Линки доступности

Египтяне ждут наказания бывших правителей


Экс-президент Хосни Мубарак

Экс-президент Хосни Мубарак

Мнения общественности на сей счет расходятся

В Египте продолжается расследование деятельности бывшего президента, выдвигаются обвинения в отношении других видных деятелей свергнутого режима. Одновременно все более громко звучит вопрос: как определить пределы правосудия?

Духовный лидер Египта Ахмед Тайиб на этой неделе выступил с разъяснениями после того, как германские СМИ процитировали его высказывание о том, что экс-президент Хосни Мубарак – старый и больной человек, что он сделал для страны очень много, и поэтому милосердие должно взять верх над правосудием. Великий шейх заявил, что его слова были искажены и подчеркнул, что «никто не может быть выше закона».

Идея торжества правосудия занимает умы египтян, однако единства во мнениях о том, как далеко следует идти в применении закона - нет. Мубарака и его жену допрашивают, два их сына находятся в тюрьме. Однако, отмечает политолог Американского университета в Каире Саид Садек, Египет не стал следовать примерам постреволюционного Ирана в 1979 году и Румынии десятилетием спустя:

«У нас не возникли революционные трибуналы, потому что мы знаем – как только колесо революционного насилия закрутится, его уже невозможно остановить. Оно может захватить многих и привести к еще большему кровопролитию. А это противоречит природе египтян. Нужно помнить, что любая революция – порождение культуры народа».

Хотя Садек утверждает, что египетское общество по своей природе умеренно, он признает, что выдвигаемые против бывших чиновников обвинения серьезны: сотни людей были убиты в ходе волнений в начале года; число тех, кто подвергся пыткам в тюрьмах режима за 30 лет, невозможно подсчитать; миллиарды долларов бесследно пропали.

Издатель Хишам Кассем, часто конфликтовавший с системой Мубарака, считает, что следует добиться справедливости – особенно в конкретных случаях, связанных с хищениями. Это звучит болезненно в стране, где почти половина населения живет на два доллара в день.

«Если никто не будет привлечен к ответственности за коррупцию, это может стать плохим прецедентом на будущее», – говорит Кассем.

Жена президента, Сюзанна Мубарак, была освобождена из-под стражи на прошлой неделе после того, как пообещала отказаться от своего имущества в миллионы долларов и других активов. Министр юстиции дал понять, что на этом рассмотрение ее дела закончится.

Это вызвало возмущение общественности, которое лишь усиливается по мере поступления информации о плохом состоянии здоровья Мубарака и его супруги - такие аргументы выдвигают в качестве причины промедления с допросами. Профессор Садек сравнивает подобную тактику с поведением студента, который пытается перенести сдачу экзамена.

Дела в отношении других бывших лидеров продолжаются. Второй процесс над экс-министром внутренних дел Хабибом Адли, уже приговоренным к 12 годам тюрьмы, начался в субботу. На первом процессе его обвиняли в коррупции, хотя гораздо большее недовольство вызывают действия вверенной ему службы безопасности, ответственной за пытки и убийство демонстрантов во время недавних протестов. В его случае справедливости требуют сотни, возможно, даже тысячи людей

Говоря о преодолении последствий душевных травм, поборник демократии Кассем ратует за подход, сходный с тем, который приняла ЮАР после победы над апартеидом: «Такая практика продолжалась там более 30 лет. Необходимо использовать модель, основанную на истине и примирении, потому что привлечь к ответственности всех виновных невозможно».

Но просто забыть о прошлом, как будто ничего не происходило, нельзя. Во многих случаях люди должны признать свою вину, прежде чем их помилуют, и жизнь пойдет дальше.

С этим не согласен профессор Садек. Он призывает к судебным процессам над столпами полицейского государства, чтобы предотвратить появление схожего режима в будущем. Первый прецедент уже есть. В субботу один полицейский был приговорен к смертной казни за убийство демонстрантов в начале года. Садек считает, что примирение может быть одним из вариантов, но окончательное решение должны принимать жертвы и их семьи.

Пока Египет решает, как разобраться со своим прошлым и продумывает дальнейшие пути развития, другие страны региона внимательно наблюдают за происходящим. Хишам Кассем считает, что мысль о наказании внушает страх лидерам Ливии, Йемена, Сирии и других государств, где правительства сталкиваются с протестами.

«Персидский залив в ужасе от происходящего, – говорит Кассем. – Правителей 22 арабских государств раздражает уже факт того, что в отношении Мубарака и его семьи ведется расследование. Они боятся, что это может стать примером для всех жителей региона».

С этим соглашается Садек, который добавляет, что судебные процессы в Египте могут вынудить местных лидеров бороться до конца. Но он считает отправление правосудия необходимостью: «Важнее юридического преследования Мубарака и его семьи должно стать его политическое и моральное преследование. Эти люди полностью раздавлены. Они утратили свою легитимность и уважение».

С точки зрения Садека, для правителей, когда-то обладавших всей полнотой власти, такое положение может быть страшнее смертного приговора.

О происходящем на Ближнем Востоке читайте в спецрепортаже «Ближний Восток: стремление к демократии»

XS
SM
MD
LG