Линки доступности

Были ли теракты в Бостоне «промахом» Федерального бюро расследований?

В понедельник 22 апреля, уже к вечеру, Федеральное бюро расследований торжественно вернуло кварталы вокруг финишной линии Бостонского марафона в ведомство муниципальных властей Бостона. Место теракта, где погибли три человека и были ранены более 170, постепенно перестает быть закрытым местом преступления – когда городские службы уберут с этих улиц мусор и остатки обломков от взрывов, в кварталы вновь будут допущены горожане и туристы, и жизнь пойдет своим чередом.

Но останется много вопросов, над которыми еще долго будут ломать головы специалисты в Бостоне, Вашингтоне, Москве, Махачкале. Действовали ли братья Царнаевы в одиночку? Что может подтолкнуть обычного на вид человека к массовому убийству? Допустило ли ФБР роковую ошибку, проглядело ли опасность в Тамерлане Царнаеве – просмотрели ли спецслужбы?

Похоже, что у некоторых американских законодателей на последний вопрос ответ уже имеется. Сенатор-республиканец от штата Южная Каролина Линзи Грэм в интервью на канале Си-Эн-Эн обвинил ФБР в том, что оно опасность «проворонило». Конгрессмен-республиканец Майкл Маккол, глава Комитета по национальной безопасности в Конгрессе, подчеркнул, что ФБР допросило Тамерлана и отпустило. Маккол потребовал объяснений, почему от ФБР не поступило тревожных сигналов, которые позволили бы властям предотвратить его действия.

«Это уже пятый случай, о котором я знаю, когда ФБР не удается остановить злоумышленника»
.

Кинг имел в виду предыдущие случаи: Анвара аль-Авлаки, идеолога «Аль-Каиды»; Карлоса Бледсоу, который в 2009 году на призывном пункте в городе Литт-Рок, штат Арканзас, убил военнослужащего; майора Нидаля Малика, который устроил расстрел на военной базе в Форт-Худе; и американца пакистанского происхождения Дэвида Коулмана Хедли, принимавшего участие в планировании терактов в Мумбаи в 2008 году. Всех их, предположительно, несмотря на имевшиеся сигналы, ФБР «проглядело».

Теперь законодатели требуют от администрации президента США и от ФБР подробного отчета и всей информации, которая имелась у правоохранительных органов о братьях Царнаевых.

Что могли

Джефф Стайн (Jeff Stein), колумнист газеты Washington Post, ведущий там регулярную колонку Spytalk («Про шпионов»), не видит в этом деле особого промаха ФБР.

«Один представитель ФБР уже сказал агентству Reuters, что если ФБР будет вести глубинные расследования по поводу абсолютно всех сигналов, которые к ним поступают, а не только по поводу реальных угроз для жизни людей, ФБР не сможет вообще ничего сделать, ему не хватит ресурсов, – сказал Джефф Стайн «Голосу Америки». – Россия не просила ФБР провести какое-то специальное расследование – а только проверить, есть ли негативная информация на Царнаева. Они проверили и никаких свидетельств террористической деятельности не обнаружили».

ФБР навещало Тамерлана Царнаева в начале 2011 года по просьбе ФСБ. ФСБ тогда не предоставило ФБР подробной информации – только то, что Царнаев может быть вовлечен в детельность радикальных организаций. Отчет об этом расследовании был подготовлен ФБР летом 2011 года. ФБР также сообщило, что в ответ на запрос проверяло подозрительные телефонные разговоры, возможное посещение террористических сайтов, связь с подозрительными лицами и передвижения по стране и за границу.

Однако мать подозреваемых Зубейдат Царнаева дала интервью телеканалу Russia Today из Махачкалы по телефону и выразила мнение, что ее сыновей «подставили». Она сказала, что Тамерлан стал религиозным около пяти лет назад, но никогда не говорил ей, что намерен примкнуть к джихаду.

Она заявила, что сотрудники ФБР «вели» Тамерлана на протяжении трех или даже пяти лет, они знали, на каких сайтах он бывал, что они приходили к ним домой и беседовали с Тамерланом и с ней самой.

«Они мне говорили, что он является лидером экстремистов, и что они его боятся, – сказала она в интервью. – Они следили за каждым его шагом. Так как это могло произойти?»

ФБР отрицает эти заявления матери Царнаевых. Накануне в воскресенье представитель ФБР Майк Кортан повторил заявления ФБР, уже сделанные в прошлую пятницу, о том, что единственный контакт, который был у ФБР с Тамерланом Царнаевым – это интервью с ним, которое они провели в 2011 году.

«Для США и американских спецслужб есть приоритеты в борьбе с терроризмом – это «Аль-Каида» и связанные с ней группы, – напоминает Джефф Стайн. – Так что братья Царнаевы ускользнули из поля зрения. ФБР ведь каждый день получает сигналы от граждан, они должны выбирать, какими делами им заниматься».

Эндрю Вайсс, директор Центра по России и Евразии в организации РЭНД (Andrew Weiss, Director, RAND Center for Russia and Eurasia), считает, что имеющейся информации пока настолько мало, что с выводами ни в коем случае нельзя торопиться.

«Мы только еще в начале процесса сбора информации и составления полной картины произошедшего, – сказал он в интервью «Голосу Америки». – В США не так давно были случаи домашнего радикализма в Портленде и в Миннесоте. В штат Орегон, Мохамед Осман Мохамуд изучал джихадистские сайты, хотел произвести взрыв во время зажигания елки на площади.

Жители Миннесоты родом из Сомали уезжали обратно в Сомали и принимали участие в деятельности террористической группы «Аль-Шабаб». Это все затрагивает сложный вопрос – как работать с местными общинами иммигрантов и как распознавать важные сигналы, когда они начинают становить серьезными или даже опасными».

Осведомители

Бывший агент ФБР Коллин Роули в интервью телеканалу Russia Today отметила, что «вновь и вновь мы видим, как разыгрывается все тот же сценарий – ФБР тратит огромные ресурсы на то, чтобы идентифицировать, заманить в ловушку, даже оказать давление на возможных террористов, в то время как реальные остаются без внимания».

Действительно, говорит Джефф Стайн, во многих делах, связанных с терроризмом в США, фигурирует осведомитель ФБР, который узнает о разговорах, о мыслях, о гипотетических замыслах совершить нападение на объект. Но зачастую это не реальные замыслы, а только слова, общие рассуждения.

«Осведомитель начинает играть определенную роль, начинает принимать участие в подготовке нападения, помогает потенциальным террористам, даже подталкивает их, пока не наступает время их арестовать, – напоминает Джефф Стайн о распространенной тактике ФБР. – Некоторые критики даже говорят, что ФБР зачастую само создает конкретный план нападения для этих людей, подталкивает их от общих рассуждений к конкретным действиям, чтобы потом их арестовать».

По данным Центра по национальной безопасности в школе юриспруденции Университета Фордам, с 2001 года было проведено 138 антитеррористических судебных процессов, в которых фигурировали осведомители.

Практически каждое важное расследование после 11 сентября включало в себя раскрытие террористических планов с участием осведомителя, внедренного ФБР. В деле Мохамеда Османа Мохамуда в Портленде, в Орегоне, тоже фигурировал осведомитель. Он предоставил потенциальному террористу материал, имитирующий взрывчатку.

«В таких случаях осведомители работают за деньги или ищут прощения властей за какие-то свои преступления, – пишет Петра Бартосьевич в журнале The Nation. – Они не просто наблюдают за потенциальным криминальным поведением – они поощряют и помогают людям принимать участие в заговоре, сценарий к которому пишет само ФБР.

Информаторы, под руководством ФБР, предоставляют оружие, предлагают объекты для нанесения удара и даже иногда сами разжигают политическую риторику, которая потом выливается для этих людей в обвинения в терроризме».

Однако что касается братьев Царнаевых – подобный сценарий не мог быть применим, считает Дефф Стайн.

«В деле Царнаевых, видимо, ФБР не нашло никакой информации о том, что у этих ребят был заговор с кем-то еще, – отмечает Джефф Стайн. – И никакие осведомители ФБР, видимо, никакой информации об этом не приносили».

«Мне кажется, это дело будет быстро раскрыто, – предсказал Стайн. – Мне кажется, эти два брата были одиночками, и никакая террористическая группа извне ими не руководила».

Помогут ли Царнаевы сблизить ФБР и ФСБ?

Можно предположить, что взаимодействие ФБР и ФСБ не является простым – ведь не могли же сложности в американо-российских отношениях на него не повлиять. Насколько политика могла помешать обмену информацией?

«Мне не кажется, что политика вмешивалась во взаимодействие – просто отношения между двумя странами очень волатильны, они идут то вверх, то вниз после 11 сентября, – считает Эндрю Вайсс. – Большие взлеты и большие падения. Трудно указать только на одну проблему. Но исторически США находили проблематичным походы России к борьбе с терроризмом на Серерном Кавказе. И это было тормозящим фактором».

Джефф Стайн напомнил, что США сотрудничают с Россией в борьбе с терроризмом с момента распада СССР.

«Политика, конечно, влияет на сотрудничество, – признает он. – Но я должен сказать, что профессионалы в области разведки и борьбы с терроризмом имеют тенденцию быть более профессиональными, чем политики, у них намного больше общих интересов. Так что они будут продолжать взаимодействовать, какой бы политика ни была».
  • 16x9 Image

    Виктория Купчинецкая

    Штатный корреспондент "Голоса Америки" с 2009 года.  Работала в Вашингтоне, сейчас базируется в бюро "Голоса Америки" в Нью-Йорке. Телевизионный журналист, свободно ориентируется во многих аспектах американского общества, включая внешнюю и внутреннюю политику, социальные темы и американскую культуру

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG