Линки доступности

Российская молодежь равнодушна к свободе слова

  • Эрика Марат

«Откроешь окно – шумно, закроешь – душно», – как-то отозвался о свободе слова глава правительства РФ Владимир Путин. Он признает, что свобода слова важна в политическом процессе, однако порой она не нравится представителям власти. В 2009 году Россия заняла 153 место после Афганистана, Беларуси и Фиджи в списке стран организации «Репортеров без границ», которая измеряет свободу прессы по всему миру. Такой низкий рейтинг России независимые журналисты в России сравнивают с ситуацией в советское время.

«Я думал, что наше поколение было потеряно, и только у следующего поколения появиться возможность свободно выражаться и высказывать критику правящему режиму», – сказал о свободе слова в России на презентации в университете Джонса Хопкинса Николай Руденский, заместитель главного редактора интернет газеты «Грани.ру». «Но, к моему удивлению, российская молодежь не ценит свободу слова, и самоцензура среди журналистов широко распространена», – отмечает редактор. Поэтому, считает Руденский, сегодня проблема России не в дефиците информации, а в отсутствии спроса на нее.

Ситуация со свободой слова в России резко изменилась с приходом к власти Путина в 2000 году. После правления президента Бориса Ельцина, когда контроль государства над средствами массовой информации практически отсутствовал, новый президент начал усиливать контроль над СМИ уже в первый год своего правления. Независимый и популярный телеканал НТВ одним из первых попал под влияние властей. «К сожалению, – рассказывает Руденский, – на тот момент не нашлось никого, кто бы мог остановить этот процесс, пока власти не установили контроль над всеми остальными каналами и газетами. Сегодня канал НТВ контролируется Газпромом».

Российское телевидение часто выступает в защиту интересов правительства, и только некоторые радиоканалы предлагают более широкий спектр информации. Радиостанция «Эхо Москвы», например, отличается своей независимой от государства позицией. Но известно, что Газпром владеет крупным пакетом ее акций. «Хотя государству невозможно достичь полного контроля над СМИ, контроль, достигнутый сегодня, уже достаточно существенный», – отмечает Руденский.

По мнению редактора, Интернет – это единственный информационный ресурс почти не контролируемый государством. «Власти пока не воспринимают Интернет как важное информационное поле», – считает Руденский. Например, «Грани.ру» никогда не испытывали давление властей, несмотря на то, что часто предоставляют возможность высказать свою точку зрения политической оппозиции. Несколько других российских Интернет- изданий также печатают более смелую критику Кремля, которую не могут позволить себе теле- и радио СМИ.

Недавно российские власти включили новую статью в Уголовный кодекс о преследовании за политический экстремизм. Но само понятие «экстремизм» имеет широкое толкование в кодексе и может означать как оскорбление на этнической и религиозной почве, так и призывы сменить власть в стране. Власти произвольно толкуют эту статью. Например, высказывание мэра Сочи Анатолия Пахомова: «Цыган и бомжей необходимо вывозить на строительные объекты и принуждать их там работать, как во времена Советского Союза», – осталось без внимания властей, рассказывает Руденский. Тогда как название московской шашлычной «Антисоветская» вызвало бурное возмущение молодежного движения «Наши». Активисты движения признали действия владельцев шашлычной оскорбительными и заставили поменять название.

Теоретически, любой, у кого есть Интернет в России, может получить доступ к широкому спектру информации. Но, по словам Руденского, у Интернет- сайта газеты «Известия» гораздо больше посетителей по сравнению с «Грани.ру». В целом, государственные СМИ пользуются гораздо большим спросом, нежели те, которые предлагают альтернативную точку зрения. Как объяснить такой феномен, Руденский затрудняется ответить: «Это глубокий вопрос, возможно имеющий корни в истории страны». Но пока отсутствует спрос на свободу слова, вряд ли появится предложение.

XS
SM
MD
LG