Линки доступности

Мнение российского ученого: «Кыргызстан может распасться на несколько частей»


На вопросы корреспондента «Голоса Америки» отвечает петербургский писатель, доктор философских наук, профессор Политехнического университета Дмитрий Кузнецов. Недавно вышла его книга о первом президенте Кыргызстана Аскаре Акаеве – «Трудная судьба демократа».

Анна Плотникова: Уместно ли сравнивать события, происходившие в Кыргызстана весной 2005 года, и нынешние? Что вообще сейчас происходит в этой центрально-азиатской стране?

Дмитрий Кузнецов: По сути, происходит такая же революция, как и пять лет назад. Те же самые силы, которые были в центре событий 24 марта 2005 года, вновь оказались задействованы.

В целом, вопрос требует структурного анализа, но можно сказать, что и те, и другие события имеют практически одни корни. Хотя есть и свои особенности. Если, например, в 2005 году Акаев собирался передать власть другому президенту – он к тому времени руководил страной 14 лет, то в данном случае все наоборот – 24 июля 2009 года Бакиев одержал на президентских выборах убедительную победу. В некоторых регионах он набрал до 98% голосов. И ОБСЕ признало эти выборы абсолютно легитимными. Но теперь мы видим, что в действительности происходит в этой стране. Я был в Кыргызстане в ноябре прошлого года – и уже тогда в воздухе витало то, что разразилось сегодня. Поэтому события 2005 и 2010 годов – звенья одной цепи.

А.П.: И как же «удалось» Бакиеву менее чем через год после убедительной победы так разочаровать людей, что они жгут его портреты, грабят дома, опустошают правительственные офисы?

Д.К.: Я думаю, что за прошедшие пять лет ничего не изменилось. В том плане, что, по-моему, выборы в Кыргызстане не были по-настоящему демократическими. И недовольство народа зрело на протяжении многих лет. Кыргызстан – страна маленькая. Там все друг про друга все знают. И то, какую политику проводил Курманбек Бакиев, ни к чему другому привести не могло. Поэтому не зря Владимир Путин сказал, что Бакиев наступил на те же грабли, что и бывший президент Аскар Акаев. Хотя это в полной мере относится и к ведущим политикам других стран. На те же грабли в ближайшем будущем может наступить и Назарбаев, и российские руководители.

А.П.: Вы имеете в виду практику привлечения к руководству близких людей, то, что раньше называлось кумовством, а теперь – клановостью?

Д.К.: Да, конечно! Назовем это современным словом «коррупция». Просто в Кыргызстане более распространены родовые, клановые отношения в руководящей среде. Но суть везде одна и та же.

А.П.: Говорят, что в Кыргызстане есть противостояние, условно говоря, «северян» и «южан». И каждый правитель, будь он с севера страны, или с юга, из Бишкека, или Оша, тянет к себе своих, проверенных людей. Есть ли какие-то принципиальные различия в политике «северян» и «южан»?

Д.К.: Дело в том, что киргизский этнос, как таковой, по существу, только формируется. И сейчас у киргизов есть возможность создать свою государственность, ведь до 1991 года такого государства, как Кыргызстан просто никогда не существовало. Акаев – первый президент этой страны – очень умело сочетал северян и южан. Именно так он в 1991 году раздавал посты, и в какой-то момент все было уравновешено. На сегодняшний же день в этом отношении наблюдаются большие перекосы в пользу выходцев с юга, и сейчас страна находится на пороге гражданской войны. Кстати, несколько месяцев назад шли разговоры о том, чтобы заменить существующий государственный флаг на другой. Это был знаковый эпизод, который показывал раскол в обществе. И сейчас история может развернуться в нескольких направлениях. Я не исключаю и такую возможность, что Кыргызстан потеряет свою целостность, и развалится на два-три государства. Это сейчас, конечно, во многом зависит от Бакиева, который не собирается слагать свои полномочия.

А.П.: И в таком случае, вы полагаете, что «Север» может присоединиться к Казахстану, а «Юг» - к Узбекистану?

Д.К.:
Сначала страна просто может развалиться на несколько частей по югославскому варианту. А в дальнейшем, конечно, такие маленькие страны не смогут существовать самостоятельно. Они могут быть поглощены Китаем, или другими странами региона. Так что геополитическая ситуация сейчас достаточно сложная, и как будет пройдена точка бифуркации, говорить непросто. Но в последнее время Кыргызстан был в зоне влияния трех векторов развития – американского, российского и китайского. И я считаю, что на сегодняшний день самый сильный вектор – американский. Это естественно, ведь в Бишкеке находится американская база «Манас», которая влияет на весь регион. Но, повторяю, как будут развиваться дальнейшие события, предугадать сложно.

А.П.: Как бы Вы могли охарактеризовать Розу Отунбаеву – бывшую соратницу Бакиева, некогда занимавшую пост министра иностранных дел, а теперь возглавившую оппозицию?

Д.К.:
Я считаю, что это некая переходная фигура. Дело в том, что женщина никогда не будет президентом этой страны. Отунбаева стала ключевой личностью лишь на данный момент. Но в дальнейшем, я считаю, она не будет играть никакой значительной роли.

А.П.:
А какие силы могли выдвинуть ее на первый план?

Д.К.: Оппозиционные деятели Кыргызстана и вообще те, кто был заинтересован в этом перевороте. Здесь сейчас совпали несколько векторов. Это политика и Америки, и России, и некая криминальная составляющая, и, естественно, народные волнения, которые были подогреты определенными силами. Но через некоторое время она опять уйдет в сторону, а кто будет во главе страны в дальнейшем, сказать пока сложно, потому что в стане оппозиции уже наблюдаются противоречия.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

XS
SM
MD
LG