Линки доступности

Дэвид Энсор: Джеймс Фоули выполнил свою журналистскую миссию – показал миру истинное лицо ИГ


Джеймс Фоули

Джеймс Фоули

Нам бросили вызов, но капитулировать мы не собираемся - журналисты о гибели коллеги

Дэвид Энсор: Грандиозный конец ИГ неотвратим

Директор "Голоса Америки" Дэвид Энсор не может сдержать слез, говоря об убийстве Джеймса Фоули в интервью Русской службе. "Мое сердце вместе с семьей Фоули, - сказал он, - но это и личное горе для каждого журналиста, когда убивают одного из нас". В прошлом Дэвид Энсор не раз освещал ход событий в зонах боевых действий - в частности, в Афганистане и Чечне.

Энсор подчеркивает: гибель Фоули не бессмысленна - журналист выполнил свою миссию, "ценой ужасной жертвы" показав миру истинное лицо ИГ: "Это ужасающее шокирующее убийство, совершенное безжалостной группой, думающей, что это каким-то образом принесет им влияние. Они ошибаются - не принесет. Они пытаются влиять на политику США в Ираке убийством американского гражданина и угрозами убийства еще одного, но, на мой взгляд, эти убийства не окажут на американскую политику в Ираке ни малейшего влияния".

Единственное, что продемонстрировал ИГ этим убийством - это уровень собственной жестокости и глупости, убежден Энсор. "Убийство невинного прохожего, всего лишь исполнявшего свою работу, - это не признак силы, а показатель слабости", - сказал он.

"Как аналитик, давно следящий за политическими процессами в Вашингтоне, я могу сказать с полной уверенностью, что даже если они выполнят свои угрозы и убьют и второго журналиста, то все, чего они добьются, это укрепление решимости администрации. Падение ИГ, его грандиозный конец - неизбежен и неотвратим", - сказал Дэвид Энсор.

В американском обществе казнь Фоули вызвала дискуссию о том, стоит ли вообще журналистам ездить в подобные горячие точки. Администрация Твиттер, начиная с минувшей недели, выявляет и блокирует все страницы, аффилированные с ИГ, а пользователи сети после новости о гибели Фоули начали кампанию по бойкоту террористической группировки с хэштагом #ISISmediaBlackout, в считанные минуты вышедшим в топ Твиттера.

По словам Дэвида Энсора, он "понимает мотивы" людей, участвующих в этой кампании, а также "трудное решение" администрации Твиттера, однако не разделяет веру в ограничительные меры:"Не имеет значения, насколько отвратительны их взгляды и убеждения: в свободном обществе мы хотим иметь возможность услышать любое мнение, даже Гитлера или Сталина, или новых, им подобных - мы можем их не уважать, но как журналист я верю в свободу слова. Точка. Без исключений".

Энсор подчеркивает, что "Голос Америки", как и все серьезные журналистские организации, анализирует риски, связанные с отправкой репортеров в опасные зоны "не только ежедневно, но ежечасно", и что подобные решения "легко не принимаются".

"Мы придаем громадное значение мнению самих журналистов. В конце концов, это они принимают решение, иногда мы не отпускаем их, даже когда они на этом настаивают", - рассказывает Энсор.

"В тоже время, - продолжает директор "Голоса Америки", - мы обязаны выполнять наш долг перед аудиторией -предоставлять ей правдивую информацию из первых рук и с места событий. Сегодня одно из таких мест - Ирак, поэтому у нас есть там репортеры; кроме того, у нас есть очень сильная Курдская служба, чьи стрингеры работают в регионе".

Дэвид Энсор с беспокойством отмечает растущую тенденцию преднамеренных атак на прессу: "Я сам вел репортажи из зон боевых действий, освещал, к примеру, первую войну в Чечне, и это была очень опасная работа. Но в последние годы складывается ощущение, что журналистов атакуют избирательно и намеренно. И не только такие террористические группы, как ИГ, но и правительства, а в некоторых странах - даже общество".

Энсор подчеркивает: для него журналистская профессия - дело чести - без прессы свобода становится невозможной: "Мы убеждены в этом до мозга костей, иначе мы бы не стали этим заниматься, хотя это - опасная работа, и она только становится опаснее&raquo".

Журналисты "Голоса Америки" также не застрахованы от опасности: "На днях у нас были критические вызовы в Африке", - отмечает Энсор. Есть, - продолжает он, - и трагический список погибших журналистов: "Мы потеряли одного из лучших репортеров в племенных районах Пакистана. Он был застрелен талибами - в стиле казни - в мечети во время молитвы. Но мы ни в коей мере не сократили освещение деятельности Талибана или проблем региона. К чему это убийство привело? Оно сделало нас еще более решительными, а Талибан только показал себя жестокой и неумной группировкой".

Дунья Миятович: Безопасность журналистов должна быть гарантирована в любое время

Представитель ОБСЕ по Свободе прессы Дунья Миятович в комментарии для Русской службы "Голоса Америки" назвала расправу с Джеймсом Фоули "трагедией для всего журналистского сообщества" и выразила соболезнования семье и друзьям убитого репортера.

"Журналисты, подобные Фоули, открывают нам глаза, их репортажи осветляют нас и дают информацию о значимых событиях из дальних частей мира, - передавая истории, которые без них остались бы нерассказанными", - сказала Миятович. Она подчеркнула, что медиа-сообщество должно "быстро и сильно" реагировать на атаки против представителей прессы.

"Безопасность журналистов должна быть гарантирована в любое время - не только во имя справедливости, но и во имя демократии. Борьба с нападениями на журналистов и с порочным кругом безнаказанности требует объединенных усилий многих сторон, включая международные организации, подобные ОБСЕ. Существуют инициативы международных организаций по усилению безопасности и защиты журналистов в мире, в частности – резолюция ООН по безопасности журналистов", - заявила Дунья Миятович.

Резолюция №1738, единогласно принятая Советом безопасности ООН в 2006 году, придает представителям прессы в горячих точках статус гражданских лиц и призвана защищать их в соответствии с положениями Женевской конвенции.

Дороти Парваз: Нам бросили вызов, но капитулировать мы не собираемся

Дороти Парваз - гражданка США и Канады - была похищена в апреле 2011 года в Сирии, куда она приехала, чтобы освещать начавшиеся в стране митинги протеста против режима Башара Асада.

Журналист вспоминает, как ее целый месяц держали в тайной правительственной тюрьме, а ее родные, друзья и коллеги безуспешно пытались добиться у сирийских властей хоть какой-то информации об ее местонахождении.

"Я была уверена, что сирийские власти скажут моей семье, будто я просто исчезла, а меня убьют", - сказала Дороти Парваз Русской службе "Голоса Америки". По словам Дороти, в минуты отчаяния она мечтала о том, чтобы отношения между похитившей ее страной и странами ее гражданства не были в стадии "дипломатического апокалипсиса", и чтобы они могли прийти к соглашению по поводу ее судьбы.

Вместе с тем, отмечает Парваз, и дипломатия нередко оказывается бессильна: "В какой-то момент ты осознаешь, что ты перешел рубеж, после которого ничто, абсолютно ничто не может тебя защитить. Жизнь, свобода и достоинство Джеймса оказались в руках людей, которых совершенно не волнует, кто мы - журналисты или фрилансеры, что мы делаем, и почему мы это делаем", - сказала Дороти.

Журналист подчеркивает: ее случай отличается от трагедии с Джеймсом Фоули: "В конце концов, я была правительственным узником, а он оказался в руках группировки, в действиях которой бесполезно искать человеческую логику или рациональность".

Дороти Парваз констатирует, что журналистам брошен "серьезный вызов", но отказаться от работы в горячих точках, по ее убеждению, означает "капитулировать".

"Ни та или иная новостная организация, ни все журналисты мира вместе не смогут выразить бесконечный ужас происходящего в этой стране. Неужели люди в Сирии не заслуживают того, чтобы о них рассказывали? Мы знаем имена в тех случаях, когда убивают, похищают и подвергают пыткам наших западных коллег, но кто знает, сколько сирийских журналистов погибает? Кто знает их имена? Кто о них расскажет?" - спрашивает Дороти Парваз.

"Мы не можем отвернуться в сторону и делать вид, что этого всего не происходит, - подчеркивает журналист. - Все просто: увидеть и рассказать - вот наша работа".

  • 16x9 Image

    Фатима Тлисовa

    В журналистике с 1995 года. До прихода на «Голос Америки» в 2010 году работала собкором по Северному Кавказу в агентстве «Ассошиэйтед пресс», в «Общей газете» и в «Новой газете». С января 2016 г. работает в составе команды отдела Extremism Watch Desk "Голоса Америки"

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG