Линки доступности

Майор милиции в отставке рассказал «Голосу Америки» о Сноудене и о Кучерене

Термин «сигнальщики» в США применяют к госслужащим, которые информируют общество о правонарушениях и преступлениях, совершаемых в госструктурах. Многие относят к «сигнальщикам» экс-подрядчика Агентства национальной безопасности США Эдварда Сноудена, рассекретившего данные о программах слежения американских властей за гражданами. В России «сигнальщиками» можно назвать Наталью Васильеву, бывшую помощницу судьи Данилкина в деле ЮКОСа, которая заявила о давлении государства на участников дела, и юриста Сергея Магнитского, расследовавшего факты коррупции.

Еще одним «сигнальщиком» называют майора милиции в отставке Алексея Дымовского. В 2009 году он записал два видеообращения, в которых обратился сначала к своим коллегам-офицерам милиции, а потом – к президенту Владимиру Путину, обличая коррумпированность и самодурство собственного начальства.

Милиционер-обличитель попал за решетку, однако был освобожден через 42 дня благодаря поддержке активистов, правозащитников и некоторых чиновников. Сейчас Дымовский является лидером движения за реформу правоохранительных органов «Белая лента» и занимается оказанием помощи людям, притесняемым властями, причем в поле его правозащитной деятельности попадают и факты хищения средств ЖКХ, и рубка лесов в Красноярском крае.

В интервью «Голосу Америки» Алексей Дымовский рассказал о своем отношении к Эдварду Сноудену и о том, почему нынешнее положение беглого американского подрядчика вызывает у него тревогу.

Евгения Кузнецова: Расскажите, как работается «сигнальщику» в российских реалиях? Власти не притесняют?

Алексей Дымовский: Иногда случается, что у нас пересекаются интересы с силовыми структурами, с судейским корпусом, но как такового давления не ощущается. Конечно, власти пытались использовать меня в своих интересах, но им это не удалось.

Сноудена также будут использовать, кто-нибудь в связи с США раздует из его истории целый пожар. Скажут, они, мол, такие плохие, а он еще что-нибудь сдаст.

Е.К.: А как вы вообще оцениваете его действия?

А.Д.: Он молодец, он пытается делать правильное, доброе дело, но его добро могут использовать во зло. Тем не менее это не отменяет факта, что он смелый человек. Я за это его уважаю – чтобы совершить такой поступок, нужно от многого отречься. Однако есть кое-что в его деле, что вызывает у меня тревогу.

Е.К.: Что именно?

А.Д.: В этом деле уже появился Кучерена (Анатолий Кучерена – российский адвокат, принимавший участие в деле Дымовского – Е.К.), в свое время он и мной занимался, предлагал свои услуги. Но после того как я ему позвонил, он запретил мне ему звонить на свой личный номер и начал говорить, что мои проблемы не такие уж серьезные, хотя сначала он на мне сделал хороший пиар. А потом он вообще исчез. И теперь, когда он появился рядом со Сноуденом, оттуда, мне кажется, «падалью» запахло.

Е.К.: Расскажите о своей нынешней деятельности. Поддерживают ее люди?

А.Д.: Народ зашевелился, хотя я пока не знаю, почему. Я часто встречаюсь со своими знакомыми, которые помогают мне в моей деятельности, поднимают какие-то темы. Вот только что мы с «Новой газетой» снимали сюжет в Анапе: председатель районного суда пытается снести жилой дом и построить на его месте многоэтажку, а люди против, и они говорят, что пойдут до конца. Все это начинает вызревать в людях, потому что они понимают, что просить что-то у нашей власти бесполезно. Сколько я ходил по судам, сколько ко мне обращается людей с просьбами встретиться, помочь, осветить, записать ролик. Все надеются на Интернет, на привлечение внимания, на СМИ, и, если СМИ не будет помогать освещать, то это тоже может сыграть свою роль даже в политике России.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG