Линки доступности

ЕС-Россия-Ливия: вопросов больше, чем ответов

  • Анна Введенская

В кулуарах саммита

В кулуарах саммита

Политики и эксперты о военной кампании западной коалиции в Ливии

Развитие событий в Ливии продолжает оставаться непредсказуемым, констатировал министр иностранных дел Швеции Карл Бильдт, выступая в Брюсселе в ходе саммита Европейского Союза, который состоялся на минувшей неделе.

«Когда началось восстание против Каддафи, я, как и многие, считал, что все закончится в течение четырех-пяти дней, – продолжил глава шведского МИДа. – Каддафи – достаточно экстравагантный персонаж, поэтому было сложно предвидеть, что в массовых выступлениях в поддержку наших ценностей у него есть шанс устоять».

По словам Карла Бильдта, до начала военной кампании НАТО в альянсе бытовало мнение о том, что Каддафи обречен на провал. «Но вскоре мы оказались в такой ситуации, когда, вместо того, чтобы бежать, он стал выигрывать в определенном смысле, – объяснил шведский министр ту причину, по которой Североатлантический альянс принял решение о развертывании военной операции. – Нам было необходимо действовать, потому что возврат контроля Каддафи, даже и частичного, достаточно быстро превратил бы арабскую весну в зиму». «Теперь нам необходимо завершить начатое и осуществить переход к сценарию «пост-Каддафи», – заключил Карл Бильдт.

Министр иностранных дел Швеции провел несколько параллелей между нынешней ситуаций и европейской историей, вспомнив подавление восстаний в Венгрии в 1956 году и в Чехословакии – в 1968. «Сложно действовать теми же методами во времена «Аль-Джазиры» и Facebook», – резюмировал он. В то же время Запад не должен брать на себя обещаний, которые он не в состоянии выполнить, подчеркнул шведский политик, так как экспортировать демократию нельзя – это «работа поколений».

Новое правительство – старые знакомцы?

«Мы внимательно следим за развитием ситуации в Ливии, в курсе решений последнего Совета ЕС, в частности, решения идти по пути ужесточения санкций и не позволить прибыли от продажи нефти и газа попасть в карманы режима Каддафи», – сказал «Голосу Америки» посол РФ при ЕС Владимир Чижов.

Владимир Чижов указал, что Россия «категорически» не приемлет применение военной силы против гражданского населения и поэтому поддержала резолюцию 1970 Совета Безопасности ООН. (Резолюция 1970, принятая единогласно всеми 15-ю членами Совбеза, в частности, требует прекратить насилие в Ливии и призывает власти уважать права человека – Г.А.) «Увы, господин Каддафи игнорировал мнение мирового сообщества», – констатирует посол России в Евросоюзе.

«Что касается выполнения резолюции 1970, то она не предусматривает оказания военной поддержки сторонам, – продолжает Чижов. – Поэтому поддержка переходного правительства выходит за ее рамки. Определение будущего политического устройства Ливии – дело ее народа, и принцип невмешательства должен соблюдаться неукоснительно».

Российский посол задается вопросом: кто составляет Национальный переходный совет? «Известно, что среди них – бывшие соратники-министры полковника Каддафи, – говорит он. – Болгарский премьер-министр [Бойко] Борисов утверждает, что некоторые из них причастны к пыткам медсестер, которые находились в Бенгази».

Все происходящее сейчас в Ливии напоминает Владимиру Чижову Ирак и Косово. «У меня лично ощущение дежавю, – говорит он. – Коалиции, интервенции… Проблемность этих начинаний в том, что у них нет четко очерченной цели. Как во время Балканской войны, когда военные рапортовали, что у них «заканчиваются цели» – уже все цели разбомбили, а прекратить конфликт не удается».

От Сребреницы до Бенгази

«Сегодня очень легко рассуждать на темы о позиции ЕС, стран коалиции или НАТО, потому что Бенгази спасен, – сказал «Голосу Америки» болгарский политолог Иван Крастев, сотрудник софийского Центра либеральных стратегий. – Представьте, в какой ситуации мы бы все оказались, если бы Каддафи удалось исполнить угрозу? Думаю, большинство стран коалиции хочет поэтапно снять с себя ответственность за безопасность, но при условии, что отход с занятых позиций не ставит под удар население, чтобы впоследствии их за это не укоряли».

Российская позиция, по мнению эксперта, в значительной степени определяется внутриполитическими причинами. «Президент Медведев и премьер-министр Путин высказали разные точки зрения, но и тот и другой улавливают настроение общественного мнения: россияне далеки от ливийской проблематики и традиционно насторожены по отношению к любым действиям НАТО и США, которые в их глазах всегда плохи», – утверждает Иван Крастев.

В то же время, отмечает он, Россия не предлагает никакой альтернативной позиции. Однако, продолжает Крастев, этот статус-кво может быть нарушен в случае развития негативного сценария и территориальной дезинтеграции Ливии. «В этом случае они незамедлительно включатся, но пока об этом преждевременно говорить», – считает болгарский политолог.

Пока что Россия – в выигрыше от высоких цен на нефть и с легкостью может критиковать слабые стороны позиции европейцев в ливийском вопросе, указывает Иван Крастев. «А их есть за что критиковать, так как стремительное признание Францией переходного правительства в Бенгази может впоследствии привести к краху из-за присутствия сомнительных персонажей из ближайшего окружения Каддафи», – поясняет он.

«Каковы их связи с семьей полковника? Возможны ли сделки с ней и попытки последующего передела власти? Согласится ли с таким разрешением конфликта Арабская лига? ЕС? Как избежать фрагментации страны, в которой так сильны племенные отношения? Пока что вопросов больше, чем ответов, но это не умаляет заслуг стран коалиции, которые оперативными действиями защитили население и избежали повторения Сребреницы», – делает вывод Иван Крастев.

Другие новости политики читайте в рубрике «Политика»

XS
SM
MD
LG