Линки доступности

Поправки в закон о полномочиях ФСБ

  • Виктор Васильев

Председатель комитета Госдумы РФ по безопасности Владимир Васильев на встрече с журналистами выразил уверенность, что раскритикованный оппонентами «единороссов» и правозащитниками законопроект, разрешающий Федеральной службе безопасности (ФСБ) объявлять физическим лицам профилактические предостережения, не будет ущемлять права граждан. Законопроект, напомним, был одобрен Думой в первом чтении 11 июня 2010 года.

Комментируя острую дискуссию, возникшую вокруг данной правительственной инициативы, Владимир Васильев сказал, что это свидетельствует о растущей зрелости российского общества, «где открыто высказываются самые разные мнения», и его возросшей требовательности. При этом в целом никто не отвергает необходимость института профилактики преступлений, отметил он.

Профилактика нужна для того, «чтобы у человека была возможность вовремя остановиться», заявил думский деятель и привел пример: «Допустим, молодой человек стал активно интересоваться взрывчатыми веществами, их устройством и способом изготовления. Можно ждать развития ситуации, а можно попытаться и предостеречь (субъект) от возможных необдуманных действий».

Отвечая на вопрос корреспондента русской службы «Голоса Америки»:

«А не будет ли использован закон для вынесения предупреждений, допустим, тем, кто активно ходит на протестные митинги?» – Владимир Васильев сказал, что исключает такой поворот событий, хотя строго определенного перечня действий, за которые можно подвергнуться повышенному вниманию со стороны ФСБ, он не назвал. Все, по словам председателя комитета ГД, будет определяться здравым смыслом и профессионализмом работников ФСБ. На последних, в случае чего, можно обратиться с заявлением в суд, добавил он.

Кроме того, глава думского комитета перечислил поправки в текст законопроекта, позволяющие «учесть конструктивные замечания оппонентов, в том числе высказанные правозащитными организациями, а также реализовать предложения, направленные на совершенствование проекта».

Так, из текста изъят термин «специальная» профилактика, исключены положения об опубликовании текстов представления и официальных предостережений в СМИ, определен порядок обжалования представлений и официальных предостережений, исключены положения об ответственности за невыполнение требований официального предостережения и положения о вызове лица в органы безопасности для объявления официального предостережения».

«Как представляется, подготовленный ко второму чтению текст законопроекта в большей мере отвечает целям профилактики преступлений и позволяет обеспечить баланс между интересами личности и государственными интересами», – подытожил председатель профильного комитета Госдумы.

Тем не менее, у правозащитников осталось много претензий к законопроекту. Исполнительный директор движения «За права человека» Лев Пономарев солидарен здесь с Геннадием Гудковым («Справедливая Россия»), заместителем комитета по безопасности Госдумы, который критикует законопроект, выдвинутый председателем комитета. И «это уже о чем-то говорит», по мнению Пономарева.

«Все то, что мы подвергали остракизму: порядок, процедуры, сроки – отнесено на будущие нормативные акты ФСБ, – утверждает он. – Ничего не изменилось в новой редакции. Фактически они (законодатели) закамуфлировали то, против чего резко выступала общественность. Критика практически никак не повлияла на проект. И это очень показательно. Значит, что ими получен приказ протащить этот закон. Я по-другому не могу сказать».

Надо смотреть, откуда пришел этот проект закона, обращает внимание правозащитник: «Он пришел из правительства России. Кто им руководит, хорошо известно. Поэтому на наше возмущение ноль внимания».

Исполнительный директор движения «За права человека» подчеркнул, что сейчас «как в правовом поле России, так и в политическом трудно найти заметную фигуру, которая бы резко не высказался против этого закона»: «Тем не менее, он протаскивается. Значит, закон очень нужен конкретно Владимиру Владимировичу Путину, чтобы пугать население и журналистов перед возможными политическими баталиями в ходе двух выборных гонок – 2011 (выборы парламента) и 2012 (выборы президента)».

Закон можно использовать в качестве политического пресса, убежден Лев Пономарев: «Более того, он именно для этого и предназначен. Это, бесспорно, "дубинка", когда любой сотрудник ФСБ может кого угодно предупредить о намерении (якобы) этого человека совершить противоправные действия».

Правозащитник называет документ абсолютно противоправным: «Он противоречит духу российского законодательства и, собственно говоря, любого демократического государства. Это вызов всему российскому обществу. Я надеюсь, что Медведев не станет подписывать этот закон. А мы будем усиливать борьбу против этого закона, если его примут в Госдуме, и будем оказывать давление на резидента, чтобы он его не подписывал».

На взгляд координатора Московского совета и Движения «Левый фронт» Сергея Удальцова, «принятие этого законопроекта явится еще одним шагом в сторону сужения пространства конституционных политических свобод граждан». У Удальцова есть серьезные опасения, что данная законодательная норма будет использоваться в том числе «как механизм подавления инакомыслящих, давления на них, излишнего контроля за ними со стороны государства».

«У власти, к сожалению, появляется тут дополнительный законодательный механизм, – заявляет Сергей Удальцов. – В сегодняшней ситуации принятие этого законопроекта излишне и является вредным». У органов безопасности, убежден лидер Левого фронта, и без того достаточно широкий объем полномочий. Он думает, что расширять их еще и давать ФСБ возможность усиливать давление по разным направлениям, "это, конечно, опасно": «Поэтому мое отношение к законопроекту негативное».

XS
SM
MD
LG