Линки доступности

Следующей из стран Балтии в еврозону войдет Литва

1 января Латвия стала восемнадцатым членом зоны единой европейской валюты. К этому шагу страна готовилась давно: изначально планировалось, что Латвия и Литва перейдут на евро с 2009 года, а Эстония – с 2007-го. Однако из-за глобального экономического кризиса сроки расширения еврозоны были изменены.

В результате пионером в деле присоединения стран Балтии к зоне стала Эстония: единая европейская валюта была здесь введена на три года раньше, чем в Латвии. Любопытно, что в новогодние праздники президент Эстонской Республики Тоомас Хендрик Ильвес посетил латвийский город Руйиена и сделал покупки, демонстративно расплатившись евро.

По словам министра финансов Латвии Андриса Вилкса, переход на единую европейскую валюту прошел в его стране спокойнее, чем это было три года назад у северного соседа.
О том, что думают по этому поводу граждане Латвийской Республики, корреспондент «Голоса Америки» расспросила местных экспертов.

Взгляд «евроскептика»

«Для рядового жителя Латвии такие понятия, как «евроинтеграция», – пустой звук, эвфемизм, который не наполнен никаким смыслом», – комментирует происшедшее доцент Латвийского университета Юрис Пайдерс – специалист по экономической географии.

По его словам, в первый рабочий день в рижских магазинах и обменных пунктах царила сутолока и неразбериха. Пожилые граждане республики зачастую отказывались брать монеты других стран еврозоны. Некоторым казалось, что замене подлежат лишь купюры. «Но никто не разыгрывал трагедии и не устраивал скандалов. Наоборот, люди подсказывали друг другу, помогали разобраться с пересчетом старых цен на новые, просто ободряюще улыбались», – рассказывает профессор Пайдерс.

В розничном обороте латы остаются до 14 января; затем их можно будет обменять в коммерческих банках до 1 июля, а в отделениях Банка Латвии эта процедура будет растянута на несколько лет. В этой связи правительство страны неоднократно сообщало через СМИ, что граждане могут не торопиться нести все свои сбережения в латах в обменные пункты. Тем не менее, в первых числах января у банковских офисов и банкоматов выстраивались большие очереди, поскольку многие люди еще помнят опыт денежных реформ советских времен, когда на обмен денег отводились считаные дни.

В целом же, по словам профессора Пайдерса, несмотря на пропагандистскую компанию, среди населения Латвии идея перехода на евро не пользуется массовой поддержкой. Что же до удобства для иностранных (в первую очередь российских) туристов, которым теперь не нужно будет прикидывать в уме, сколько раз в течение краткого пребывания в стране им нужно будет бегать в обменные пункты, то Юрис Пайдерс констатирует, что, как правило, туристы расплачиваются «электронными деньгами». И исчезновения лата они просто не заметят.

Взгляд «еврооптимиста»

Рижский политолог Ивар Иябс, напротив, полагает, что граждане Латвийской Республики не будут ощущать больших неудобств при переходе страны на евро. «Мы к этому готовились довольно долгое время, – напоминает эксперт, – и все поняли, чего можно ожидать от замены валюты».
Очереди у касс в магазинах и возле банкоматов аналитик объясняет чисто техническими сложностями операций с двумя видами валюты. Впрочем, подчеркивает он, после 14 января этот ажиотаж спадет, и все встанет на свои места.

В то же время Ивар Иябс признает, что большинством латвийского населения переход на евро воспринимается как проект, инициированный политической элитой страны. «И, поскольку наша политическая элита довольно непопулярна, и результаты ее проектов не всегда можно назвать успешными, то и введение евро пользуется поддержкой далеко не у всех», – признает политолог. Отмечая, впрочем, что в последние месяцы число сторонников евро постоянно увеличивалось.

Главный аргумент противников евро состоял в том, что теперь Латвия не сможет самостоятельно определять свою валютную политику. «Но ведь и ранее наша страна никак не пользовалась этим инструментом. Ведь у нас с 2005 года валюта уже была привязана к курсу евро, поэтому переход на единую валюту был неизбежен, поскольку наш Центральный банк не мог самостоятельно определять курс лата из-за привязки к евро. И получается, что мы имели все недостатки евро, но у нас не было никаких плюсов. Потому что деньги все равно приходилось менять, даже если мы ехали в Эстонию. Не говоря уже о Германии или Нидерландах», – считает собеседник «Голоса Америки».

Курс лата, начиная с 1993 года, всегда был очень высоким, и оставался таким благодаря жесткой монетарной политике латвийского правительства. «У нас не было девальваций, и, возможно, это было одним из немногих предметов для гордости латвийцев: мы – маленькая страна с дорогой валютой. Способствовало ли это росту нашей экономики? Скорее всего, нет, но таков был осознанный курс нашего правительства, который продержался до 1 января этого года», – подчеркивает эксперт.

Будущее единой европейской валюты в среднесрочной перспективе Ивар Иябс спрогнозировать не стал. «Но понятно, что такая маленькая, и в то же время, такая открытая экономика, как наша, получит больше плюсов от присоединения к общей валюте, чем недостатков», – считает рижский политолог.

Взгляд «следующего в очереди»

Как сообщает информационный портал delfi.lt, в последние дни заметно возрос взаимный литовско-латвийский туристический поток. Литовцы едут в Латвию сбывать оставшиеся у них латы, а латвийцы устремились в соседнюю страну, пока еще сохраняющую национальную валюту, за более дешевыми товарами.

Между тем 1 января 2015 года Литва также планирует присоединиться к зоне евро. Какие настроения в этой связи существуют в литовском обществе?

С этим вопросом корреспондент «Голоса Америки» обратилась к директору Института международных отношений и политических наук при Вильнюсском университете Рамунасу Вильпишаускасу.

По его наблюдениям, большинство литовцев негативно относится к предстоящему внедрению евро в их стране. «Главная причина этого – опасения роста цен, что и произошло в двух других государствах Балтии», – отмечает литовский политолог.

В то же время представители основных политических партий Литвы одобряют присоединение к зоне евро. «Я думаю, что вступление в зону евро Эстонии и Латвии тоже повлияло на эти настроения литовской элиты. В том смысле, что остаться последней страной региона, пребывающей вне зоны евро, не кажется им правильным. Им кажется, что, не будучи членом европейского валютного союза, Литва не будет столь же привлекательной для крупных инвесторов, как наши соседи по балтийскому региону. Поскольку конкуренция здесь довольно сильна», – считает Рамунас Вильпишаускас.

Сравнение Литвы с Чехией, Данией и Швецией, которые, будучи членами Евросоюза, на хотят расставаться со своей национальной валютой, не кажется вильнюсскому эксперту корректным. По его словам, ни шведская, ни датская, ни чешская крона не имели тесной связи с мировыми валютами. А литовский лит с самого начала был «привязан» к американскому доллару в соотношении 4:1, а затем – к евро в соотношении 3,45:1.

«И мы, – констатирует профессор Вильпишаускас, – выдерживаем этот курс в течение одиннадцати лет. Поэтому совершенно очевидно, что национальные банки Чехии, Польши, или любых других европейских стран, сохраняющих национальную валюту, имеют гораздо большую свободу маневрирования, чем Банк Литвы».
  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG