Линки доступности

ЕС-Россия: «инструментализация амбиций»

  • Анна Введенская

Кэтрин Эштон

Кэтрин Эштон

С января в Брюсселе начнет работать новая структура Евросоюза – Служба внешних действий (European External Action Service – EEAS) – де-факто Министерствo иностранных дел ЕС во главе с Верховным представителем, баронессой Кэтрин Эштон.

Юридически служба стартовала первого декабря, однако функционально чиновники приступят к работе с начала января. В отдельное здание, по заявлениям пресс-секретаря леди Эштон, служба переедет к середине лета.

EEAS продолжает процесс комплектования, который начался слиянием существовавших ранее структур, заведовавших внешними отношениями в Совете ЕС и Европейской комиссии.

Служба уже насчитывает 1643 постоянных «аппаратчиков», которые, по словам леди Эштон, привнесут в работу «огромные знания и опыт».

Но не только, так как баронесса ожидает «свежее влияние талантов и навыков», когда в службу придут дипломаты из стран-членов ЕС. Объединение кадровых брюссельских функционеров и дипломатов из стран-членов в ее представлении станет синтезом, который позволит развивать новые идеи, «действовать творчески и решительно» в мире, постоянно бросающем новые вызовы. Служба будет насчитывать шесть-восемь тысяч сотрудников.

Баронесса Эштон уже изложила свое концептуальное видение координированных действий «EEAS» в докладе, представленном на последнем в этом году Саммите Евросоюза.

Стратегическим партнерам ЕС – США, Китаю и России – в докладе уделяется особое внимание. Леди Эштон считает, что не стоит недооценивать значение России для ЕС – причем не только в плане энергетики, но и в отношении государств, образовавшихся после крушения СССР.

Ключевое значение РФ для Евросоюза в качестве стратегического партнера переводится и в реальную плоскость: Россия – единственная страна, с которой саммиты проводятся дважды в год. Кэтрин Эштон полагает, что такой ритм встреч целесообразно сохранить и в будущем.

Несмотря на то что партнерство для модернизации России понимается по-разному в РФ и ЕС, Верховный представитель Евросоюза предложила попытаться использовать эти противоречия для продвижения демократии.

«Развитие демократии в России – дело прежде всего самих русских, – сказал “Голосу Америки” Оливье Жеан, глава брюссельского отделения Французского института международных отношений (IFRI). – Безусловно, наша стратегия в отношении России должна основываться на общей ответственности за безопасность континента. Но любые попытки ЕС влиять на развитие правовых институтов, улучшение ситуации с правами человека будут вызывать лишь напряженность в отношениях с РФ».

«Существуют международные организации, напрямую ответственные за тематику прав человека – это Совет Европы, членом которого является РФ, ОБСЕ – еще один форум на европейском уровне, – продолжил Оливье Жеан. – Куполом для правозащитной деятельности по-прежнему является ООН. Евросоюз – в первую очередь экономическое образование. Об этом следует помнить. В этом смысле политическими заявлениями Служба внешних действий жизни россиян не изменит. Но практическое экономическое сотрудничество может привнести улучшения в жизнь людей».

По мнению главы брюссельского отделения IFRI, экономические методы более действенны в этом контексте, чем политические декларации. «Будущее России будет зависеть прежде всего от способности россиян влиять на свое правительство и выстраивать демократические институты», – полагает он.

«Подходы леди Эштон абсолютно нереальны, – считает брюссельский эксперт, директор Геополитического форума Марат Тертеров. – Невозможно инструментализировать ни амбиции РФ в отношении безвизового режима, ни желание получить инвестиции. Нужны не политические заявления, а действия. В условиях рынка невозможно «приказать» инвестировать в РФ, хотя там немало привлекательного для инвесторов. Например, богатые природные ресурсы».

«Но достаточно ли это для привлечения капитала?» – задается вопросом Тертеров и сам же отвечает: «В настоящий момент леди Эштон не работает с лобби промышленников, а именно они не получают никаких гарантий от ЕС. Размах коррупции, пренебрежение к законности не располагают к доверию к россиянам. Политическими заявлениями рынки не убедить. Надо гарантировать защиту инвестициям».

Марат Тертеров заметил, что только самые большие мировые многонациональные компании могут позволить себе такие риски, как инвестиции в Россию: Shell, BP, ENI, крупные немецкие и голландские компании. Ни малый, ни средний бизнес не рискуют вкладывать в Россию.

«Стратегия, оглашенная главой Внешней службы, неубедительна, – заключил эксперт, – так как, несмотря на громадный потенциал, система в РФ не базируется на уважении к частной собственности. Даже огромные корпорации зависят от личности российского партнера и его “колеса фортуны”. Западным инвесторам такая зависимость не подходит».

В миссии РФ при Евросоюзе после трех дней переговоров от каких-либо комментариев по поводу стратегии Верховного представителя ЕС Кэтрин Эштон отказались.

Новости России читайте здесь

XS
SM
MD
LG