Линки доступности

Наследие Теодора Герцля: утопия, ставшая реальностью


Кадр из фильма «Это не сон: жизнь Теодора Герцля»

Кадр из фильма «Это не сон: жизнь Теодора Герцля»

В Нью-Йорке и Лос-Анджелесе выходит документальный фильм об основоположнике сионизма

На рубеже 19-20 веков идея создания еврейского государства в Палестине многим казалась утопией. Через полстолетия – в 1948 году – было провозглашено Государство Израиль. Его провозвестником и горячим энтузиастом был Теодор Герцль (1860-1904) – журналист, писатель, драматург, заложивший основу политического движения сионизма. Ему посвящен новый документальный фильм «Это не сон: жизнь Теодора Герцля» (It Is No Dream: The Life of Theodor Herzl), который 10 августа выходит в прокат в Нью-Йорке, а через неделю, 17 августа, – в Лос-Анджелесе.

Это новая работа режиссера Ричарда Транка и студии Moriah Films – киноотделения Центра Симона Визенталя, международной правозащитной и образовательной организации с центром в Лос-Анджелесе.

В фильме рассказывается, как после громкого процесса над Дрейфусом, который он освещал как журналист, Теодор Герцль пришел к выводу: ответом на рост антисемитизма в Европе может стать создание еврейского государства в Палестине. Свои взгляды он изложил в книге «Еврейское государство», получившей международную известность. Многочисленные оппоненты высмеивали Герцля, а друзья и родные опасались, не помутился ли у него рассудок. Герцль развил кипучую деятельность по сплочению сил своих сторонников и уже в 1897 году в Базеле собрал их на первый конгресс Всемирной сионистской организации. Герцль много путешествует, пропагандируя свои идеи, добивается встреч с германским кайзером, султаном Оттоманской империи и другими лидерами тогдашнего мира, убеждая их в пользу своего плана.

Ричард Транк – продюсер, соавтор сценария и режиссер фильма «Это не сон: жизнь Теодора Герцля». В 1998 году он получил премию «Оскар» как один из продюсеров документального фильма «Долгая дорога домой». С Ричардом Транком побеседовал корреспондент «Голоса Америки» Олег Сулькин.

Олег Сулькин: Вы для себя увидели в личности Теодора Герцля что-то новое?

Ричард Транк: Меня поразило, каким он был блистательным литератором и журналистом. Его фамилия фигурировала на первых полосах венской «Новой свободной прессы», тогдашней ведущей газеты Европы. Мне было чрезвычайно интересно узнать эволюцию его взглядов на антисемитизм, проследить за его поисками оптимального решения судьбы еврейства в условиях преследований и дискриминации. Очень драматична его личная судьба. Семейная жизнь у Герцля не сложилась, жена Юлия не разделяла его взглядов.

О.С.: Герцля знают как идеолога создания независимого еврейского государства...

Р.Т.: Да, он вписал свое имя в историю как человек, вопреки массовому скепсису и равнодушию, сумевший с нуля создать политическое движение за массовое переселение евреев в Палестину и за создание там еврейского государства. Он добился создания организации всего за восемь лет. Герцль провидел картину будущего, и менее чем через полвека его провидение сбылось – на карте мира появилось Государство Израиль.
Бен Кингсли и Ричард Транк на озвучании фильма Courtesy Moriah Films

Бен Кингсли и Ричард Транк на озвучании фильма Courtesy Moriah Films


О.С.: Как вы собирали материалы к фильму?

Р.Т.: Обычно я стараюсь глубоко погрузиться в тему. Начал с того, что прочитал несколько биографий Герцля, его собственные сочинения, исторические книги о том времени, чтобы лучше понимать контекст. Меня интересовали также фотоматериалы, кинохроника.

О.С.: В такого рода фильмах-исследованиях всегда есть опасность перенасытить повествование мнениями экспертов.

Р.Т.: Я всячески хотел избежать монотонности и статичности, которая возникает от переизбытка «говорящих голов» на экране. Пригласил профессора Роберта Вистрика, одного из крупнейших специалистов по истории еврейства и антисемитизма. В основном он комментирует события жизни и идеи Герцля. Мы поехали со съемочной группой в те города и страны, где жил и бывал Герцль, чтобы новыми кадрами дополнить существующую хронику, в том числе пионеров кинематографа братьев Люмьер и Эдисона.

О.С.: Вы пригласили на роль ведущих, наговаривающих закадровый текст, двух знаменитых киноактеров – сэра Бена Кингли и Кристофа Вальца. Зная их текущую востребованность, не могу не спросить: как вам удалось их уговорить?

Р.Т.: Дружба центра Симона Визенталя с Беном Кингсли имеют долгую историю. В 1989 году Кингсли сыграл Симона Визенталя в телефильме «Убийцы среди нас». Он к нам очень хорошо относится. Это уже третий наш фильм, в котором он занят как повествователь. Бен идеально подошел как главный рассказчик. Нам повезло: он как раз заканчивал работу в «Хьюго» у Скорсезе, и у него возникли «окошки» в графике. Что касается Вальца... Герцль родился в Будапеште, жил в Австрии, его родным языком был немецкий. И я подумал: голос австрийца Вальца, говорящего по-английски с характерным акцентом, – это то, что надо для голоса Герцля.

О.С.: Вальц, наверное, был удивлен предложением...

Р.Т.: Нам повезло: член правления центра Визенталя, режиссер и продюсер Бретт Ратнер оказался знаком с Вальцем. Мы послали ему имейл, и он быстро откликнулся, написав, что ему наше предложение очень интересно. Мы знали, что на репетициях перед съемками нового фильма Квентина Тарантино «Джанго освобожденный» Вальц получил травму, объезжая лошадь. Сопродюсер и соавтор сценария фильма о Герцле раввин Марвин Хайер, основатель центра Визенталя и дважды лауреат «Оскара», был приглашен на прием в Академию киноискусства, где отмечалось 50-летие фильма «Нюрнбергский процесс». Вдруг к Хайеру приблизился бородатый человек на костылях и представился: я Кристоф Вальц. Хайер удивился: а мы считали, что вы в больнице, поэтому вас не беспокоили. Короче, через три дня Вальц уже сидел в студии, наговаривая текст.

О.С.: Вы довольны его работой?

Р.Т.: Очень. И я узнал о нем вещи прелюбопытные. Оказывается, его дедушка и бабушка были актерами венского театра, где игрались пьесы Герцля. Сам Кристоф не еврей, но его бывшая жена – еврейка, а сын, очень религиозный юноша, учится в ешиве в Иерусалиме. Кристоф хорошо знал биографию Герцля, интересовался его идеями. Все лучшим образом совпало, все оказалось идеально для нашего проекта.

О.С.: Какие идеи Герцля вы считаете самыми продуктивными?

Р.Т.: Если бы сильные мира того разрешили европейским евреям в начале 20-го века переселяться в Палестину, это могло предотвратить Холокост. Если бы идеи Герцля, умершего в 1904 году, реализовались хотя бы отчасти, то мир в середине 20-го века был бы совершенно иным. Герцль был частью европейской элиты того времени. Высокообразованный человек, много путешествовал по свету, общался с крупнейшими политиками и деятелями культуры мира. Но его взгляды были глубоко демократичны, направлены на то, чтобы помочь бедным, обездоленным людям. Так получилось, что реальную поддержку Герцлю оказали трудящиеся евреи Польши, России, Украины, Литвы, США и Великобритании. Парадокс заключался в том, что многие богатые евреи отвернулись от Герцля. Он долго спорил с Ротшильдом, говоря, что тот ошибается, если надеется, что его богатство поможет ему отгородиться от антисемитизма. Так и произошло в годы нацизма. Несколько представителей французского клана Ротшильдов закончили жизнь в тех же концлагерях, что и все остальные евреи.

О.С.: Что, на ваш взгляд, главное в идейном наследии Герцля?

Р.Т.: Ясность предвидения и логика выводов. Герцль был убежден, что еврейское государство станет образцом для других стран в сферах науки, образования, искусств. Он вовсе не считал религию главным фактором в жизни этого будущего государства, где, как ему виделось, должны мирно сосуществовать синагоги, церкви и мечети. Мы наблюдаем сегодня, что именно религиозный экстремизм во многом является причиной межэтнической напряженности.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG