Линки доступности

На Северном Кавказе не смогли найти свободу слова

  • Зураб Джавахадзе

Глава Чечни Рамзан Кадыров

Глава Чечни Рамзан Кадыров

Российские правозащитники об условиях работы журналистов в Чечне и Дагестане

Ситуация со свободой прессы на Северном Кавказе ухудшилась, особенно в Чечне – к такому выводу пришли российские правозащитники, вернувшиеся из поездки в регион.

«В 2009 году правозащитный центр “Мемориал” и международная организация “Репортеры без границ” побывали на Кавказе, после чего включили Рамзана Кадырова и Владимира Путина в списки врагов журналистики», – поделился своими воспоминания с собравшимися в Независимом пресс-центре журналистами глава европейского отделения «Репортеров без границ» Йоханн Бир.

«Спустя два года мы можем констатировать, что ситуация со свободой прессы в Дагестане и Чечне только ухудшилась», – считает Бир.

«Более 12 журналистов были убиты в Дагестане с 2000 года. При этом никто не был арестован, и никому не были предъявлены обвинения, хотя властям известны люди, которые имеют отношения к убийствам, – продолжил он. – Также приходится констатировать тот факт, что совершаются нападения на журналистов. Судьба представителей прессы не особо отличается от участи населения, которое также подвергается нападениям и убийствам».

По мнению Йоханна Бира, руководство Дагестана не вполне адекватно оценивает деятельность журналистов.

«Мы беседовали с представителями президента Дагестана, которые утверждали, что независимая пресса поддерживает экстремистов. Им абсолютно не понятно, что пресса должна объективно освещать события, а не быть инструментом пропаганды в руках власти. Правительство считает, что те, кто их критикует, это экстремисты. Руководство живет принципом: те, кто не с нами – те против нас», – поделился он своими соображениями.

Рассуждая о ситуации в Чечне, Бир отметил, что она более плачевная, нежели в Дагестане: «В Чечне все журналисты находятся под сапогом одного человека, который заставляет их выражать лишь позитивную точку зрения на то, что происходит в республике».

«В прессе высказывается лишь точка зрения власти, – говорит Йоханн Бир. – Нет критики в адрес президента Чечни. Невозможно встретить информацию о продолжающихся похищениях в Чечне, а также отражение тех проблем, с которыми сталкиваются жители. В частности, о коррупции в сфере здравоохранения. По мнению пресс-секретаря президента Чечни Альви Каримова, в республике есть оппозиционная пресса – газета “Грозненский рабочий”. Но ее оппозиционность заключается в том, что она платная, а остальная пресса бесплатная, а также в том, что на первой странице нет портрета Кадырова, а на остальных есть. Это – плюрализм по-чеченски».

Главная причина низкого уровня свободы слова, по мнению сотрудника «Репортеров без границ», это сильнейшая атмосфера страха, царящая как среди журналистов, так и в обществе в целом.

«В Чечне журналисты занимаются самоцензурой и не смеют написать ничего против власти. Во время разговора с чеченскими журналистами на болезненные для власти темы они замолкали или же просили не называть их фамилии. Основная причина самоцензуры и страха – похищение и убийство людей, а также безнаказанность организаторов этих противоправных действий. За фасадом восстановленной Чечни происходят массовые нарушения прав человека, но журналисты молчат, опасаясь властей», – отметил Йохан Бир.

С тем, что ситуация со свободой слова в Чечне тяжелая, согласен журналист чеченского независимого журнала «Дош» Абдулла Дудуев.

«Официальные издания в Чечне напоминают участников социалистического соревнования, цель которых – доказать лояльность власти», – говорит он.

По его словам, подобная ситуация складывается на всем Северном Кавказе.

«Наши корреспонденты в Ингушетии провели опрос среди населения касательно популярности президента республики. После опубликования результатов опроса нам позвонили из администрации президента и попросили опубликовать “правильные результаты”. Во всех регионах Северного Кавказа тяжелая ситуация со свободой слова. Журналистам приходится работать в экстремальных условиях», – пояснил Дудуев.

В свою очередь, член правления правозащитного общества «Мемориал» Александр Черкасов отметил, что в Дагестане возможно осуждение людей за нападение и убийство журналистов. Между тем в Чечне местные силовые структуры делают все, чтобы помешать расследованию убийства правозащитницы Натальи Эстемировой.

«Следователь Игорь Соболь, ведущий дело о ее убийстве и работающий в Чечне, сталкивается с откровенным противодействием местных силовых структур», – говорит Черкасов.

По его мнению, версия следствия, согласно которой Эстемирову убил боевик Алхазур Башаев за то, что она назвала его боевиком, является ничем иным как попыткой повести расследование по ложному следу.

«Сравнительный анализ ДНК Алхазура Башаева и генетического материала, добытого на месте убийства, показал, что они принадлежат разным людям. Главные вещественные доказательства – удостоверение сотрудника милиции с вклейкой фотографией Башаева, пистолет, из которого было совершено убийство, были найдены в заброшенном доме Башаевых. Что же получается, что боевик положил орудие убийства в свой заброшенный дом, где следствие первым делом будет искать?!» – не скрывая возмущения, заявил журналистам правозащитник.

После чего он добавил: «Все свидетельские показания на главного подозреваемого в убийстве добыты в чеченских тюрьмах. Зная тамошние нравы, у нас возникают сомнения в их достоверности».

«Не надеясь на объективное расследование убийства Натальи Эстемировой, юристы “Мемориала” подали жалобу в Страсбургский суд по правам человека. Мы будем добиваться справедливости в европейском суде, так как в России это невозможно», – резюмировал Александр Черкасов.

Напомним, сотрудница организации «Мемориал» Наталья Эстемирова была похищена 15 июля 2009 года из своей квартиры в Грозном, вывезена в Ингушетию и убита. Ее убийство вызвало широкий общественный резонанс.

О событиях на российском Кавказе читайте в спецрепортаже «Кавказ сегодня»

XS
SM
MD
LG