Линки доступности

Французский фильм «Франц» демонстрируется в Нью-Йорке

В 22-й раз в Нью-Йорке проходит ежегодный масштабный показ нового французского кино. В рамках программы «Рандеву с французским кинематографом» Кинообщество Линкольн-центра и киноорганизация «Юнифранс» до 12 марта демонстрируют 23 игровых и документальных фильма. Это и работы известных, признанных мастеров, таких как Аньес Варда, Бруно Дюмон, Николь Гарсия, и фильмы представителей нового поколения.

Одним из самых значительных фильмов программы стала ретродрама режиссера Франсуа Озона «Франц» (Frantz). Лента, снятая совместно с Германией, основана на сюжетной линии антивоенной драмы Эрнста Любича «Недопетая колыбельная» (1932). Компания Music Box Films 15 марта выпускает «Франца» в Нью-Йорке.

Это история о трагических последствиях войны, о причудливом и загадочном переплетении судеб, о вине и прощении, об истине и лжи, о любви и долге. В центре сюжета немка Анна (Паула Бир) и француз Адриен (Пьер Нине), которых судьба странным образом объединяет в их привязанности и любви к покойному жениху Анны Францу, погибшему в одном из сражений Первой мировой войны. Сразу после установления мира Адриен приезжает в немецкий городок, где живут родители Франца, а с ними и Анна, чтобы почтить память погибшего, и Анна начинает проникаться нежными чувствами к благородному и пылкому французу...

Франсуа Озон (Francois Ozon) – один из ведущих кинорежиссеров Франции. Родился в Париже в 1967 году. Последние двадцать лет пишет сценарии и ставит фильмы, многие из которых, как отмечает критика, рассказывают о сильных женских характерах. Он известен в мире такими лентами, как «Под песком» (Under the Sand). «8 женщин» (8 Women), «Бассейн» (Swimming Pool), «Молода и прекрасна» (Young and Beautiful).

С Франсуа Озоном, приехавшим в Нью-Йорк на презентацию фильма и встречи со зрителями, встретился корреспондент Русской службы «Голоса Америки».

Олег Сулькин: Вы показываете уютную, размеренную жизнь маленького немецкого городка, его обитателей, с заметной симпатией. С чем связано ваше увлечение Германией?

Франсуа Озон: Будучи еще ребенком, я открыл для себя Германию. Близким другом моего отца был немец. Мы часто ездили в Германию, и я был немножко похож на Адриена, когда общался с друзьями моего отца. Потом, учась в школе, я узнал об отношениях Франции и Германии в прошлом, в особенности, во время Второй мировой войны. Я узнал, что нацисты убили миллионы евреев, для меня это стало потрясением. В доме друзей в Гамбурге я увидел книжку – «Дневник Анны Франк». Я ее прочитал и понял, что каждая немецкая семья, включая ту, где я жил, тем или иным образом причастна к нацизму.

О.С.: Пьеса Мориса Ростана и основанный на ней фильм Эрнста Любича «Недопетая колыбельная» ставят в центр истории француза, приехавшего в Германию поклониться могиле немецкого солдата. Вы же рассказываете эту же историю с точки зрения девушки-немки, бывшей невесты погибшего. Почему?

Ф.О.: Во французском кино немцев частенько изображают нехорошими людьми. Мне, как режиссеру-французу, захотелось поменять ракурс и рассказать эту историю с немецкой точки зрения. В конечном счете все сводится к понятию человечности, а она одинакова для всех народов. А любовный треугольник и подмена одного «угла» другим – это очень популярный мотив, достаточно вспомнить «Головокружение» Хичкока.

О.С.: Ваши предыдущие фильмы, – и «Молода и прекрасна», и «Новая подружка», –затрагивают тему «любовь и смерть». И во «Франце» она заявлена...

Ф.О.: Правда, романтические сцены во «Франце» куда менее откровенны, чем в моих предыдущих фильмах. Адриен только однажды встретил Франца, встретил на войне, как врага, но в своем воображении сочинил историю их дружбы и нежной привязанности. Адриен еще не разобрался в своей сексуальной идентичности, для него любовь, секс – сфера трудных раздумий и колебаний, мучительного выбора. Адриен рассказывает родителям Франца придуманную им красивую историю. Кстати, в фильме Любича Адриен занимает место Франца, но для меня этот ход показался невозможным.

О.С.: Фильм полон недосказанности. Похоже, вы манипулируете ожиданиями зрителей, создавая мягкий, тонкий саспенс. А финал, признаюсь, озадачил меня неопределенностью.

Ф.О.: Да, это открытый финал. И как вы его поняли?

О.С.: Трудно сказать...

Ф.О.: Вот как я это вижу. Между Анной и Адриеном все закончилось, ведь правда же? Он уже не волшебный принц, как она прежде думала, когда он приехал к ним в Германию. Она переворачивает эту страницу и открывает новую. Картина Мане «Самоубийство», на которую она смотрит в Лувре, для нее символ прошлого, с которым она расстается.

О.С.: Теперь я понимаю, почему вы, сняв черно-белую картину, последние кадры сделали цветными... А случайно ли совпадение вашего имени Франсуа и имени героя Франц?

Ф.О.: Наверное, это что-то из сферы подсознания. Ведь имя Франц произносится почти как имя моей страны – France. У всех героев свое представление о Франции. Когда Анна приезжает во Францию, она открывает для себя страну, которую прежде представляла иной. Здесь много совпадений и пересечений.

О.С.: Утешая родителей Франца, Анна читает им придуманные ею письма Адриена. Она создает своего рода параллельную реальность, и вы, очевидно, на ее стороне. Почему?

Ф.О.: Секреты и ложь – это не всегда плохо. Бывает ложь во спасение, бывают целительные умолчания. Анну поддерживает священник на исповеди, он говорит, что родители Франца столько страдали, что пусть ложь поможет им выстоять.

О.С.: Актеры очень выразительны, и Пьер Нине в роли Адриена, и Паула Бир в роли Анны. Как вы их выбрали?

Ф.О.: Я всегда уделяю большое внимание кастингу. У меня не было сомнений относительно Пьера Нине. Он один из лучших в своем поколении. Необычайно выразительный актер, прекрасно передает уязвимость, трепетность, женственность Адриена. Паула Бир тоже, на мой взгляд, очень убедительна. Актрисы обычно храбрее актеров-мужчин, они охотней идут на риск, с ними интересней работать.

О.С.: Вас считают одним из ведущих режиссеров мирового кино...

Ф.О.: Во Франции так не говорят (смеется). Но для меня призы и рейтинги не столь важны. Гораздо важнее свобода снимать то, что я хочу. И успех нового фильма дает мне возможность снимать следующий. Я стараюсь не зацикливаться на прошлом, я думаю о будущем.

О.С.: Говоря о прошлом... В картине показан агрессивный национализм и в немецком варианте, и во французском. Подозрительность к другим, ненависть к иностранцам, восхваление себя. Сегодня национализм на подъеме, - и в Европе, и в Америке. Так что ваш фильм получил дополнительный заряд актуальности...

Ф.О.: Я не думал об этом, когда писал сценарий. Так получилось, что картина оказалась вброшена в острую дискуссию о новых границах и стенах, о Брекзите и о Трампе.

О.С.: В ноябре вам исполнится 50 лет. У вас есть ощущение, что вы достигли того, чего хотели?

Ф.О.: Ну спасибо, что напомнили (смеется). Нет, ощущения завершенности у меня нет. Может, потому что я еще не снял фильм-шедевр.

О.С.: Недавно я прочитал, что вы снимаете триллер по произведению Джойс Кэрол Оутс.

Ф.О.: Я уже закончил новую картину. Это откровенный эротический триллер, своего рода компенсация за целомудренного «Франца». Как бы перевести название с французского? Наверное, так – «Double Lover» (Двойной любовник). Это история девушки, в которую влюблены парни-близнецы.

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG