Линки доступности

Эксперты оценивают вероятность внезапной военной эскалации ситуации в Донбассе

К границе с Украиной Россия стянула 45-тысячную армию, около 160 танков, до 1360 боевых бронированных машин. Об этом 5 августа в Киеве заявил представитель Информационно-аналитического центра Совета национальной безопасности и обороны (СНБО) Украины Андрей Лысенко.

«Общее количество накопленных Россией подразделений Вооруженных сил и Внутренних войск МВД РФ, сосредоточенных вдоль государственной границы Украины, насчитывает около 45 тысяч человек, 160 танков, до 1360 боевых бронированных машин, до 350 артиллерийских систем, 130 РСЗО, 192 боевых самолета, 137 ударных вертолетов», – сказал, ссылаясь на данные украинской стороны, Андрей Лысенко.

Как пишет 5 августа New York Times, «Россия почти удвоила число боеспособных батальонов у границы с Украиной и теперь в состоянии отреагировать на территориальные успехи киевского правительства, пойдя на вторжение практически без предупреждения».

Газета также отмечает неясность намерений Кремля в контексте такого радикального усиления военного потенциала на границах с Украиной.

В некоторых других материалах на страницах зарубежных изданий, посвященных конфликту в восточных регионах Украины, комментаторы выражают опасения, что Россия может пойти дальше, чем просто концентрация войск на границе с Украиной.

Между тем, среди экспертов нет единого мнения по данной проблеме.

Попытка срыва АТО?

Ричард Вайц – старший научный сотрудник и директор Центра военно-политического анализа в Гудзоновском институте (Hudson Institute) в Вашингтоне, полагает: «Россия объявила о проведении учений , и усиливает свое присутствие около границы с Украиной преимущественно для того, чтобы сорвать украинскую военную операцию. Это заставляет украинцев рассредоточивать свои силы, задействовать противовоздушную оборону, а также готовиться к прямому военному вторжению, которого, как я считаю, Москва все еще может избежать».

Наращивание российских сил вдоль границы с Украиной – это, скорее, «попытка давления» и «инструмент принуждения» для Киева вернуться к формату очередного прекращения огня в восточных регионах. Так считает исполнительный директор Центра социальных исследований «София» Владимир Лупаций.

«Эти действия Кремля адресованы не только Украине, но и Европейскому Союзу, который способен склонить Киев к приостановке Антитеррористической операции. В последнее время Украина демонстрирует успехи в проведении Антитеррористической операции на востоке, и Владимир Путин не может допустить удушения террористических групп», – говорит Владимир Лупаций Русской службе «Голоса Америки».

В то же время, Владимир Лупаций считает, что возможный проигрыш «донбасской кампании» для России является «символическим поражением», допустить которое Кремль позволить не может. «Поэтому последствия (подтверждающей информации о наращивании российской военной мощи на границах с Украиной – Т.Б.) могут быть разными: от вторжения российских войск на территорию Украины до усиления точечных ударов по украинским силам», – подчеркивает Владимир Лупаций.

В тоже время, он считает, что действия сепаратистов на востоке Украины нельзя назвать автономными от Кремля, поскольку СМИ и официальные источники сообщают о планомерном «обстреле территории Украины российскими военными, о поставках российского оружия террористам».

«Слегка ручной режим» управления

Однако главный советник украинского Института стратегических исследований «Новая страна» Вячеслав Потапенко уверен в том, что руководство России утратило «полный контроль» над действиями сепаратистов на востоке Украины.

«Не думаю что, они «в ручном режиме» контролируют группировки. Ситуация «слегка» вышла из-под контроля, хотя Кремль на нее влияет в значительной мере больше, чем кто-либо. Даже если завтра «некто» примет решение, мол, все, – сворачиваемся и уходим, я не думаю, что последует мгновенная реакция», – говорит Вячеслав Потапенко Русской службе «Голоса Америки».

Он считает, что затянувшаяся Антитеррористическая операция на востоке лишний раз подтверждает одно: Россия теряет контроль над ситуацией на востоке. «Это одна из причин, почему все там никак не может остановиться. Должно быть комплексное решение, которое устроит и местное население, которое стало участниками противостояния с той и другой стороны», – подчеркивает Вячеслав Потапенко.

В тоже время, наращивание военной силы на границах с Украиной, Вячеслав Потапенко называет попыткой оказать давление на Украину.

«Что касается массового вторжения на территорию Украины, мне кажется это маловероятным. Введение ограниченного континента замаскированных войск, это происходит на протяжении последних месяцев: мы видим эскалацию конфликта. Россия не предпринимает кардинальных решений ни в сторону деэскалации, ни в сторону решительных действий», – отмечает Вячеслав Потапенко.

Изменения в восточных регионах Украины он называет «количественными», а для того, чтобы конфликт вышел на новый уровень, подчеркивает Вячеслав Потапенко, необходимо, чтобы Россия проводила «качественно новый» подход к ситуации.

Возможность вторжения существует

Заместитель директора Центра исследований армии, конверсии и разоружения, редактор журнала Ukrainian Defense Review Антон Михненко считает, что в настоящий момент нельзя исключать возможность вторжения российских сил на территорию Украины.

Однако, для того, чтобы это произошло, одного накапливания военной силы недостаточно считает, Антон Михненко.

«Да, существует прямая угроза, угроза интервенции в Украину. <…> Но чтобы она произошла, России необходимо на публичном и международном уровне предпринять рад действий. В России должно появиться решение о возможности проведения операции на территории Украины от Совета Федерации. Для того, чтобы провести «миротворческую операцию», необходим мандат Совета Безопасности ООН – этот вопрос вообще не рассматривается. То есть, если Россия начнет проводить активные действия против Украины, без необходимых мандатов, иначе как интервенцией, боевыми действиями их назвать нельзя», – говорит Антон Михненко.

В случае начала новой фазы противостояния Антон Михненко считает, что страны Запада должны будут продемонстрировать «крайне жесткую» позицию, не сравнимую с нынешним уровнем введения санкций.

«Нельзя сказать, что Соединенные Штаты или Европейский Союз будут готовы в прямом смысле участвовать в борьбе за восстановление суверенитета Украины. Никто из них не захочет воевать с ядерным государством. А с другой стороны, мы видим, что американцы и европейцы находятся на распутье. Они понимают, что санкции, которые они предприняли, не дали должного результата, они не подействовали на руководство России», – подчеркивает Антон Михненко.

Антон Михненко называет «демонстрацией силы» информацию, которая подтверждает накапливание российских войск на границе с Украиной. Он говорит, что своими действиями официальная Москва посылает месседж официальному Вашингтону, Киеву и Брюсселю – «смотрите, мы здесь, несмотря на вашу антироссийскую позицию, и в любой момент можем выступить дальше».

«Мы же видим, что как только украинские войска начинают проводить активные действия в регионе, Российская Федерация также активизирует свои действия и подтягивает войска, ресурсы, проводит учения авиации. Иначе, как демонстрацией возможности интервенции в Украину, это назвать нельзя», – подчеркивает Антон Михненко.

Взгляд из России

Павел Фельгенгауэр, независимый военный аналитик, считает, что если это произойдет, то российские войска, вероятнее всего, войдут в Украину без предупреждения. Эскалация конфликта, по его словам, возможна в ответ на успехи сил киевского правительства в рамках антитеррористической операции на востоке страны.

«В случае угрозы падения Донецка и краха «Новороссии», вероятность эскалации российского вмешательства очень вероятна», – рассказал в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки» Павел Фельгенгауэр.

По словам эксперта, вмешательство со стороны России изначально будет скрытым.

«Кремль попытается реализовать крымский сценарий, когда на полуостров высадились так называемые вежливые люди без опознавательных знаков. Кроме того, со стороны России возможно применение сил спецназа и авиации под прикрытием повстанцев», – полагает Павел Фельгенгауэр.

  • 16x9 Image

    Юлия Савченко

    Журналист-международник cо стажем работы в России, Центральной Азии, Великобритании и США. На Русской службе "Голоса Америки" с 2010 года. Освещает темы политики, международных отношений, экономики, культуры. Стояла у истоков основания и является ведущей интерактивного проекта "Поделись". Твиттер: @YuliaVOA

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG