Линки доступности

Со вторника в Беларуси, где в воскресенье 19 декабря пройдут президентские выборы, активно идет предварительное голосование. Независимые организации, занимающиеся мониторингом выборов, уверены, что эта практика используется властями для фальсификации результатов голосования.

Эксперимент

20-й избирательный участок Центрального района Минска находится в здании гимназии. Члены избирательной комиссии отказались разговаривать с корреспондентом «Голоса Америки» до появления председателя. Через час председатель – Галина Жендарич – сообщила, что на участке зарегистрированы 910 избирателей, из них проголосовали 151. «Все спокойно, нарушений нет», –- заверила она.

На глазах корреспондента «Голоса Америки» на участке появился избиратель, который получил бюллетень, на секунду скрылся за занавеской и опустил заполненный документ в урну. Избиратель отказался назвать свое имя, но сообщил, что он – военнослужащий, голосует досрочно, потому что будет занят в воскресенье, а свой голос отдает за Александра Лукашенко (о том, кого из кандидатов он выбрал, его никто не спрашивал).

Тенденция

Сергей Калякин, координатор кампании «За справедливые выборы», говорит, что в практике досрочных выборов нет ничего порочного. Однако в Беларуси они стали одним из основных инструментов фальсификации выборов.

Калякин достает калькулятор и поясняет ситуацию с помощью простых вычислений: «На прошлых президентских выборах – в 2006 году – досрочно проголосовал 31 процент избирателей. Явка тогда составила 70 процентов. Следовательно, досрочно проголосовали 45 процентов избирателей из числа пришедших на избирательнее участки. В этом году темпы досрочного голосования в 1,3 раза выше. Следовательно, досрочно проголосуют примерно 40 процентов избирателей. При предполагаемой явке в 70-72 процента получится, что досрочно голосовали 57 процентов избирателей».

«Смотрите, – восклицает Сергей Калякин, – до дня выборов голосует большинство избирателей. Ни в одной другой стране мира такого не наблюдается!»

Власти Беларуси не только одобряют досрочное голосование, но и делают все, чтобы до выборов 19 декабря на избирательных участках было собрано максимальное количество голосов. Руководство госпредприятий и госучреждений, учебных заведений, колхозов не только призывает, но даже и принуждает подчиненных голосовать досрочно. Обычна практика, когда начальник цеха одновременно занимает пост председателя избирательной комиссии и настоятельно рекомендует своим подчиненным не дожидаться 19 декабря для волеизъявления.

На студенческих сайтах и форумах Байнета копятся сообщения о том, что ректораты и деканаты методами пряника (дополнительных каникул) и кнута (проблем на сессии, которая начинается в январе, и отчисления из общежитий) делают так, чтобы учащиеся отдали свои голоса досрочно.

Валентин Стефанович, координатор кампании «Правозащитники за свободные выборы», сообщил корреспонденту «Голоса Америки», что на многих избирательных участках «замечены факты принуждения к досрочному голосованию». По его словам, уже есть видеосвидетельства этого.

В свою очередь секретарь Центризбиркома Николай Лозовик заявил агентству БелаПАН, что «если руководство вузов создает условия для досрочного голосования, это не значит, что студентов принуждают к нему».

Зачем?

Сергей Калякин говорит, что если в урнах скапливается много бюллетеней, то шансы на подтасовку результатов невероятно возрастают. Дело в том, что бюллетени имеют примитивный дизайн (их можно тиражировать на обычных копирах), не имеют защиты, их не требуется заверять подписями наблюдателей. Центризбирком последовательно отклонял предложения об отказе от этой практики. Кроме того, урны снабжены пластилиновыми печатями, которые легко сместить (корреспондент «Голоса Америки» лично убедился в этом на посещенном им избирательном участке – смотри фото). Центризбирком также отказался использовать на выборах прозрачные урны, которые дают возможность визуально отследить массовые вбросы бюллетеней.

Информированный источник, знакомый с практикой выборов в Беларуси, сообщил корреспонденту «Голоса Америки», что подавляющее большинство наблюдателей и сотрудников избиркомов – это люди, которые зависят от воли Александра Лукашенко. Они – сотрудники бюджетных организаций, причем на нынешних выборах они часто выступают в качестве представителей различных НПО, которые до начала выборов никому не были известны.

В период предварительных выборов члены избирательных комиссий и наблюдатели следят за урнами достаточно ограниченный период времени: с момента открытия до закрытия – то есть с 10 утра до 7 вечера. После этого урны передаются под охрану сотрудников милиции (этой нормы в законе о выборах нет).

Несколько сотрудников милиции – среди них подполковник Николай Козлов – сделали заявление, что во время предыдущих выборов их вынуждали заниматься подменой и вбросом бюллетеней в урны.

То есть правозащитники и оппозиционные кандидаты опасаются, что благодаря подобным технологиям ко дню выборов – 19 декабря – победитель президентской гонки уже будет известен. Проверить точность выборов с помощью экзит-поллов невозможно, потому что для проведения этой операции требуется гослицензия, которую за многие годы ни одна независимая организация так и не смогла получить.

Алесь Белецкий, председатель правозащитного центра «Вясна», говорит, что с помощью подобных избирательных технологий действующий глава белорусского государства может элементарно получить 100 процентов голосов избирателей.

P.S.:

Арсений Егорченко, наблюдатель от Белорусской Хельсинкской комиссии, работающий на 20-м избирательном участке Центрального района Минска, где побывал корреспондент «Голоса Америки», направил жалобу в Центризбирком – согласно тексту жалобы, в последние несколько дней в помещении находились посторонние лица, а урна должным образом не охранялась.

О выборах в Беларуси читайте здесь

Страница Facebook нашего корреспондента в Минске здесь

XS
SM
MD
LG