Линки доступности

Кэтрин Коллинз: ЦРУ позволило Ирану завладеть ядерными технологиями

  • Инна Дубинская

Кэтрин Коллинз и Даглас Франц

Кэтрин Коллинз и Даглас Франц

4 января нью-йоркское издательство Simon and Schuster выпустило новую книгу ветеранов американкой журналистики – Кэтрин Коллинз (Catherine Collins) и Дагласа Франца (Douglas Frantz), название которой можно перевести на русский язык как «Нежелательные последствия. Правдивая история секретной войны ЦРУ с ядерной контрабандой» (Fallout. The True Story of the CIA’s Secret War on Nuclear Trafficking).

Слово «fallout» в переводе с английского означает нежелательные последствия и радиоактивные осадки. Авторы не случайно выбрали его для названия своей книги. Они изучили более чем 30-летнюю историю того, как ЦРУ и западные союзники США наблюдали за процессом превращения Пакистана в ядерную страну и распространением ядерных технологий в мире преступной сетью отца пакистанской ядерной бомбы Абдула Кадира Хана. Вывод Кэтрин Коллинз и Дагласа Франца: «В Берне, Йоханнесбурге, Тегеране, Триполи и Вашингтоне была упущена возможность поставить во главу угла решительные и эффективные меры борьбы с ядерным распространением».

Инна Дубинская: В вашей книге, в отличие от многих публикаций на эту тему, нет упреков в адрес Москвы и Пекина по поводу их роли в том, что Иран продолжает создание ядерного оружия.

Кэтрин Коллинз: Вы правы, государства создают свои ядерные программы не в изоляции от остального мира. Пакистан начал разработку ядерного оружия, опасаясь растущего военного превосходства Индии. Индия в свою очередь стала ядерной державой, чтобы не отстать от Китая.

Распространение ядерного оружия – это вопрос, который требует, чтобы страны действовали в интересах всего мира, отодвигая на второй план личные соображения. Невозможно остановить ядерную угрозу без широкого международного сотрудничества. Очевидным доказательством этого является Иран, руководство которого многие годы игнорировало четыре раунда санкций ООН, продолжая секретные ядерные разработки. Россия и Китай в качестве крупнейших торговых партнеров Ирана, подписавших Договор о ядерном нераспространении, несут ответственность за соблюдение и выполнение санкций ООН в отношении Ирана. Кроме того, на КНР лежит ответственность за то, чтобы остановить безрассудные ядерные амбиции своего соседа – Северной Кореи.

Одной отдельно взятой стране сложно, отодвинув на второй план собственные стратегические интересы и экономические цели, играть роль в предотвращении распространения ядерного оружия. Безусловно, наша книга поднимает вопросы о том, насколько ответственно действовали США в целом и ЦРУ в частности в отношении Хана и его преступной сети, куда в числе прочих входила семья швейцарского инженера Фридриха Тиннера. Ведь когда речь идет о ядерном оружии, на карту поставлены сотни тысяч человеческих жизней, целые города. Именно поэтому мы считаем столь наглядной историю ядерной угрозы, созданной Ханом.

Ни Тиннер, который работал на Хана с середины 1970-х годов, а позднее привлек к этому преступному бизнесу двух своих сыновей, ни какой-либо другой участник его преступной группы не находится в заключении. Вместо того чтобы поддержать Швейцарию в расследовании деятельности оперативной сети Хана на своей территории, ЦРУ и высокопоставленные представители администрации Джорджа Буша оказывали давление на швейцарские власти, вынудив их уничтожить две тонны вещественных доказательств контрабанды ядерных технологий.

Независимый швейцарский судья Андреас Мюллер последние два года потратил на то, чтобы попытаться возобновить расследование по этому делу. Недавно он объявил, что прокуратура намерена предпринять дальнейшие шаги. Только время покажет, сможет ли швейцарская судебная система преодолеть международные разногласия и частные интересы, которые помешали свершению правосудия в других странах.

Тем временем, Хан освобожден из-под домашнего ареста в своем особняке в Исламабаде. Он может свободно работать и путешествовать. Уголовного преследования избежали его соучастники в странах Европы. Б. Тахир, отвечавший за логистику преступной сети Хана, был арестован в Малайзии в 2003 г. и сознался в своих преступлениях. Однако ему не предъявили обвинений и выпустили на свободу в 2008 г. Единственная страна, где преступников, связанных с ядерной мафией Хана, привлекли к уголовной ответственности, – это Южно-Африканская Республика. Но и там они отделались легкими приговорами.

Важно не только правосудие в отношении виновных в ядерной контрабанде, но и уничтожение этой преступной сети. В Швейцарии было уничтожено так много вещественных доказательств: хард-драйвы 90 компьютеров, 6 тысяч дисков, сотни тысяч страниц финансовой документации, которая позволяла отследить трансакции системы по всему миру и идентифицировать ее участников, имена которых неизвестны по сей день. Можно только предполагать, как многие из тех, кто причастен к распространению ядерных технологий и материалов, облегченно вздохнули, расслабились и продолжают заниматься преступным бизнесом.

И.Д.: Вы сотни часов говорили с людьми, которые хорошо знакомы с этим делом. В своей книге вы подчеркиваете, что не использовали ни одного секретного документа ЦРУ. Стали ли документы, обнародованные WikiLeaks, косвенным подтверждением того, что вам рассказывали?

К.К.: Секретные документы, опубликованные WikiLeaks, имеющие отношение к этому делу, появились уже после того, как мы завершили подготовку материалов для книги.

Однако со времени слива WikiLeaks самого большого количества документов мы заметили, что некоторые из них подтверждают один из основных моментов нашей книги – ЦРУ и другие разведывательные агентства слишком долго выжидали, позволив Хану и его сообщникам распространить самые опасные ядерные технологии. Когда они, наконец, решили положить конец преступной деятельности Хана и его мафии, это, вопреки их заявлениям, нельзя было назвать победой разведывательного сообщества. Слишком мало и слишком поздно все произошло – классический случай.

Именно так были охарактеризованы Госдепартаментом действия пакистанского правительства, начавшего процедуру освобождения Хана из-под домашнего ареста. В секретной телеграмме Госдепа, опубликованной WikiLeaks, говорилось: «Еще не до конца оценен ущерб, нанесенный международной безопасности доктором Ханом и его сообщниками». Сомневаюсь, что такую оценку можно назвать победой разведки.

В этой телеграмме также говорилось: «США и другие государства, МАГАТЭ тратят очень много времени и ресурсов для того, чтобы нейтрализовать угрозы, возникшие в результате сотрудничества Хана с Ираном, Северной Кореей и, возможно, с другими странами».

Несмотря на озабоченность по поводу «других стран», американское правительство формально не обращалось к своим союзникам в Исламабаде с просьбой допросить Хана или предоставить МАГАТЭ возможно задать ему вопросы с целью выяснения масштабов причиненного им ущерба.

И.Д.: Вы проследили почти 30-летнюю цепь преступной деятельности Хана и его мафиозной сети. Как вы думаете, почему ЦРУ, американское правительство и союзники США, которые были осведомлены об этой деятельности, не остановили распространение ядерных технологий по всему миру и, в частности, в Иране?

К.К.: Американские и европейские разведывательные службы были хорошо осведомлены о ядерных амбициях Пакистана еще в 1967 г., когда [пакистанский премьер-министр] Зульфигар Али Бхутто отстаивал необходимость создания ядерного арсенала в качестве баланса гораздо более мощным вооруженным силам Индии. Известно заявление Бхутто: «Есть индийская бомба, еврейская бомба и христианская бомба. Должна существовать и исламская бомба».

После того как Индия детонировала свое первое ядерное устройство в 1974 г., Западу было известно о том, что Бхутто не отказался от своих ядерных амбиций. Когда голландская полиция уведомила представителей американского правительства и ЦРУ о шпионаже, которым занимался Хан в лаборатории в Нидерландах, ЦРУ уже было хорошо известно о роли Хана в создании ядерной программы Пакистана.

Вначале пакистанцев просто недооценивали, считая, что у Запада предостаточно времени для того, чтобы понаблюдать за намерениями Хана и Пакистана. Позднее ядерная проблема оказалась на заднем плане, потому что у США были другие краткосрочные приоритеты. К примеру, в 1979 г., несмотря на то, что президент Джимми Картер только что одобрил санкции против Пакистана, СССР вторгся в Афганистан накануне Рождества. Американцы решили, что это вторжение будет иметь эффект войны во Вьетнаме и создаст возможность нанести поражение коммунизму. В то время Збигнев Бжезинский в записке Картеру предложил оказать помощь афганским моджахедам, что, к сожалению, означало пересмотр американской политики по отношению к Пакистану и игнорирование проблемы ядерного распространения.

В результате теперь приоритетом стала так называемая война с терроризмом и охота на сеть Аль-Кайды.

И.Д.: Операция «Мерлин» (Merlin) в 2000-ом году, возможно, способствовала тому, что у Ирана появились технологии производства ядерного оружия. В этой операции определенную роль сыграл российский ученый, бежавший в США. Не могли бы вы более подробно рассказать об этом эпизоде?

К.К.: Мы не первые, кто рассказал об операции «Мерлин». Эта заслуга принадлежит нашему другу Джиму Райзену, который упомянул об этой операции в своей книге «Состояние войны», изданной в 2006 г.

ЦРУ неоднократно саботировало оборудование, предназначавшееся для Ливии и Ирана. Это очень сложная работа, потому что необходимо было внести такие изменения, которые бы делали невозможным весь технический процесс, приводили бы к быстрому износу или поломке оборудования, но не были бы заметны специалистам и инженерам, работавшим на секретных ядерных объектах в этих странах. Вместе с тем, нельзя было «недоломать», потому что при незначительном саботаже оборудование могло эксплуатироваться на заданном уровне.

В случае с «Мерлином» ЦРУ, обеспокоенное попытками Ирана создать ядерное оружие, разработало план, по которому российский ученый, бежавший в США, поехал в Вену, чтобы якобы «продать» чертежи важных компонентов российского ядерного оружия. Этот компонент – TBA 480 – играл роль триггера, вызывающего цепную ядерную реакцию. Именно это было одним из ключевых элементов успеха ядерных программ США и России. Другие страны в то время не додумались до этого. Российскому ученому было поручено вступить в контакт с иранским посольством в Вене и предложить продать чертежи TBA 480. По замыслу американцев, такой ход позволил бы им выяснить статус иранских разработок ядерной бомбы, а также узнать, кто именно в иранском посольстве отвечает за сбор разведывательной информации.

Российский ученый не мог поверить, что американцы хотели раскрыть Ирану решение одной из самых сложных инженерно-технических задач в создании атомного оружия. Однако в ЦРУ его заверили, что у иранцев эти чертежи уже есть. ЦРУ утаило от него, что чертежи были слегка изменены, а потому были практически бесполезны. Однако он заметил это изменение и исправил его, прежде чем передать чертежи иранцам.

Этот план ЦРУ был чрезвычайно плохо продуман. Как написал в своей книге Райзен, «русского ученого подставили в ходе одной из самых безрассудных операций ЦРУ, благодаря которой ядерное оружие попало в руки государства, принадлежащего, по выражению президента Джорджа Буша, к «оси зла».

И.Д.: У семьи швейцарского инженера Фридриха Тиннера, согласно вашей книге, были деловые связи с Россией. В чем они заключались?

К.К.: Конкретной информацией о том, с кем был связан Тиннер в России, мы не располагаем, хотя нам доподлинно известно, что в его контрабандном ядерном бизнесе были российские участники.

И.Д.: «Нежелательные последствия» – ваша с мужем вторая книга, посвященная ядерной угрозе, связанной с преступной деятельностью Абдула Кадира Хана. Первая – «Ядерный джихадист». Планируете ли вы продолжить эту серию?

К.К.: Идей много, но ничего определенного пока нет. Мы с мужем пишем книги в свободное время. Это наше хобби.

Но если серьезно, то проблема ядерного распространения по-прежнему нас интересует, как она должна интересовать каждого человека. Это самая срьезная в мире угроза международной безопасности. С одной стороны, эту угрозу можно предотвратить, и если бы к ней отнеслись со всей ответственностью много лет назад, ее бы сегодня не было. С другой стороны, мы не можем себе позволить ошибиться в данном вопросе. Если где-то произойдет ядерный взрыв, катастрофические последствия станут сразу же очевидны. Достаточно вспомнить историю. Дороги назад не будет.

О других событиях читайте здесь

Перейти на главную страницу

XS
SM
MD
LG