придя из виртуального мира, они не подпадают под действие "земного" законодательства, действующего в отношении привычных устройств и программ в коробках».

«Эта проблема – часть другой, вселенского масштаба задачи, связанной с трансграничностью Интернета и его особым правовым статусом, – продолжал г-н Тодоров. – Будучи "сетью сетей", Интернет вездесущ и, по сути, он "ничей", то есть, не подчиняется национальному законодательству. Более того, никакое законодательство его в настоящее время даже и описать толком не может. Что это? Газета? Торговая площадка? Стенд для объявлений? Таким образом, государство-Геракл сталкивается с многоликим Интернетом, который, как многоликий бог Протей, ускользает из его мощных объятий».

«Таких предложений было очень много, – заявил корреспонденту «Голоса Америки» руководитель международного отдела «Русского журнала» Дмитрий Узланер, находящийся в Нью-Йорке в связи с прошедшей здесь презентацией интернет-портала «Русский журнал»/«Журнальный зал». – Постоянно разные инстанции выступают с подобного рода предложениями. То депутаты, то ФСБ. Мне кажется, это неправдоподобный сценарий. Я думаю, прощупывают почву для менее радикальных шагов и стремятся оценить, как эти шаги будут восприняты обществом. Полагаю, этого не может быть. Такая инициатива никогда не вступит в силу. Это будет крахом Интернета, ударом по репутации (России – О. С.)».

«Президент Медведев позиционирует себя как человек Интернета, он постоянно в Twitter, – продолжал г-н Узланер. – Как он может принять подобную меру, совершенно невероятно. В сентябре прошлого года, в Ярославле, на круглом столе с политологами Дмитрий Медведев сказал примерно следующее. Ко мне приходят и говорят: господин президент, про вас пишут гадости в Интернете, давайте их пресечем на корню. Нет, говорю я, не нужно ничего предпринимать. Президент Медведев – человек либеральный, и, полагаю, эти предложения останутся только предложениями».

Ранее директор Российской ассоциации электронных коммуникаций (РАЭК) Сергей Плуготаренко заявил в интервью «Интерфаксу»: «Мы не можем поверить, что данная информация достоверная. Не сомневаемся, что ФСБ и правоохранительные органы отдают себе отчет в том, что если запретить данные ресурсы, можно потерять большую часть интернет-пользователей». По мнению главы РАЭК, задачей спецслужб в сфере электронных коммуникаций в настоящий момент является не реализация запретов на доступ к иностранным сервисам, а помощь в создании и развитии российских продуктов.

Отвечая на вопрос «Голоса Америки» о реальной осуществимости предлагаемых ФСБ запретительных мер, Леонид Тодоров сказал: «Природный рефлекс государства – управлять, как и природный рефлекс правоохранительных органов – «держать и не пущать». Но с Интернетом этого не получается – даже в Иране и в Китае, где существует жесткая цензура и фильтрация контента. Так что «захотят, как лучше, – получится, как всегда».

«Есть и другая сторона медали, есть и другой ключевой вопрос, – подчеркнул г-н Тодоров. – Где пролегает граница между самопровозглашенным правом Большого Брата знать все и исконным правом человека на частную жизнь? Разрешение этого глубочайшего конфликта лежит в добровольном поиске консенсуса всеми сторонами, участвующими в строительстве и развитии Интернета: гражданского общества, ученых, бизнеса, профессионального интернет-сообщества и, конечно же, государства. Трудно и непривычно это осознать? Но насколько инновационен по своей сути Интернет, настолько новаторски выглядит и эта конструкция, которая – и это удивительно! – успешно работала до сих пор и продолжает работать».

О других российских событиях читайте в рубрике «Россия».

XS
SM
MD
LG