Линки доступности

Турцию и России подталкивают друг к другу общие обиды на Евросоюз и США – мнение экспертов

Во вторник в Константиновском дворце Стрельны – пригорода Санкт-Петербурга – состоялась встреча президентов России и Турции Владимира Путина и Реджепа Тайипа Эрдогана.

Переговоры, в которых с обеих сторон приняли участие члены кабинетов министров и представители бизнеса, были призваны подчеркнуть начало нового периода двусторонних отношений, а именно – их коренного улучшения после девятимесячной напряженности, вызванной гибелью над турецким небом российского бомбардировщика.

Накануне визита в Санкт-Петербург Эрдоган дал российскому информационному агентству ТАСС интервью, в котором назвал предстоящую встречу с Путиным «исторической» и отметил: «разрыв дружеских связей, предъявление счетов друг другу не только не способны принести какую-либо пользу нам, но всему миру».

Присутствовавшие в Константиновском дворце журналисты отметили, что переговоры начались с задержкой более чем на час. Причем, в Греческой гостиной на втором этаже дворца первым появился, обычно опаздывающий на встречи Путин, которому пришлось несколько минут ждать своего турецкого гостя, позируя фотокамерам с отсутствующим выражением лица.

Приветствуя Эрдогана, Владимир Путин произнес: «Ваш сегодняшний визит, несмотря на очень сложную внутриполитическую ситуацию в Турции, говорит о том, что мы все хотим возобновления нашего диалога, восстановления отношений во имя интересов народов Турции и России».

В своем ответном слове президент Турции отметил, что двусторонние отношения (синхронный перевод с турецкого языка) «вошли в положительное русло. Процесс по определению таких огромных целей вам и мне известен. Уверен, что теми шагами, которые мы с вами совершим, мы начнем ещё более расширяющий процесс».

После протокольной части журналистам было велено удалиться, и дальнейшие переговоры прошли в закрытом формате. Почти сразу же поступило сообщение о том, что турецкая авиакомпания Turkish Airlines возобновляет регулярное сообщение между Санкт-Петербургом и Анталией.

В то же время министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев сообщил, что в ходе переговоров не затрагивался вопрос о выплате компенсации турецкой стороной за сбитый Су-24.

Буквально Улюкаев сказал, что данная тема «там, где я участвовал – в расширенном составе, – не звучала».

«Разрыв отношений ударил по обеим сторонам»

Корреспондент «Голоса Америки» попросила российских экспертов оценить итоги российско-турецких переговоров в Константиновском дворце.

По мнению президента фонда «Евразия» Андрея Кортунова, Россию и Турцию объединяет то, что обеим странам не удалось достичь в отношениях с Европейским Союзом тех результатов, на которые они рассчитывали. «История переговоров Москвы и Анкары с Брюсселем – разная, как разными были цели и ожидания. Но общим оказалось то, что ожидания не оправдались, и в результате и Россия и Турция вырабатывают новую стратегию позиционирования себя на международной арене. Поэтому естественно, что они тяготеют друг к другу», – считает Кортунов.

Затронув тему восстановления торгово-экономических отношений, эксперт отметил, что принято считать, будто замораживание контактов, начавшееся в ноябре прошлого года, больнее ударило по турецким интересам, поскольку России легче найти альтернативу турецким товарам, чем Турции – российским. «Но я думаю, что разрыв ударил по обеим сторонам, тем более, что он произошел на фоне нарастания экономическим проблем и в России, и в Турции, на который наложились осложнения в отношениях с основным торговым партнером обеих стран – Евросоюзом», – продолжает президент фонда «Евразия».

По словам Кортунова, который приводит в доказательство оценки представителей российских и турецких деловых кругов, взаимный товарооборот в этом году в лучшем случае составит $20 млрд. То есть вдвое меньше, чем на пике отношений, а к 2020 году ставилась задача достичь показателей в $100 млрд. «Эти цифры говорят о том, как низко мы упали в наших торгово-экономических отношениях, и как трудно теперь будет их восстанавливать. Поэтому работы здесь много для обеих сторон – и для Москвы и для Анкары», – убежден Андрей Кортунов.

Политика + «восточный этикет»

Петербургский международник, доктор исторических наук Ниязи Ниязов считает, что Турция начала готовиться к нормализации отношений с Россией еще до июньского звонка Эрдогана Путину с сожалениями по поводу сбитого Су-24. «Весной в турецкой прессе перестали упоминать об этом трагическом эпизоде в выгодном для Анкары ключе. Наоборот, стали писать о том, что в Турции арестован человек, который повинен в гибели нашего пилота. То есть уже тогда стало очевидно, что экономические и политические издержки из-за осложнения отношений стали бременем для обеих стран.

И с этого момента стали готовится шаги для осуществления определенных уступок. Хотя естественно, что эти уступки с турецкой стороны должны были быть больше», – считает Ниязи Ниязов.

В канун встречи Реджеп Эрдоган назвал Владимира Путина «дорогим другом». Чего в этой оценке больше – искренних чувств, или традиционной восточной учтивости?

Отвечая на этот вопрос, Ниязов отметил, что здесь трудно провести четкое разграничение: «Определенная вежливость, конечно, присутствует. Но нужно упомянуть, что накануне состоялась еще одна важная встреча в верхах с участием президентов России, Азербайджана и Ирана. И я думаю, что переговоры как в Баку, так и в Санкт-Петербурге, могут создать условия для объединения стран кавказского и ближневосточного регионов, которые попытались бы решать свои проблемы совместными усилиями. Поэтому неудивительно, что Эрдоган старается сейчас всячески подчеркнуть свою дружбу с Путиным. И в этом отношении политика и восточный этикет взаимно дополняют друг друга», – заключает петербургский эксперт-международник Ниязи Ниязов.

«Турция останется в НАТО, но степень ее фронды возрастет»

Как только появились сообщения о том, что Владимир Путин выразил поддержку турецкому президенту после неудавшегося военного переворота, на российском телевидении прекратилась антиэрдогановская кампания. В одном из выпусков «Воскресного вечера с Владимиром Соловьевым» на телеканале РТР, лидер Либерально-демократической партии России Владимир Жириновский заявил, что Турция под водительством Эрдогана выйдет из НАТО и вступит в ШОС. Кроме того, Жириновский поддержал идею создания оси Москва-Тегеран-Анкара: «Нас вместе будет 500 миллионов – больше, чем Евросоюз», – провозгласил главный либерал-демократ России.

После этого предположения о возможном выходе Турции из НАТО и вступлении то ли в ШОС, то ли в ОДКБ, то ли в Евразийский экономический союз подхватили и другие российские СМИ.

В своем комментарии для «Голоса Америки» президент фонда «Евразия» Андрей Кортунов усомнился в такой возможности. «Что касается выхода Турции из НАТО, то я не думаю, что в обозримом будущем этот вопрос можно ставить в практическую плоскость», – считает эксперт.

Он напоминает, что с 1952 года, когда Турция вступила в Североатлантический альянс, между Анкарой и руководством НАТО неоднократно возникали осложнения. «Даже если рассматривать события в этом веке, то Турция отказывала Соединенным Штатам и их союзникам в использовании своего воздушного пространства, например, во время операции в Ираке. Турция возражала против использования своего водного пространства силами стран Альянса во время миграционного кризиса. То есть принадлежность Турции к НАТО не означает, что эта страна является статистом, который выполняет все распоряжения, поступающие из Брюсселя», – отмечает Кортунов.

И продолжает: «Я думаю, что Турция останется в НАТО, но степень ее автономности и степень турецкой фронды в рамках блока может вырасти».

«В роли просителя выступает, скорее, Россия»

Сомневается в верности предположения прокремлевских экспертов и военный обозреватель «Новой газеты» Павел Фельгенгауэр.

В разговоре с корреспондентом «Голоса Америки» он напомнил, что ни одна страна до сих пор не выходила из НАТО. И даже когда в середине 60-х годов Шарль де Голль вывел Францию из военной организации НАТО, он оставил ее в политическом союзе. «Так что Турция тоже никуда уходить не будет. Поскольку, если она денонсирует Вашингтонский договор, то назад ей хода уже не будет никогда. Там нужен консенсус, чтобы войти (в блок), а в НАТО сейчас достаточно стран, которые Турцию обратно не пустят», – отмечает Павел Фельгенгауэр, который считает, что прогнозы о выходе Турции из Североатлантического альянса – «бессмысленная вещь».

По мнению эксперта, вступать в ОДКБ Турция не будет: «В ШОС она вступить может, это – не принципиально, поскольку в эту организацию вступить может кто угодно, даже американцы туда подавали заявку, –полагает он. – А Россия и ее союзы, вроде ЕАЭС для Турции не слишком интересны – и в экономическом смысле, и в финансовом они не могут быть альтернативной Европе и Западу».

Павел Фельгенгауэр считает, что главный смысл саммита Путина и Эрдогана в Санкт-Петербурге, это – «пугать Запад тем, что мы, мол, объединимся, а вас всех пошлем подальше».

Что же касается разницы подходов двух стран к событиям в Сирии, то, по мнению военного обозревателя «НГ», «Москва хотела бы, чтобы Турция присоединилась к российской коалиции с участием Ирана, “Хезболлы”, иракского шиитского правительства и поддержала бы усилия России по удержанию у власти Башара Асада.

Для Эрдогана это очень сложно, потому что он в этом случае может очень серьезно осложнить свои позиции внутри Турции. Хотя сейчас его власть кажется безмерной, на самом деле это – не совсем так, и в случае принятия предложения Москвы против него могут восстать и исламисты, и националисты», – полагает собеседник «Голоса Америки».

Москва же хочет, чтобы Эрдоган перестал помогать сирийской оппозиции поставками оружия и вынудил те антиасадовские формирования, которые он поддерживает, сложить оружие и перейти на сторону правительственных войск. В ответ Россия может прекратить поддержку турецких курдов, требующих предоставления им самой широкой автономии. «Поэтому сейчас между Москвой и Анкарой идет очень сложная торговля. Можно принять какие-то там декларации, о том, что, типа, все – за всё хорошее и против всего плохого. Можно осудить Фетхуллу Гюлена, который сейчас живет в США – и Москва, и Анкара на это легко согласятся.

Но вот сейчас, когда идут бои вокруг Алеппо, и Турция говорит, что она не помогает повстанцам, а по всем объективным данным через границу идет поток оружия. И благодаря этому и российские союзники, и сама Россия, по сути, терпят военное поражение под Алеппо. И что в данном случае делать?» – задается вопросом Павел Фельгенгауэр.

И заключает, что в этом отношении Эрдоган вряд ли пойдет на серьезные уступки. «В данном случае, скорее Россия выступает в роли просителя. Это у нас сирийская кампания зашла в тупик», – считает военный обозреватель «Новой газеты».

«Неясно, смогут ли Путин и Эрдоган сотрудничать по Сирии»

Своим взглядом на петербургский саммит президентов России и Турции с «Голосом Америки» поделился профессор политологии Университета Джорджа Мэйсона Марк Катц (Mark Katz).

«Встреча Эрдогана с Путиным происходит в момент, когда в американо-турецких отношениях налицо напряженность, вызванная отказом Соединенных Штатов экстрадировать из США в Турцию политического соперника Эрдогана – Фетхуллу Гюлена», – начал он.

«Американские власти объясняют этот отказ отсутствием убедительных свидетельств причастности Гюлена к недавней попытке переворота в Турции (на чем настаивает Эрдоган)», – напомнил аналитик. «По-видимому, – продолжал Катц, – Путин и Эрдоган договорятся о дальнейшем восстановлении торговых отношений, которые Москва резко свернула после того, как в ноябре турецкие военные сбили российский военный самолет, пролетавший вблизи турецко-сирийской границы. Неясно, однако, смогут ли Путин и Эрдоган сотрудничать по Сирии, принимая во внимание их острые разногласия по вопросу о том, должен ли Асад оставаться у власти.

Однако даже если Эрдоган будет по-прежнему настаивать на том, что Асад должен уйти со своего поста, не будет ничего удивительного, если Турция сократить помощь, которую она оказывает сражающимся против него формированиям сирийской оппозиции. Ссылаясь на острое недовольство Эрдогана и его сторонников Соединенными Штатами (по утверждению некоторых поддержавших попытку переворота), наблюдатели говорят о возможности выхода Турции из НАТО. Путин, несомненно, приветствовал бы этот шаг, однако Эрдоган едва ли готов сделать его сейчас».

По мнению политолога, более вероятно, что турецкий лидер будет демонстрировать, что не исключает такой возможности, используя ее как рычаг давления на Запад. Тем не менее, Москва, безусловно, довольна напряженностью в отношениях между Турцией и Западом.

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

  • 16x9 Image

    Алексей Пименов

    Журналист и историк.  Защитил диссертацию в московском Институте востоковедения РАН (1989) и в Джорджтаунском университете (2015).  На «Голосе Америки» – с 2007 года.  Сферы журналистских интересов – международная политика, этнические проблемы, литература и искусство

Уважаемые посетители форума, пожалуйста, используйте свой аккаунт в Facebook для участия в дискуссии. Комментарии премодерируются, их появление на сайте может занять некоторое время.

XS
SM
MD
LG