Линки доступности

В России впервые увидят искусство американских ветеранов


каталоги выставки «За пределом возможного»

каталоги выставки «За пределом возможного»

Чикагский музей привез в Санкт-Петербург работы участников вьетнамской и других современных войн

Новая экспозиция, которую при посредничестве Генерального консульства США в Санкт-Петербурге привез чикагский Национальный музей искусства ветеранов, называется «За пределом возможного». Название выставки дала работа, которая в силу ряда причин не была отправлена на берега Невы. Это – скульптура Чарльза Салерно размером 10 на 40 футов, сделанная из личных армейских жетонов всех 58 000 погибших на Вьетнамской войне американских солдат, сержантов и офицеров.

Кстати, сам музей в Чикаго изначально вобрал в себя работы художников-любителей, воевавших во Вьетнаме и в той или иной степени страдающих посттравматическим стрессовым расстройством (медицинский термин, нашедший отражение в одной из самых пронзительных работ выставки).



Впоследствии к работам ветеранов Вьетнамской войны присоединились картины, скульптуры и инсталляции тех, кто участвовал в двух иракских кампаниях (войне в Персидском заливе 1991 года и операции «Иракская свобода» 2003 – 2011 годов) и в афганской войне. В результате, чикагский Национальный музей искусства ветеранов включает сегодня более двух тысяч экспонатов и занимает четырехэтажное здание на Милуоки авеню.

Художники-ветераны хотят быть понятыми

В Санкт-Петербурге представлены тридцать семь экспонатов. Куратор выставки с американской стороны Сюзан Зелински рассказывает, что раньше чикагский музей отправлял за рубеж отдельные работы, но такая подборка вывозится за пределы США впервые.

К сожалению, никто из художников и скульпторов не смог приехать в Санкт-Петербург. Но, как свидетельствует Сюзан Зелински, все они были чрезвычайно воодушевлены мыслью, что их работы увидят в России. «Хелен Уайт, чей портрет погибшей в Ираке медсестры Шэрон Лейн выставлен здесь, восприняла сообщение об этой выставке исключительно бурно, – приводит пример Сюзан Зелински. – Хелен страдает посттравматическим синдромом и редко выходит из своего дома. Выставленная здесь картина – это своеобразное послание, выражающее ее желание быть услышанной и понятой».

Сюзан Зелински, куратор выставки с американской стороны

Сюзан Зелински, куратор выставки с американской стороны



Из привезенных в Санкт-Петербург работ американских ветеранов на Сюзан наибольшее впечатление произвела скульптура Маркуса Эриксена «Ангел в пустыне». Сам художник рассказывал, как однажды, проезжая через иракскую пустыню, он с группой боевых товарищей увидел взорванный джип, рядом с которым лежали тела нескольких погибших военнослужащих. Когда Маркус Эриксен подошел ближе, он заметил, что один человек еще шевелится. В последние секунды жизни умирающий солдат протянул к нему руки и взглянул в лицо…

Свои эмоции Эриксен попытался выразить в скульптуре, составленной из нескольких тысяч маленьких шариков-подшипников.

Сюзан Зелински рассказывает, что эта работа не оставляет равнодушным никого из посетителей Национального музея искусства ветеранов. «Я помню, что когда ее привезли в музей и она была еще не до конца распакована, и через пластиковую упаковку лишь угадывались контуры, она и тогда производила потрясающее впечатление. И когда, наконец, я увидела верхнюю часть этой скульптуры, я некоторое время не могла двинуться с места – настолько сильно была передана скульптором агония умирающего человека», – рассказывает куратор выставки из Чикаго.

От карикатуры до патриотического плаката

Рядом с этой скульптурой помещены две работы, вызывающие противоположные чувства. Первая – карикатура Скотта Нейшмидта «Игры войны». По стилю она напоминает рисунки советских мастеров сатиры времен «холодной войны». Несколько американских генералов, как будто сошедших со страниц журнала «Крокодил», играют в кости. Художник сопроводил свою работу переделкой детского стишка про маленьких свинок, которые пришли на рынок, но им ничего не досталось. Обыгрывая сходство слов “pigs” (свинки) и “pins” (фишки) автор иронизирует: «Эти маленькие фишки – просто рынки, эти маленькие фишки – пулеметы, эти маленькие фишки держат власть…»

А рисунок Чарльза Солерно «Отдавая дань уважения и памяти» выполнен в стиле плаката. Здесь использованы элементы мемориала вьетнамской войны в Вашингтоне. Посредине плаката – голова белого орла, наверху – флаг США, а внизу надпись: «Вы не забыты».

Сюзан Зелински рассказывает, что эта работа пользуется едва ли не наибольшей популярностью у посетителей музея. В частности, большим спросом пользуются открытки и футболки, на которых воспроизведен плакат Чарльза Солерно. «Видимо, признание заслуг ветеранов за выполнение ими своего долга является показателем патриотизма наших посетителей», – говорит Сюзан Зелински.

Куратор выставки с российской стороны, главный хранитель Музея политической истории России Светлана Ходаковская говорит, что ей было очень интересно, и в то же время непросто работать над составлением экспозиции. «Каждая представленная здесь работа как-бы хочет с тобой поговорить. Мы это почувствовали, когда делали выставку. Ты ее (работу) так поставишь, она вроде бы соглашается. А потом смотрит на тебя, и ты чувствуешь, что ее нужно подвинуть в другое место, создать новую композицию», – рассказывает Светлана Ходаковская.

Светлана Ходаковская, главный хранитель Музея политической истории России

Светлана Ходаковская, главный хранитель Музея политической истории России



Среди работ, которые показались ей наиболее выразительными, Ходаковская выделяет скульптуру Джозефа Форнелли «Одетая для убийства». «Форнелли воевал во Вьетнаме и был стрелком на боевом вертолете. И вот здесь представлена женская голова, похожая на Нефертити, вся утыканная патронами крупнокалиберного пулемета, из которого он стрелял», – говорит куратор выставки «За пределом возможного».

«Мы переживаем одинаково. Только выражаем это по-разному»

Среди представленных здесь работ есть одна трофейная – рисунок безымянного вьетнамского автора. Листок с акварельным портретом партизана-вьетконговца соседствует с картинами американцев и органично их дополняет.

«Мы столкнулись с теми же проблемами, которые испытывали ветераны вьетнамской войны несколько позже, когда наших ребят забирали воевать в Афганистан, – продолжает Ходаковская. – Очень много схожего в их переживаниях. Только я заметила одну особенность. Наши “афганцы”, в основном, пишут стихи и песни о том, что пережили. А американцы выражают свои чувства в картинах и скульптурах. И, получается различие между ними – только в этом, только в способе передачи своих душевных мук. А во всем остальном между нашими ребятами и американцами нет разницы».

«Я приглашаю прийти на эту выставку, и увидеть все своими глазами, как человек, попадая в условия войны, переживает увиденное, как он это носит в себе, и как это потом не дает ему жить спокойно», – призывает главный хранитель Музея политической истории России.

А переживают свое военное прошлое американские ветераны по-разному. Об этом свидетельствует небольшой документальный фильм, снятый петербургским тележурналистом Андреем Радиным, и показанный перед официальным открытием выставки. Один из ветеранов говорит, что он долгое время стеснялся надевать свою военную форму, потому что когда он прилетел из Вьетнама в Лос-Анджелес, к нему подбежала какая-то женщина, плюнула в лицо и прокричала, что он – убийца детей.

Другой ветеран, напротив – гордится тем, что пошел воевать во Вьетнам добровольцем. На этой войне он лишился зрения, и поэтому никогда не видел своих детей и внуков. Но он ни о чем не жалеет: «Может быть, если бы у меня были мои глаза, я не прожил бы такую яркую, насыщенную жизнь», – сказал этот герой документального фильма, посвященного американским ветеранам Вьетнамской войны.

Музей политической истории России совместно с коллегами из США в последние годы провел ряд успешных выставок. О некоторых из них рассказывал «Голос Америки».
  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG