Линки доступности

В курдских отрядах самообороны есть и граждане западных стран. Многие из них уверены, что борются за правое дело

Когда канадец Питер Дуглас пересекал иракско-сирийскую границу, он был твердо уверен, что делает это с гуманитарной целью – помочь сирийскому народу.

Дуглас – один из многих иностранцев, которые втайне от властей присоединяются к борьбе с боевиками «Исламского государства», убившими тысячи людей и захватившими огромные территории Ирака и Сирии, которые они объявили своим халифатом.

Многие из этих иностранцев говорят, что они приехали сюда с гуманитарными целями, но в то же время отмечают, что не все готовы рассматривать в таком ключе их решение взяться за оружие и воевать за сирийский народ.

«Я хочу воевать с «Исламским государством», хотя, возможно, это будет мое последнее дело в жизни», – говорит 66-летний Дуглас из Ванкувера, готовясь пересечь на лодке удаленный участок реки Тигр.

«Мне осталось десять лет, пока у меня не начнет развиваться слабоумие или постигнет инсульт, и я хочу успеть сделать что-то хорошее», – добавил он, признавая, что вооруженная борьба – это новое для него занятие.

По некоторым оценкам, несколько десятков граждан западных стран присоединились к курдским бойцам, сражающимся с «Исламским государством» на севере Сирии. Среди них – американцы, канадцы, жители Германии и Великобритании.

Вооруженная группировка сирийских курдов, известная как «Отряды народной самообороны» (ОНС), не публикует официальные данные по иностранным «борцам за свободу», как они их называют. По мнению экспертов, сложно оценить их общее число. Однако оно меркнет по сравнению с 16 тысячами иностранцев из примерно 90 стран, которые, по оценкам Госдепартамента США, воевали на стороне «Исламского государства» с 2012 года.

ООН выступила с предупреждением, что экстремистские группировки в Сирии и Ираке «в беспрецедентном масштабе» осуществляют вербовку иностранцев, готовых вести джихад, которые могут «сформировать ядро новой диаспоры» и стать угрозой на ближайшие годы.

Борьба за правое дело?

Правительства западных стран ведут тщательное наблюдение за иностранными бойцами, но правоохранительные органы по-разному относятся к тем, кто воюет на стороне «Исламского государства» и к людям, связанным с курдским сопротивлением, чьи мотивы довольно неоднородны.

Премьер-министр Великобритании Дэвид Кэмерон дал понять, что есть фундаментальное различие между вооруженной борьбой на стороне курдов и борьбой в рядах «Исламского государства». Британское законодательство не считает преступлениями любые случаи участия в вооруженном конфликте за рубежом.

Двое опытных британских военных, Джеми Рид и Джеймс Хьюз, в декабре вернулись в Англию, проведя несколько месяцев в рядах ОНС, и заявили, что они воевали за гуманитарные цели. Против них не было предпринято никаких мер.

Они заявили, что были возмущены серией леденящих кровь видеозаписей с убийствами двух американских журналистов, одного американского и двух британских гуманитарных работников, а также тяжелым положением миллионов сирийцев, оказавшихся зажатыми между «Исламским государством» и правительственной армией.

По оценкам британской мониторинговой организации Syrian Observatory for Human Rights, за шесть месяцев жертвами радикальной суннитской группировки вне поля боя в Сирии стали 1878 человек, главным образом – мирные жители.

Более 200 тысяч человек были убиты в сирийской гражданской войне, которая началась, когда силы президента Башара Асада подавили мирные демократические протесты в 2011 году.

«Мы отправились туда, чтобы помочь невинным людям и задокументировать борьбу ОНС против ИГИЛ», – сообщил Reuters 26-летний Хьюз, прослуживший пять лет в британской армии.

«Нас очень тепло встретили дома. Все считали, что мы – герои. Они гордятся нами. Я также получил сотни сообщений от людей, которые хотят присоединиться к ОНС», – добавил он, отметив, что собирается возвратиться в Сирию в ближайшие месяцы.

Тем не менее, многие иностранные бойцы ОНС обеспокоены правовыми последствиями после возвращения домой и стараются сохранять анонимность.

«У нас могут быть проблемы с нашим правительством», – заявил один бывший американский военный, который постарался привести все свои финансовые и юридические дела в порядок перед тем как отправиться в Роджаву – сирийский регион, который контролируется ОНС.

Многие обеспокоены тем, как их поступки преподносят СМИ в их родных странах, и хотят прояснить, что они добровольцы, а не наемники. Они утверждают, что не получают денег, но находятся там, поскольку верят в правоту своего дела.

У многих есть некоторый военный опыт, и они вызвались отправиться на войну, используя контакты в Facebook.

Аналитик итальянского Института международных политических исследований Лоренцо Видино говорит, что иностранные бойцы могут говорить, что они включаются в борьбу с «Исламским государством», руководствуясь благими намерениями, но с военной точки зрения они неэффективны.

«Западные граждане в рядах ОНС – это очень скромный феномен, особенно в сравнении с «Исламским государством». Вербовочная машина «Исламского государства» работает лучше, и это видно по цифрам», – заявил он Reuters.

Боец из США Дин Паркер, которому 49 лет, отправился воевать после того, как посмотрел кадры августовского наступления в Синджаре на севере Ирака, когда боевики «Исламского государства» убили или захватили в плен тысячи представителей езидского меньшинства.

«Я увидел страх и ужас в этих детских глазах, которые смотрели прямо на меня через камеру. Ничто не трогало меня так за всю мою жизнь», – написал он в электронном письме. Паркер был одним из нескольких иностранных бойцов в Сирии, которые были проинтервьюированы на месте по электронной почте или по телефону в ноябре-декабре.

31-летнияя жительница Тель-Авива Гилл Розенберг, имеющая двойное канадско-израильское гражданство, в недавнем интервью израильскому радио сказала, что решила присоединиться к ОНС по гуманитарным и идеологическим соображениям.

Однако у иностранных комбатантов могут быть и другие мотивы.

Бывший американский военный, 28-летний Джордан Мэтсон из Висконсина, присоединившийся к ОНС около четырех месяцев назад, заявил, что хотел убежать от «гражданской» жизни, которая ему не нравилась.

«А здесь, наоборот, все имеет смысл», – заявил он Reuters на базе ОНС в районе Дерика – города в сирийском Курдистане.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG