Линки доступности

Наталью Эстемирову чествуют в Нью-Йорке


Наталью Эстемирову чествуют в Нью-Йорке

Наталью Эстемирову чествуют в Нью-Йорке

В Нью-Йорке состоялся вечер памяти правозащитницы и журналистки Натальи Эстемировой, убитой в Чечне 15 июля этого года. Открывая этот вечер, директор по международным программам Американского Пен-центра Ларри Симс вспомнил, как примерно три года назад в этом же зале Городского университета Нью-Йорка американские правозащитники и журналисты вспоминали Анну Политковскую. Тогда о своей убитой коллеге и подруге рассказывала Наталья Эстемирова.

«Тогда она сказала, что убийцы Политковской не смогут достичь своей цели заставить замолчать храбрую журналистку, – напомнил Симс, – потому что «Новая газета», где печатались её статьи о беззаконии и нарушениях прав человека в Чечне, решила предоставить свои страницы обществу «Мемориал». Материалы правозащитной организации готовила для публикаций в газете сама Наталья».

Сотрудница московского отделения Human Rights Watch Таня Локшина сказала, что Эстемирова была движима страстным желанием справедливости и продолжала работать, несмотря на угрозу её жизни.
Вечер памяти Эстемировой в Нью-Йорке был организован совместно сразу несколькими базирующимися здесь правозащитными организациями – помимо Американского Пен-центра, это – Комитет защиты журналистов (КЗЖ), Human Rights Watch и организация Witness, использующая видео-технологии в правозащитной деятельности.

Накануне исполнительный директор Комитета защиты журналистов Джоэль Саймон и президент американского Пен-центра Энтони Аппиа направили письмо президенту России Дмитрию Медведеву. Они выразили свое возмущение жестоким убийством Натальи Эстемировой и призвали без промедления провести тщательное расследование. Авторы письма отметили, что враждебный тон высказываний об Эстемировой президента Чечни Рамзана Кадырова после её гибели «диктует назначение независимого следователя». В письме также говорится, что безнаказанность преступников подрывает верховенство закона, право граждан на информацию и вредит репутации России.

По данным КЗЖ, 50-летняя Эстемирова стала 18-м российским журналистом, убитым с 2000 года. Большинство этих убийств остаются нераскрытыми.

Известный писатель Салман Рушди прочитал на вечере одну из статей Эстемировой из «Новой газеты» и текст речи, которую она произнесла, принимая два года назад в Лондоне премию имени Анны Политковской. Журналист Кит Гессен рассказал о процессе по делу об убийстве Политковской, который он освещал для журнала «Нью-Йоркер» и который закончился оправданием подозреваемых.

Своими воспоминаниями о Наталье Эстемировой поделились её коллега по «Новой газете» Елена Милашина и Таня Локшина. Милашина, не смотря на запрет редакции на поездки в Чечню, который был введен из соображений безопасности журналистов ещё до гибели Эстемировой, ездила в республику минувшим летом и в последний раз виделась там с Натальей за день до её похищения.

Таня Локшина вспомнила, как потрясена была Эстемирова убийством в начале этого года в Москве адвоката Станислава Маркелова, и как на его похоронах она неоднократно задавала вопрос: «Кто будет следующим?». Этот вопрос для правозащитников остаётся актуальным и сегодня, после гибели самой Эстемировой, которая последовала, по словам Локшиной, после того, как Наталья неоднократно подвергала резкой критике Рамзана Кадырова. Локшина заявила, что за последние шесть месяцев в Чечне произошла существенная эскалация насилия, и что, вопреки официальным сообщениям, число повстанцев в республике вновь стало расти. По её данным, ряды инсургентов часто пополняют подростки 16-19 лет, которые не видят для себя иного выхода, кроме как уйти в горы. По словам правозащитницы, Кадыров пытается бороться с этим явлением с помощью «превентивного насилия», преследуя родственников боевиков, сжигая их дома, прибегая к публичным внесудебным расправам. Однако, считает она, такие меры, пользующиеся поддержкой Кремля, не способны решить проблему.

И Милашина, и Локшина пессимистически оценивают ситуацию с правами человека в России. По их словам, до тех пор, пока не будут наказаны убийцы их коллег, и не изменится отношение к правозащитникам со стороны Кремля, им придётся снова и снова ходить на похороны своих коллег и друзей. Локшина даже выразила опасение, что людей, готовых заниматься правозащитной деятельностью, в России может вообще не остаться и тогда положение будет ещё хуже, чем в советские времена.

В то же время, в интервью Русской службе «Голоса Америки» Таня Локшина отметила, что сегодняшняя Россия существенно отличается от Советского Союза. «Сегодня в России существуют такие замечательные вещи, как свобода передвижения – иначе я бы не стояла рядом с Вами сегодня в Нью-Йорке, – сказала она. – Существует свободный Интернет – концепция, которая 30 лет назад была ещё непредставимой. Есть свобода артистической, культурной жизни – и это всё очень важно и здорово. Но когда речь идёт о публичной критике властей, и, в частности, о публичной критике властей в сфере политики безопасности и политки на Северном Кавказе – здесь дела обстоят очень печально. Судя по опыту последнего года, такая критика становится смертельной. Станислав Маркелов, который стал известен благодаря своей крайне мужественной работе по чеченским делам, погиб в начале этого года. Через несколько дней после него погиб не правозащитник, но чеченский беженец, проживавший в Австрии и заявивший в Европейский суд жалобу на то, что его держал в секретной тюрьме Рамзан Кадыров и даже лично пытал его. Погибла Наташа Эстемирова. Через три недели после этого погибли ещё двое активистов в Чечне. 25 октября погиб Макшарип Аушев, известный оппозиционер и гражданский активист в Ингушетии... Группа независимых критиков властей и так не велика, и ещё один годик, и действительно никого не останется».

По мнению Локшиной, ситуация в Чечне отличается от ситуации в соседней Ингушетии. Вскоре после убийства Макшарипа Аушева президент Ингушетии Юнус-Бек Евкуров сказал, что к этому возмутительному преступлению могут быть причастны силовые структуры республики. «По сути, президент Евкуров признает, что силовые структуры действуют бесконтрольно, – сказала она. – Он признаёт, что в рамках бесконечных контр-террористических операций происходит, извините за выражение, бардак. Для безопасности России и её соседей это ничего хорошего не сулит. Когда господин Евкуров пришёл к власти в Ингушетии год назад, он сразу заявил, что будет бороться с нарушениями законности, что будет настаивать на том, что бы спецоперации проходили без похищений, исчезновений людей и внесудебных казней. Я с ним лично встречалась, и он у меня вызвал большую симпатию и доверие. У этого человека есть добрая воля. Вопрос в том, что наличие доброй воли недостаточно, если он не может контролировать силовые структуры».

На вопрос, можно ли то же самое сказать и о президенте Медведеве, который тоже говорит о верховенстве закона и несовершенстве российской демократии, Таня Локшина отвечала менее уверенно. «Я не знаю, насколько у президента Медведева реально есть добрая воля исполнять все те правильные идеи, о которых он говорит, – сказала правозащитница. – Его риторика действительно очень позитивна с точки зрения прав человека, свободы и демократии. Может быть, это просто витрина, а может быть, и искреннее намерение изменить что-то к лучшему. Есть ли у него возможности реально что-то сделать? Сомнительно, потому что пока всё ограничивается риторикой – даже если мы считаем, что его намерения искренние. С другой стороны, мне кажется, что западные партнёры России в данном случае должны достаточно чётко сказать Медведеву: «Это замечательно! Ваши посылы прекрасны. Мы верим, что вы хотите этого добиться, но покажите нам конкретные результаты. Если нужна наша помощь – мы вам поможем, только скажите в чём. Но очень хочется видеть результаты».

XS
SM
MD
LG