Линки доступности

Другие времена российской внешней политики


Выступление президента Дмитрия Медведева перед сотрудниками российского дипломатического корпуса 12 июля вызвало немало откликов среди сообщества аналитиков как в России, так и за рубежом. При этом в высказывания Д.Медведева о приоритетах российской внешней политики на востоке и на западе Европы эксперты, дипломаты и политики трактовали с большим разбросом мнений.

В своем выступлении в здании на Смоленской площади в Москве Дмитрий Медведев призвал сотрудников российских посольств, консульств и других дипломатических миссий «более эффективно использовать возможности нашей внешней политики» с тем, чтобы «решать наши внутренние проблемы и модернизировать нашу страну, ее экономику, социальную сферу, а также политическую систему». В числе главных международных партнеров в деле осуществления модернизации были названы Германия, Франция, Италия, Европейский Союз в целом, а также Соединенные Штаты Америки.

Затем были упомянуты страны Азиатско-тихоокеанского региона и партнеры России по БРИК, и лишь после этого упомянуты страны СНГ. В целом же Дмитрий Медведев призвал дипломатов избавляться от старых стереотипов, «даже если эти стереотипы получены еще в МГИМО». Президент России высоко оценил свой визит в США и сказал, что потенциал двустороннего взаимодействия «не должен ограничиваться только сокращением ракет или пикировкой по отдельным региональным конфликтам». Подробно говорил президент России о еще одной, по его словам, «сложной теме» иранской ядерной программе. «Очевидно, что Иран приближается к обладанию потенциалом, который, в принципе, может быть использован для создания ядерного оружия».

Судя по всему, дипломатический корпус отреагировал на речь президента страны довольно буднично. По словам посла России в ФРГ Владимира Гринина, которые приводит газета «Коммерсант», «такие встречи чрезвычайно полезны. По Конституции, президент определяет внешнюю политику страны. И мы здесь получаем ориентировки из первых рук».

На постсоветском пространстве переориентацию российской внешней политики восприняли с настороженностью. Так, лидер коммунистов в Верховной Раде Украины Леонид Грач уверен, что США и Европейский Союз никогда не станут для России надежными партнерами. «Если Россия отвернется от нас, то это будет значить, что нас отдадут на съедение как котят, американцам и Западу. Тогда на нашей территории создадут «лишайный пояс», и тогда Украину ждет сценарий Киргизии или Молдавии, где к власти приходят политики, зависимые от Америки. Поэтому Россия должна отдавать себе отчет, что она ответственна, в том числе, за Украину», – заявляет Леонид Грач в интервью агентству «Росбалт».

Более спокойные настроения отмечаются в украинской правящей «Партии регионов». Заместитель председателя фракции ПР в Раде Михаил Чечетов в интервью российским СМИ сказал, что интеграция с Европейским Союзом роднит Россию с Украиной и добавляет: «мы должны по максимуму объединиться с Российской Федерацией в этом вопросе, помогать друг другу в интеграции в ЕС, ведь Россия для Украины все равно останется самым главным стратегическим партнером».

О том, как было воспринято выступление Дмитрия Медведева на Западе, в частности, в странах Евросоюза, в беседе с корреспондентом «Голоса Америки» рассказал немецкий политолог-международник, член Совета по внешней политике ФРГ Александр Рар.

По его словам, в Европе «очень внимательно выслушали и проанализировали речь российского президента. На Западе понимают, – продолжает Александр Рар, – что Россия стремится стать современным государством, а для этого нужно создать институты, работоспособные в демократических, рыночных условиях. И такие институты уже есть в развитых странах Запада». По словам немецкого политолога, в странах ЕС позитивно оценили то, что Дмитрий Медведев призвал российских дипломатов перенимать у Запада опыт построения гражданского общества.

«Я считаю, что Медведев пытается модернизировать весь российский истеблишмент, всю российскую бюрократию, институты власти, и сейчас он взялся за МИД, чтобы сделать это ведомство более современным, более похожим на внешнеполитические ведомства ведущих западных государств».
По мнению Александра Рара, идея эта – очень интересная, другое дело, насколько быстро ее можно реализовать в современных российских условиях?

Многие эксперты обратили внимание на то, что российский президент упомянул Европейский Союз и США даже раньше, чем Китай и Индию. По мнению собеседника «Голоса Америки» в этом нет ничего странного: «Россия вспоминает про эти две страны, когда ей кажется, что она теряет взаимопонимание с Западом, или, когда считает, что Европа и США утратили к ней интерес, – отмечает Александр Рар, – И тогда «пугало» треугольника Россия-Китай-Индия выходит на политическую арену, чтобы напомнить Западу, что с Россией нужно говорить на равных».

Немецкий политолог также подчеркнул, что в речи Медведева очень мало упоминалось о странах СНГ. Между тем, за последние 20 лет, когда российские лидеры затрагивали тему внешнеполитической доктрины, именно постсоветскому пространству всегда придавалось очень большое значение. Теперь, по мнению Александра Рара, наступают другие времена.

Новости политики читайте здесь

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

XS
SM
MD
LG