Линки доступности

Мила Кунис о том, трудно ли быть смешной в голом виде


Джастин Тимберлейк и Мила Кунис

Джастин Тимберлейк и Мила Кунис

Джастин Тимберлейк: «Надо доверять себе и своей интуиции и не идти на поводу у тех, кто хочет за тебя решать»

В российский прокат вышла комедия «Секс по дружбе», в которой персонажи Милы Кунис и Джастина Тимберлейка проверяют, могут ли мужчина и женщина оставаться друзьями, если между ними возникает интим.

Пресс-конференция по случаю премьеры фильма в России сама по себе стала новостью. На ней Мила Кунис, которую родители привезли в США из Украины когда ей было 8 лет, продемонстрировала отличное знание русского языка, защищая своего партнера по картине Джастина Тимберлейка от журналиста, поинтересовавшегося, почему Тимберлейк перестал заниматься музыкой.

Накануне российской премьеры корреспондент «Голоса Америки» Галина Галкина встретилась с актерами на мексиканском курорте Канкун.

Галина Галкина: В фильме «Секс по дружбе» у вас была большая ответственность за главные роли, которые вы сыграли. Трудно ли вам это далось?

Мила Кунис: Скажу честно: я никогда не хотела играть главные роли. Я даже этому сопротивлялась на протяжении многих лет. Первая картина, в которой я снималась практически в каждой сцене, – это «Книга Илая» с Дензелом Вашингтоном и Гэри Олдманом. Это был мой первый шаг к главным ролям. Сначала все хотели, чтобы я снималась в телешоу. Когда я распрощалась с телевидением, то сыграла в комедии «В пролете», и тогда из меня решили сделать комедийную актрису. Но я этого не хотела. С тех пор прошло пять лет.

«Секс по дружбе» – тоже комедия, но мне понравился сценарий. И я почувствовала, что мне будет комфортно играть, потому что в этой картине не один главный герой, а два. А я всегда уважала Джастина Тимберлейка, считая его очень талантливым. Я была уверена, что он меня подстрахует в трудную минуту.

Джастин Тимберлейк: То, что сказала Мила, подтверждает, что мы живем в визуальное время – люди видят твое изображение на экране и фотографию в журнале, и им кажется, что они тебя знают. Но люди обычно сложнее и глубже, чем их образ. Я уверен, что Микеланджело не только рисовал, но и любил музыку. И мне кажется, что творческие люди симпатизируют друг другу вне зависимости от того, какому искусству они служат.

Вот и у нас с Милой так возникло чувство уважения друг к другу. Когда мы встретились и стали обсуждать фильм, то почувствовали, что его идея буквально носится в воздухе и свойственна многим представителям нашего поколения. И мы сможем разыграть ее, привнести в фильм совокупное чувство юмора. Что касается выбора ролей, то Мила совершенно права – надо доверять себе и своей интуиции и не идти на поводу у тех, кто хочет за тебя решать. Невыносимо скучно делать только то, что тебе говорят другие.

Г.Г.: Мила, ваша героиня в фильме разгуливает на высоких «платформах». Вы сами выбирали себе туфли, или это была идея дизайнера?

Д.Т.: У нас на площадке был ящик из-под яблок, так Мила на него вставала время от времени. (Смеется).

М.К.: Джастин высокий. Многие мужчины в нашей индустрии не выше 176 сантиметров, а Джастин – почти 190.

Д.Т.: 186.

М.К.: Извиняюсь, но все равно я – только 164. Так что между нами большая разница, вот и пришлось встать на «платформу».

Г.Г.: Мысль о росте действительно промелькнула у меня, но только в самом начале, а потом ваш фильм так увлекает, что забываешь обо всем на свете.

Д.Т.: И очень хорошо. Именно на это мы и надеялись. Знаете, когда мы готовились к съемкам, то я часто вспоминал комедию «Когда Гарри встретил Салли». Мне нравится то, что в этом фильме показаны два равноправных человека – мужчина и женщина. Они относятся друг к другу на равных, обсуждают взгляды своего поколения на взаимоотношения между полами, включая секс. А нам хотелось сделать комедию о нашем поколении.

Г.Г.: Мне особенно понравилось то, что с самого начала фильма мы узнаем о ваших персонажах по их поступкам. Например, Мила помогает пассажирам в нью-йоркском аэропорту достать свои вещи с «карусели», и это к ней сразу располагает. Расскажите немного о прошлом героев, которое только угадывается в фильме.

Д.Т.: Мне нравится, что предыстория обоих персонажей как бы подкрадывается к вам. После того, как зрители повеселились и наигрались с ними, совершенно неожиданно появляются их родители. И вот тут-то становится понятно, что Дилан – не легкомысленный эгоист, а любящий сын и брат. Когда я впервые прочитал сценарий, то понял, что он не только карьерист. У него есть отец, у которого проявляются первые признаки болезни Альцгеймера. У его сестры, видимо, не сложилась личная жизнь, но у нее есть сын, для которого Дилан в какой-то мере олицетворяет отца. Мой персонаж поступает так, как подсказывает ему его интуиция, и так как он научился у своего отца. Это застает зрителя немного врасплох, но я думаю, что в жизни тоже так происходит – тебе кажется, что ты хорошо знаешь своего коллегу, например, а потом неожиданно что-то случается, и ты его видишь в новом свете.

Подобное можно сказать о друге моего персонажа, которого сыграл Вуди Харрельсон. Когда вы впервые знакомитесь с ним, он кажется мрачной личностью, но потом вы понимаете, что у него просто такое чувство юмора. Мне очень понравилось, что нам с Вуди удалось показать, что между парнями разной сексуальной ориентации возможна настоящая дружба. Мы все разные, так давайте использовать эти различия себе на пользу!

Г.Г.: Трудно быть смешной в голом виде?

М.К.: Смешной вообще быть очень трудно. В принципе, у меня хорошее чувство юмора, однако я не такой человек, у которого с языка слетают шутки и на все случаи жизни есть анекдоты. Я буквально выдавливаю из себя шутки, поэтому понятия не имею, почему меня пригласили в эту комедию.

Г.Г.: Вы сейчас одна?

М.К.: Да. И я не думаю, что в ближайшее время у меня кто-то появится. У меня совершенно сумасшедший график работы, и все дни расписаны буквально по минутам аж до января.

Д.Т.: И у меня тоже. (Смеется).

Другие интервью со звездами Голливуда читайте в рубрике «Звезды Голливуда»

XS
SM
MD
LG