Линки доступности

ЮНЕСКО озабочено доступом к образованию в зонах конфликтов

  • Уильям Игл

Из-за боевых действий десятки миллионов молодых людей лишены возможности ходить в школу

ЮНЕСКО и ее партнеры рассчитывают, что международное сообщество примет дополнительные меры по защите детей, оказавшихся в зоне конфликта, и обеспечения им доступа к образованию.

Более двух миллионов детей погибли, а шесть миллионов – стали инвалидами в результате войн последних лет. Сегодня из-за военных конфликтов десятки миллионов подростков лишены возможности ходить в школу. Многие пережили физические или эмоциональные травмы, которые значительно снижают их способности к обучению.

По словам одного такого подростка, самолеты бомбили школы и деревни без разбору. «Как только они видели какие-то здания, они начинали их бомбить», – рассказал он неправительственной организации Save the Children («Спасем детей»).

Его рассказ, вместе с историями других детей, включены в новый выпуск доклада ЮНЕСКО «Образование для всех. Результаты глобального мониторинга». Ежегодная публикация является частью всемирной кампании по обеспечению всеобщего начального образования в ближайшие три года.

В докладе описывается положение детей в охваченных конфликтами государствах, где прогресс в достижении Целей развития тысячелетия наименее заметен. В соответствии с этими целями всеобщее начальное образование и гендерное равенство в школе должно быть обеспечено к 2015 году.

Спутниками военных конфликтов являются голод, болезни и травмы, которые снижают способности к обучению. Статистика ООН убедительно показывает, как войны снижают показатели образовательного прогресса. Эксперты говорят, что неспособность государства дать образование своим гражданам в долгосрочной перспективе сокращает экономический рост, увеличивает бедность и приводит к отставанию страны в развитии.

Группу по подготовке доклада возглавляла директор Паулина Роуз.

«В 35 охваченных конфликтами странах, которые стали объектом нашего исследования, по нашим подсчетам, 28 миллионов детей не ходят в школу, – говорит она. – Это 42 процента. Причины тому самые разные: в некоторых странах в зонах конфликтов нет ни самих школ, ни учителей».

Ходить в школу может быть небезопасно. Девочки опасаются сексуального насилия или издевательств. В зонах конфликта изнасилования являются обычным делом.

В некоторых конфликтах все стороны соблюдают Женевскую конвенцию, запрещающую удары по общественным местам, к которым относятся школы и больницы. Однако по данным ЮНЕСКО, во многих случаях объекты образовательной инфраструктуры становятся мишенью для атак.

Так, например, ООН отмечает, что более половины начальных школ Сьерра-Леоне нуждаются в восстановлении после нескольких лет войны.

В некоторых случаях боевики атакуют школы как символы государственного управления или потому, что их занимают войска или силы безопасности, как это происходит в Йемене и Сомали.

В других случаях, на школы нападают по религиозным или идеологическим соображениям.

«В Афганистане сама идея обучения девочек в школе претит некоторым группировкам боевиков и является поводом для прямых атак на школы для девочек, продолжает Роуз. – В других регионах мира, школы подвергаются обстрелу, потому что боевики используют их в качестве базы».

Конфликты не только приводят к уничтожению образовательных учреждений, но и подвергают девочек и мальчиков опасностям сексуального насилия. За последние годы ООН зафиксировала случаи изнасилования детей членами вооруженных группировок или даже национальных армий в Чаде, Дарфуре, Судане и Демократической Республике Конго (ДРК). Жертвы часто становятся изгоями, что делает маловероятным их возвращение в школу.

По данным ООН, преступники пользуются почти полной безнаказанностью. В ДРК, например, многие из них даже были назначены на высокие посты в армии.

Школьники также могут сами оказаться участниками боевых действий. В некоторых странах, включая Судан, как государственные, так и негосударственные участники конфликтов похищают детей из лагерей беженцев и центров для перемещенных лиц.

Конфликты разрушают местную образовательную инфраструктуру и могут оказаться пагубными для целых сообществ, жители которых становятся внутренне перемещенными лицами (ВПЛ) или беженцами.

По данным ООН, таких в мире насчитывается более 19 миллионов человек, около половины из них – молодые люди до 18 лет.

Агентство ООН по делам беженцев утверждает, что дети составляют около двух третей ВПЛ в Чаде и более 60 процентов беженцев в Судане. По оценкам ООН, в странах с большим населением, которые восстанавливаются после войны, дети реже ходят в школу, потому что остаются дома, чтобы помогать своим семьям.

Среди перемещенных лиц только беженцам в соответствии с международным законодательством гарантируется право на образование. Но оно не всегда соблюдается, и доступ к образованию неравномерен. Так, в восточном Чаде на 270 тысяч беженцев из Дарфура есть только две средних школы. Школы в лагерях беженцев часто недофинансируются.

В прошлом году Роуз посетила лагеря на севере Кении, где нашли кров более 250 тысяч беженцев из Сомали. Молодые люди составляют около четверти обитателей этих лагерей.

«У половины детей нет доступа к школе, в классах собирается более 300 человек. Ситуация ухудшается. Эти лагеря существуют уже 20 лет, так что это не краткосрочная ситуация», – говорит она.

ЮНЕСКО отмечает, что увеличение финансирования образования остается дискуссионным политическим вопросом во многих конфликтующих государствах, где военные расходы превышают расходы на социальные программы. Половина из этих стран находятся в Африке южнее Сахары.

«Образование для всех. Результаты глобального мониторинга» утверждает, что военный бюджет в два раза превышает бюджет начального образования в Эфиопии, в Чаде он в четыре раза больше, а в Пакистане – в семь раз.

По оценкам авторов исследования, если конфликтующие страны в Африке южнее Сахары могли бы сократить военный бюджет на 10 процентов, на сэкономленные средства можно на четверть увеличить контингент детей в школах.

Есть только одна страна, которой удалось увеличить финансирование образования. В течение нескольких десятилетий Ботсвана направляла часть своих доходов от экспорта алмазов на обеспечение всеобщего начального образования и создание превосходной основы для процветания своей экономики.

Однако эксперты говорят, что среди стран обладающими богатыми запасами полезных ископаемых и нефти, Ботсвана является исключением.

Цитата:

«В Афганистане сама идея обучения девочек в школе претит некоторым группировкам боевиков и является поводом для прямых атак на школы для девочек»

Паулина Роуз, эксперт ЮНЕСКО
XS
SM
MD
LG