Линки доступности

Рейтинг свободы слова в различных регионах России


«Сегодня нет ни одного относительно массового СМИ, для которого не существовало бы закрытых тем и недосягаемых для критики персон».

«Журналисты пишут с опаской, телевидение вообще предпочитает делать в основном оплаченные кем-то сюжеты. Или по договоренности с властями освещает некие “общественно-значимые проблемы”».

«Большинство журналистов, работающих в СМИ, не финансируемых властью, считает себя абсолютно свободными. Журналисты же из другого лагеря считают, что такой цензуры, какая существует сейчас, не было даже во времена социализма».

Это – выдержки из отчетов региональных экспертов Фонда защиты гласности. На основе этих отчетов составлена «карта гласности», на которой каждый из российских регионов отмечены разными цветами в зависимости от уровня свободы печатной и электронной прессы. Презентация Карты гласности состоялась в Санкт-Петербургской правозащитной организации «Гражданский контроль», а финансовую поддержку в работе над Картой и в ее выпуске в свет оказал Фонд Д. и К. МакАртуров (MacArthur Foundation).

Президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов с сожалением отметил, что ни в одном из российских регионов пресса не может считаться полностью свободной. Некоторые характеристики свободной прессы заметны в 16 российских регионах, еще в 44 регионах эти характеристики едва просматриваются, и в 22 регионах РФ пресса (по оценке экспертов Фонда защиты гласности) несвободна. По еще одному региону – а именно, по Чукотскому автономному округу – ФЗГ сведениями не располагает.

Карта гласности в России составляется уже в пятый раз. По сравнению с прошлым годом ситуация улучшилась в 6 регионах (то есть они перешли из «несвободных» в «относительно несвободные», или «относительно свободные»), а ухудшилась в 13-ти регионах, которые совершили движение в обратном направлении. Наиболее тяжелая ситуация на Северном Кавказе, в Калмыкии, национальных республиках Поволжья, в Забайкальском и Хабаровском краях, а также в Ленинградской и Московской областях, где власти контролируют прессу полностью. Относительно благополучная ситуация в Карелии, Санкт-Петербурге, Свердловской области, на юге Западной Сибири и на Дальнем Востоке. Но наиболее характерна ситуация с относительно несвободными регионами, к которым, как считают эксперты Фонда Защиты Гласности, относится и Москва.

На вопрос корреспондента «Голоса Америки», кто является адресатами Карты гласности, президент ФЗГ Алексей Симонов ответил, что она предназначена, главным образом, для медиа-сообщества, но также существенна и для имиджа власти. «Правда, с тех пор, как власть перестала быть выборной, проблема имиджа волнует ее все меньше», – добавил Алексей Симонов, но, тем не менее, пообещал воспользоваться своим членством в Совете при Президенте РФ по содействию гражданскому обществу и правам человека с тем, чтобы довести эту карту до сведения Дмитрия Медведева.

Вместе с тем, едва ли эта карта будет интересна региональным союзам журналистов, которые в целом удовлетворены положением, при котором пресса частично свободна, или частично несвободна, что бывает довольно трудно различить. Говоря о восприятии предыдущих выпусков Карты Гласности, Алексей Симонов отметил: «Чем больше мы этих карт выпускаем, тем больше общественность их игнорирует. Года четыре назад реакция была острее. Сейчас добиться того, чтобы серьезные издания ее перепечатали, нам вряд ли удастся. Журналистам становится все менее интересно, что делается со свободой слова, потому что им это и так давно известно».

Руководитель региональной сети Фонда защиты гласности Борис Тимошенко рассказывает, как реагируют на эти Карты региональные власти: «Сначала воспринимали болезненно, а сейчас стали обижаться. Мол, кто вы такие, чтобы нас учить, мы тут и так все сами знаем. Почему вы считаете, что вам из Москвы лучше видно, что у нас здесь происходит? Но мы так вовсе не считаем, потому и пользуемся услугами местных экспертов, которые знают ситуацию изнутри».

Борис Тимошенко рассказал, что руководство Фонда рассылает на места анкету из 29 пунктов, составленную на основе подобных опросных листов зарубежных коллег. Среди вопросов, в частности, такие: есть ли в вашем регионе монополия на распространение газет? Есть ли независимые типографии, либо печатать газеты приходится в другом регионе? Есть ли проблемы с получением аккредитации? Какова готовность чиновников дать ответ на запрос, и т.д. Эксперты изучают анкету и дают свою оценку. В принципе же свобода прессы оценивается по трем основным параметрам: свобода доступа к информации, свобода работы над информацией и свобода распространения информации.

Свои рейтинги состоянияю свободы слова в России дают и авторитетные зарубежные агентства, в частности, американское Freedom House и французское Reporters sans frontieres (сокращенно RSF) – «Репортеры без границ». По просьбе Алексея Симонова директор Института региональной прессы Анна Шароградская подготовила сообщение на тему «Рейтинги свободы слова международных и российских организаций». По мнению Анны Шароградской, Freedom House работает по очень структурированной системе определения рейтингов. У «Репортеров без границ» система более сложная и менее очевидная, поэтому предстоит понять, какая из этих систем работает лучше.

В беседе с корреспондентом «Голоса Америки» Анна Шароградская сказала, что RSF опирается, в основном, на европейское представление о свободе прессы, а Freedom House, соответственно, на американское. «Американцы своей 1-й Поправкой допускают, по сути, безграничную свободу прессы. Но это не значит, что постфактум не могут быть подвергнуты санкциям те, кто нарушает другие свободы, пользуясь свободой прессы. Что же касается “Репортеров без границ”, то они больше пекутся о свободе индивидуума, и для них свобода прессы вторична. Вот так я это вижу», – подытоживает Анна Шароградская.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

XS
SM
MD
LG