Линки доступности

«Шестерка» и Иран: результаты


Кэтрин Эштон и Мохаммад Джавад Зариф. Женева. 15 октября 2013 г.

Кэтрин Эштон и Мохаммад Джавад Зариф. Женева. 15 октября 2013 г.

Российские эксперты оценивают предварительные итоги саммита в Женеве

В Женеве завершился очередной раунд переговоров по ядерной программе Ирана в формате «6+1». Саммит завершился публикацией совместного заявления главы внешнеполитического ведомства ЕС Кэтрин Эштон и министра иностранных дел Ирана Мохаммад Джавада Зарифа, в котором переговоры названы «существенными». Следующий раунд переговоров пройдет 7-8 ноября.

Позиции

Напоминаем, что Иран перед началом переговоров предложил странам «шестерки» развивать сотрудничество в ядерной области на условиях прозрачности и под контролем со стороны МАГАТЭ.

Иран настаивает на своем праве на обогащение урана и развитие ядерных технологий, а также настаивает на снятии международных санкций – со своей стороны он обещает подтвердить приверженность использованию ядерной энергии исключительно в мирных целях и разрешить проведение внезапных инспекций своих ядерных объектов.

Судя по всему, о немедленной отмене санкций, которые оказывают крайне негативное влияние на экономику Ирана, речь пока не идет. Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Майкл Манн заявил, что «пока будет причина для санкций, они останутся. Только когда мы увидим реальные изменения, будет возможность пересмотреть режим санкций».

Российские ожидания

Руководитель Центра анализа ближневосточных конфликтов Института США и Канады Александр Шумилин рассказал Русской службе «Голоса Америки», что достаточно оптимистично оценивает ситуацию.

«Это первая встреча в новых условиях, проба сил, тестирование позиций и средств достижения ограниченных целей, – пояснил он. – Иран должен и намерен проявить определенную гибкость и доказать ее». В свою очередь, от «шестерки», которая и так ведет себя «достаточно гибко», эксперт ожидает «сохранения прежних позиций».

При этом, убежден Шумилин, компромисс вполне возможен, и формула его выглядит так: отказ Ирана от обогащения урана до уровня 20 процентов плюс допуск международных инспекций.

«Это увязывается с ослаблением санкций, но первые шаги должен сделать Иран, а санкции будут ослабляться только после подтверждения его намерений», – добавил эксперт. По словам Шумилина, «масштаб и формат» уступок уже «определен и провозглашен», но от «шестерки» здесь не стоит «ждать поспешности до того, как будут оговорены шаги по разоружению Ирана».

«Фейковые» переговоры

Именно так дискуссию в Женеве окрестил в комментарии Русской службе «Голоса Америки» президент Института Ближнего Востока Евгений Сатановский. По его мнению, никакие переговоры не смогут помешать Ирану разрабатывать атомное оружие, так как для него это «единственная гарантия ненападения».

«На сегодняшний момент можно сказать, что Иран сделает свою атомную бомбу через год – полтора при абсолютном удовлетворении мирового сообщества», – констатировал эксперт. По его словам, страны-участницы «шестерки», на самом деле, не слишком волнует ситуация с ядерным оружием у Ирана, так как в скором времени им будут обладать все или почти все игроки на мировой политической арене. «Нас оно, правда, должно волновать, но сделать мы все равно ничего не можем», – добавил Сатановский.

Вопрос с санкциями, по мнению эксперта, также будет решен в ближайшее время. «Санкции потихоньку, de facto, ослабят, – пояснил Сатановский. – Будут ли они сняты до получения Ираном атомного оружия или обойдены, как Иран их обходит сейчас, и достаточно успешно – это уже второй вопрос».

В любом случае, убежден эксперт, переговоры в Женеве не представляют особого интереса, а внимание всех специалистов по разоружению сейчас должно быть обращено к грядущей гонке атомных вооружений.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG