Линки доступности

Марко Михкельсон называет установленным то, что задержание сотрудника эстонских спецслужб произошло на территории Эстонии

В пятницу сотрудник Эстонской полиции безопасности (КаПо) Эстон Кохвер был, с точки зрения Москвы, задержан, а как говорят власти Эстонии, похищен Федеральной службой безопасности РФ. Стороны дают диаметрально противоположные оценки произошедшего.

По версии ФБС, Эстона Кохвера арестовали на территории псковской области во время встречи с местным жителем. При этом Центр общественных связей ФСБ отмечает:

«У нарушителя изъяты пистолет “Таурус” с патронами, денежные средства в сумме 5 тысяч евро, спецтехника для осуществления скрытой аудиозаписи, а также материалы, которые имеют характер разведывательного задания».

В ФСБ также настаивают, что российские спецслужбы пресекли агентурную операцию, проводимую, по их данным, сотрудником КаПо. И указывают, что в настоящее время «в отношении него проводятся необходимые следственные действия».

Как напоминает «Псковская лента новостей», еще в 2011 году тогдашний руководитель управления ФСБ по Псковской области Георгий Драчев упомянул Кохвера среди основных эстонских кураторов агентов, работающих на территории Псковской области.

Корреспондент «Голоса Америки» связалась с председателем комиссии Парламента Эстонской Республики по международным делам Марко Михкельсоном, чтобы узнать точку зрения противоположной стороны.

Прежде всего, господин Михкельсон сообщил, что официальная позиция комитета по международным вопросам эстонского парламента по данному конфликту будет оглашена в середине следующей недели, после того, как депутаты получат всю сопутствующую информацию о произошедшем.

Анна Плотникова: Есть ли основания, как о том сообщают некоторые российские СМИ, связывать этот инцидент с визитом в Таллинн президента США Барака Обамы перед началом саммита НАТО в Уэльсе? Особенно учитывая тот факт, что в Ньюпорте Эстония дала согласие на создание в стране киберполигона и размещение на своей территории сил быстрого реагирования?

Марко Михкельсон: Я думаю, что это – чистая спекуляция. Конечно, все, кто хочет, могут увязывать между собой эти два события. Но, я думаю, что самое главное сейчас будет учесть все обстоятельства произошедшего.

Ясно одно, и это доказано фактически, и это тоже не только эстонская позиция, но и российская. Вчера (5 сентября – А.П.), когда это событие произошло, пограничниками было произведено совместное наблюдение местности, где случилось данное происшествие. И (установили, что – А.П.) это было на территории Эстонской Республики. И это написали в своем протоколе представители эстонских и российских пограничников.

А.П.: В этой связи, можно ли теперь, по-вашему, ожидать очередного витка осложнения отношений России и Эстонии?

М.М.: Я думаю, что сегодня – самое главное, все-таки, фактически исследовать то, что произошло. Я знаю, что наши правоохранительные органы и ведомства, в том числе и Министерство внутренних дел, связывались с коллегами из российских ведомств. Мы знаем, что наш гражданин (Эстон Кохвер – А.П.) находится в Москве, и, конечно, мы делаем все, для того, чтобы его как можно быстрее освободили.

А.П.: Между тем, российская сторона утверждает, что господин Кахвер был задержан в Псковской области, когда встречался там со своим агентом, завербованным эстонской разведкой. Ваш комментарий?

М.М.: Еще раз: все произошло на эстонской территории. Псковская область является территорией Российской Федерации. И поэтому я могу сказать, что он занимался, согласно служебным обязанностям, расследованием схем контрабанды на границе между Россией и Эстонией.

Из соображений служебной тайны Марко Михкельсон предпочел не уточнять маршрутов следования контрабандных товаров через границу между двумя странами.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG