Линки доступности

Чему научили 20 лет постсоветской независимости?


Дискуссия, посвященная двадцатилетию независимости постсоветских республик, началась в среду 7 декабря в Школе международных отношений при Университете Джорджа Вашингтона (The Elliott School of International Affairs).

Политологи из США, Европы и стран СНГ обсуждали успехи и проблемы постсоветского пространства в политическом, экономическом, культурном и межэтническом аспектах.
Несмотря на то, что каждая из стран постсоветского пространства избрала свой путь развития (например, прибалтийские страны выбрали ориентацию на Евросоюз, а страны средней Азии – во многом ориентированы на Азиатско-Тихоокеанский регион), все эти государства объединяет одно – преобладание в большей или меньшей степени «советской» модели в экономике и политике.

Сергей Маркедонов, специалист Центра стратегических и международных исследований CSIS: «До сих пор мы во многом остаемся заложниками тех моделей, которые были созданы в советское время. Последние 20 лет показали несколько важных тенденций. Первая – то, что простая смена вывески, «первый секретарь – президент», или смена коммунистической идеологии на националистическую, не означает ни демократизации, ни процветания, ни успешного разрешения конфликтов. Мы можем посмотреть и на «тандем» в России, и на ситуацию с Лукашенко в Беларуси, Саакашвили в Грузии, – которые далеко не демократы, ситуацию с пролонгированными полномочиями глав государств в Азербайджане и средней Азии. Мы крайне мало видим примеров успешного демократического развития.
Таким образом, говорить о том, что распад СССР полностью закончен, мы не можем. Да, этого государства нет, и оно не будет возрождено, но пока мы будем наследниками советских подходов, к этой теме мы еще будем возвращаться неоднократно».

Была затронута и тема межэтнических конфликтов, тлевших при распаде СССР и разгоревшихся с новой силой вначале девяностых. Политологи утверждают, что «почти во всех конфликтах, которые возникали на территории бывших союзных республик, часто стороны конфликтов апеллировали к России, как к третьей стороне, пытаясь привлечь бывшую республику, которая называлась РСФСР на свою сторону».

Сергей Маркедонов, специалист Центра стратегических и международных исследований CSIS: «У каждой стороны-участницы межэтнических конфликтов – максималистские планки. Не договаривается, допустим, Армения с Азербайджаном о компромиссах, они говорят: «Это Россия виновата! Вот пусть она за нас решит, и мы как-то договоримся». Ну а кто ж за них договорится? На месте России может быть США или Европейский союз. Но если сами стороны конфликта не проявят волю, на блюдечке никто мира не принесет».

Еще один фактор возникновения конфликтов – несоответствие политических и этнических границ между республиками. Если во времена СССР напряжение с трудом, но удавалось сдерживать, то развал Союза спровоцировал новый виток эскалации.

Михаил Мамедов, преподаватель факультета истории Джорджтаунского университета: «Когда я еще во времена СССР ехал по территории Азербайджанской ССР, в курорт Гянджа (бывший Кировобад), то по дороге встречались не только азербайджанские и армянские села вперемешку, но попадались и немецкие села. Там невозможно было ничего разделить – этот конфликт очень давно назревал».

Зависимость от советской модели управления и экономики обсуждалась также и на секциях, которые были посвящены политике и экономике.

Дискуссии продлятся два дня и завершатся в четверг. Впереди – обсуждение культурных, исторических и социальных аспектов постсоветской независимости.

Другие материалы о событиях в России читайте в рубрике «Россия»

Другие материалы о событиях в США читайте в рубрике «Америка»

XS
SM
MD
LG