Линки доступности

Эксперты о настроениях русскоязычного населения Эстонии

После российской аннексии Крыма в некоторых странах Восточной и Центральной Европы высказываются опасения, что Россия может попытаться отторгнуть часть их территории – объясняя это «заботой о русскоязычном населении». Тревогу по поводу возможных экспансионистских действий Москвы выражают не только в Украине и Молдове, но и в странах Балтии, десять лет назад вошедших в состав НАТО.

25 марта вице-спикер Рийгикогу, член правящей праволиберальной Реформистской партии Лайне Рандъярв на проходившей в Таллинне встрече с делегацией Совета Северных стран отметила: «В связи с агрессией России в Восточной Украине и инкорпорацией Крыма изменилась политика безопасности во всей Европе. В ситуации сложившегося международного кризиса европейские демократические государства должны быть вместе и поддерживать друг друга».

Обращаясь к президенту Совета Северных стран Карин Эдстрем и вице-президенту Хансу Валлмарку, Рандъярв подчеркнула: «В нашей повседневной жизни нет места панике. Мы должны внимательно следить за происходящим в России и при необходимости быть готовыми к быстрой и адекватной реакции».

Тем временем – в преддверии 75-летия пакта Молотова-Риббентропа – историки напоминают, как происходило включение в состав СССР трех балтийских государств. Так, в случае с Эстонией Кремль вначале потребовал разместить на территории республики советские военные базы, а затем под контролем советских эмиссаров были проведены внеочередные выборы в эстонский парламент – Рийгикогу.

В результате голосования единственной партией в новом составе парламента стал прокремлевский Союз трудового народа. На первом же заседании было принято решение об установлении в стране социалистического строя, после чего последовало обращение к Верховному Совету СССР с просьбой включить Эстонию в состав Советского Союза.

Просьба была удовлетворена. А через несколько месяцев в Эстонии начались аресты и казни по обвинению в антисоветской деятельности. Кроме того, более десяти тысяч граждан Эстонии были депортированы.

США и ряд других западных стран не признали аннексию Эстонии, Латвии и Литвы. И не признавали ее вплоть до выхода республик Балтии из состава СССР.

Корреспондент «Голоса Америки» попросила эстонских экспертов оценить вероятность развития событий по крымскому сценарию в Эстонии.

«Советскую армию встречали с цветами»

Димитрий Кленский позиционирует себя как журналиста и общественного деятеля, озвучивающего проблемы неэстонцев и особенно русского меньшинства в Эстонии. Сам Кленский родился в Таллинне в смешанной семье. По отцу он — русский эстонец в шестом поколении, по материнской линии его предки были эстонцами. Учить русский язык начал в возрасте 8 лет. По словам Кленского, сравнивать историю присоединения Эстонии к СССР и сегодняшнюю аннексию Крыма – неуместно. Более того, утверждает публицист, «крымчане сами приняли решение, они хотели вступить (в состав России – А.П.), их приняли».

Что же касается вступления Эстонии в СССР, то оно, констатирует Кленский, было осуществлено после ввода советских войск. «И тогда, – продолжает он, – огромная часть населения была за присоединение к Советскому Союзу, но, конечно, не все. Многие состоятельные люди были этим недовольны, но настроения большинства Москвой были четко уловлены, и советское руководство использовало это по максимуму. Я читал документы и могу подтвердить: да, встречали советскую армию с цветами».

Сегодня от возможных попыток аннексии со стороны России Эстонию защищает 5-я статья Вашингтонского договора НАТО. По мнению Кленского, чтобы русскоязычное население Эстонской Республики в столь же массовом масштабе выступило за присоединение к России, как это – согласно версии, озвученной руководством РФ, – сделало 16 марта население Крыма. «Этого просто не может быть, – убежден Кленский, – потому что все русскоязычное население Эстонии составляет треть, а русские – лишь четверть. И в жизни здесь не может быть никакого большинства (за присоединение к России – А.П.) по определению, на референдуме».

«Люди своими глазами видят разницу жизни по обе стороны границы»

У профессора Художественной академии Давида Всевиова – иное мнение. Он убежден: между действиями советского руководства после заключения «Пакта Молотова-Риббентропа» и нынешней аннексией Крыма прослеживаются четкие параллели. «Сценарии этих действий очень похожи и совпадают даже в деталях», – отмечает эстонский историк. В обоих случаях налицо интенсивная пропагандистская кампания.

Под присмотром военных инструкторов организовывались массовые народные акции с требованием проведения референдумов и последующие обращения к руководству в Москве. «В Эстонии почти через год после присоединения к Советскому Союзу произошла депортация недовольных новым режимом. Что будет в ближайшее время с Крымом, нам трудно предсказать», – считает Давид Всевиов.

Сравнивая сегодняшнюю ситуацию в Эстонии и в Украине, эксперт приходит к выводу, что ждать проявления массового недовольства в среде русскоязычного населения северо-восточных областей Эстонии Кремлю не приходится.

Ссылаясь на рейтинги международных агентств, оценивающих уровень свободы предпринимательства, свободы доступа к информации и положения дел в сфере борьбы с коррупцией, Давид Всевиов утверждает, что все жители республики пользуются значительно большими благами, чем это было до недавнего времени в Украине и, в частности, в Крыму.

Что же касается положения жителей страны, не являющихся гражданами Эстонии, то они, как констатирует собеседник корреспондента «Голоса Америки», имеют возможность безвизовых поездок и в Европейский Союз, и в Россию, молодые люди освобождаются от службы в армии, наконец, им предоставлено право участия в местных выборах. Единственным ограничением является невозможность голосовать на выборах в Рийгикогу и в Европейский парламент.

Давид Всевиов решительно отказывается назвать прошедшее 16 марта в Крыму голосование по статусу полуострова «референдумом», поскольку, подчеркивает он, не были соблюдены ни национальные, ни международные правовые нормы.

Что же касается теоретической возможности референдума по присоединению к России некоторых северо-восточных областей Эстонии, то, с учетом возможности свободной агитации, присутствия международных наблюдателей и отсутствия оккупационных войск, профессор Всевиов считает, что за подобный вариант событий проголосовало бы не более 20% участников подобного референдума.

«Потому что эти люди имеют возможность каждый день пересекать границу и своими глазами видеть разницу уровня жизни и возможностей жителей в Эстонии и в России», – отмечает историк.

Димитрий Кленский, напротив, считает, что если бы Россия решилась на вооруженную интервенцию в Эстонии, то эти действия приветствовало бы более половины русскоязычного населения страны. «Но Россия не пойдет на это», – оговаривается Кленский. По его словам – потому, что против подобных действий выступило бы значительно больше людей, чем в поддержку присоединения к России.

«Самоизоляция – не в интересах России»

Председатель комитета по международным делам эстонского парламента Марко Михкельсон сказал в беседе с корреспондентом Русской службы «Голоса Америки», что ничего экстраординарного в Нарве, Йыхви и других населенных пунктах с преобладанием русскоязычного населения не происходит. Во время встреч с жителями северо-востока Эстонии Марко Михкельсон, по его словам, убеждается, что ситуация здесь серьезно отличается от крымской. «Мысли у людей другие, – поясняет парламентарий. – «Вернуться домой», то есть в Россию, они не хотят, – рассказывает Михкельсон. – Те свободы и возможности, которые сейчас дает им Эстония, они не хотят променять на российские реалии».

Упомянул Марко Михкельсон и о другом: многие русскоязычные жители Эстонии смотрят российские государственные телеканалы. И убеждаются, что новостные сюжеты в передачах российского телевидения искажают реальность, в том числе и в Эстонии. В то же время уровень доверия к эстонским властям со стороны русскоязычного населения, по мнению собеседника «Голоса Америки», растет.

После аннексии Крыма в российской прессе появились высказывания о необходимости возврата в состав России всех когда-либо утраченных территорий, включая Финляндию и Аляску, не говоря уже о бывших советских республиках. Комментируя эти настроения, Марко Михкельсон заметил: «Мечтать не вредно».

Историческая память и ностальгия о былом величии Российской империи в значительной степени характерна для нынешней кремлевской власти, и проявляется она в высказываниях о том, что распад СССР был самой большое геополитической катастрофой ХХ века, констатирует эстонский парламентарий.

«Но я думаю, что, все-таки, это – тупиковый путь, – подчеркивает Марко Михкельсон. – И самоизоляция России – не в интересах ее народа, а в конечном счете – и не в интересах лидеров страны».
  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG