Линки доступности

Российские эксперты о новой законодательной инициативе

«Продолжается системный кризис реализации свободы совести, который формируется на всех уровнях науки и образования – в обществе, в СМИ и в государственной политике», – с этих слов сопредседателя Совета Института свободы совести Сергея Бурьянова началась презентация его книги «Проблемы реализации свободы совести и светскости государства в Российской Федерации». Презентация состоялась 16 мая в Независимом пресс-центре.

В ходе презентации Бурьянов рассказал журналистам об основных результатах своего исследования. По его словам, ситуация с реализацией законодательства о свободе совести складывается неблагоприятная.

«Каждый год, – констатировал Бурьянов, – мы наблюдаем ухудшение ситуации». «Выявлены серьезные проблемы на уровне законодательства, – подчеркнул он, – я вижу очень мрачные перспективы: дальнейшее «зажимание» законодательства».

Возникшие проблемы, считает исследователь, не в последнюю очередь связаны с бурно обсуждаемым в обществе законом о защите прав верующих, а также с антиэкстремистским законодательством.

«Необходима, – убежден Бурьянов, – реформа законодательства о свободе совести. Но прежде, чем ее принять, нужно прекратить то безумие, которое направлено на развал страны. Необходимо прежде всего отменить антиэкстремистское законодательство, в том числе федеральный закон 2002 года о противодействии экстремистской деятельности».

Существуют, по мнению Бурьянова, и другие проблемы – в правозащитной сфере. «Я обращаюсь к правозащитному движению, – заявил он, – необходимо выработать единую позицию. Эта позиция не выработана.
Более того, среди правозащитников есть люди, которые легитимируют это законодательство, которое служит основанием для массовых системных преследований».

Особенно жестко, констатирует Бурьянов, в сегодняшней России преследуются мусульмане, альтернативные православные и свидетели Иеговы. Именно это, считает ученый, свидетельствует о том, что так называемый закон о защите прав верующих вполне способен стать орудием нарушения прав других социальных групп.

Предмет разговора

Другим вопросом, который был поднят в ходе пресс-конференции, стал вопрос о том, кого именно призван защищать закон о правах верующих. Основатель общественного движения «Россия для всех» Виктор Бондаренко убежден, что он защищает только Московскую патриархию и светскую власть.

«Мы точно также могли бы назваться пострадавшими – если кто помнит выставку «Духовная брань» (организованную движением в 2012 году – Г. А.), - заявил он. – Два раза ее пытались громить казаки, два раза нам подбрасывали газ, и два раза были угрозы взрыва». По словам правозащитника, никаких положительных последствий для настоящих верующих от принятия закона он не видит.

Виктор Бондаренко убежден, что принятие закона сопряжено с нарушением гражданских прав некоторых социальных групп. «Есть конституция, и есть люди, которые попирают эту конституцию, – считает он. – РПЦ – это секта, которая открыто отрицает права человека и равенство народов и религий. Не знаю, куда смотрят те, кто занимается экстремизмом в нашей стране: это и есть экстремисты».

Эту точку зрения разделяет Екатерина Самуцевич – участница панк-группы Pussy Riot. По ее словам, объекты действия закона неясны. «Даже в ходе нашего процесса, – пояснила Самуцевич, – не были понятны обвинения, которые нам предъявлялись, потому что не было точной формулировки. Нас обвиняли в том, что мы выразили ненависть по отношению к социальной группе, но к какой группе – так и не было написано».

В законе речь идет о «какой-то абстрактной группе, которая появляется каждый раз, когда это необходимо», считает Екатерина Самуцевич.

Дальнейшая судьба закона

Отвечая на вопрос корреспондента «Голоса Америки», Сергей Бурьянов заявил, что, по его мнению, закон о защите чувств верующих будет принят в ближайшее время.

«Позиция депутатов Госдумы по поводу данного законопроекта – неоднозначная, – уточнил он. – Но несмотря на это, этот закон, скорее всего, все равно будет принят, потому что это безумие остановить невозможно: проблема тут системная». По словам эксперта, в первую очередь это связано с «безальтернативностью» российской политической системы, так как «решать судьбу закона будет один, максимум несколько человек». «Общество уже послало им сигнал, что это безумие, но все-таки обратные связи с обществом крайне слабы», – подчеркивает Бурьянов.

Альтернативное мнение

У сотрудника Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН (также являющегося сотрудником «русской группы» Кестонского института в Оксфорде) Романа Лункина – иное мнение по поводу обсуждаемого закона.

По словам Лункина, в законопроекте есть серьезные минусы. «Нельзя вводить, – считает эксперт, слишком жесткое наказание, которое было бы несоразмерно наказаниям за другие преступления в рамках УК и кодекса об административных правонарушениях. Есть еще большая проблема – это расплывчатость терминов в законе, их очень сложно применять, поэтому любой закон, где будет такое понятие как религиозные чувства, становится коррупциогенным и дискриминационным».

Однако наказания за некоторые преступления на религиозной почве, убежден Роман Лункин, можно и нужно ужесточать. «Я считаю, – подчеркнул он, – что штрафы, которые измеряются сотнями рублей, – это не очень серьезное наказание. Что же касается УК, то если человек совершил тяжкий хулиганский поступок, сорвал богослужение, да еще и избивал верующих, мотивируя это религиозной рознью, то здесь необходимо жесткое наказание».

Однако наибольшее беспокойство у Лункина вызывает дальнейшая практика применения закона в РФ, от которой, как он считает, можно ждать чего угодно. «Что такое в целом «оскорбление религиозных чувств», понять довольно сложно, – считает он, – оттого в этой сфере и возникает простор для злоупотреблений и для того, чтобы сажать художников и писателей и даже привлекать журналистов, которые пишут о религиозных проблемах».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG