Линки доступности

В отношениях Москвы и европейских столиц продолжает расти напряженность, считают эксперты

В сентябре 2001 года, выступая в Бундестаге, Владимир Путин заявил: «Европа твердо и надолго укрепит свою репутацию мощного и действительно самостоятельного центра мировой политики, если она сможет объединить собственные возможности с возможностями российскими». Президент России добавил тогда, что Россия – «дружелюбная европейская страна», и напомнил о «единстве европейской культуры».

Однако с тех пор в отношениях между Россией и ЕС не произошло заметных сдвигов в сторону «единства» – хотя торговые отношения развиваются по заданной траектории, в политической сфере продолжает расти напряженность. «Рокировка» Дмитрия Медведева и Владимира Путина вызвала в Европе глубокое разочарование, а судебные процессы над панк-группой Pussy Riot, Алексеем Навальным и активистами Гринпис породили вопросы о том, как долго можно закрывать глаза на нарушение прав человека в России.

Госдума РФ между тем приняла ряд законов, которые многим политикам и экспертам послали сигнал о том, что Москва не примет какого-либо вмешательства из-за рубежа. Реакция российских властей на утвержденный Конгрессом США «закон Магнитского» была интерпретирована в Европе не только как выпад в сторону Вашингтона, но и как сигнал европейским законодателям.

«Во время президентства Медведева были проблески надежды на улучшение отношений между Евросоюзом и Россией, но эти надежды быстро угасли с возвращением Владимира Путина, – сказал в беседе с Русской службой «Голоса Америки» Теодор Кристов, специалист по теориям европейской интеграции из Университета Джорджа Вашингтона (Theodore Christov, GWU). – Я бы назвал эти отношения умеренно функционирующими в лучшем случае и открыто враждебными в худшем. Однако реальность такова, что Евросоюзу нужно работать с Россией, так же как и России нужно работать с Евросоюзом – они не могут игнорировать друг друга. В сфере сотрудничества между ними можно было сделать гораздо больше, но уровень недоверия между сторонами этого не позволяет, да и экономические и политические кризисы, охватившие Европу в последние несколько лет, не способствовали активизации полноценной дискуссии с Россией».

В отношении россиян к ЕС наблюдаются негативные тенденции: сентябрьский опрос «Левада-центра» показал, что 24% населения относятся к ЕС отрицательно – 10 лет назад этот вариант ответа выбрали лишь 9% респондентов. Глубокий экономический кризис 2008 года и налог на депозиты в том числе российских вкладчиков в кипрских банках в 2013-м сделал Евросоюз менее привлекательной экономической и политической моделью. Выдвижением встречной идеи – Евразийского экономического союза – Москва поставила бывшие союзные республики перед выбором: партнерство с Западом или с Россией.

«Соперничество, за которое никто не хочет платить»

Уильям Померанц, исполнительный директор Института перспективных российских исследований имени Кеннана при вашингтонском Институте Вудро Вильсона (William Pomeranz, Woodrow Wilson Center), полагает, что решение Украины не подписывать Соглашение об ассоциации с Евросоюзом осложнит и без того натянутые отношения ЕС с Россией.

«Европейцы считают, что Россия оказала на Киев существенное давление, которое привело к принятию этого решения, – сказал доктор Померанц в беседе с Русской службой «Голоса Америки». – Естественно, отношения России и Евросоюза не ограничиваются соперничеством за бывшие союзные республики. Речь идет о серьезных торговых отношениях. Европа – это рынок для российских газа и нефти. Так что не стоит ожидать, что эти отношения вдруг так возьмут и прервутся, несмотря на повышенные тона. Безусловно, интересно будет наблюдать за развитием отношений России с Евросоюзом в будущем, если в Западной Европе решат всерьез взяться за добычу сланцевого газа, что может привести к большей энергетической независимости. Это серьезный вопрос, учитывая количество “зеленых” активистов в Европе».

Соперничество между ЕС и Россией за бывшие союзные республики доктор Померанц называет «соревнованием, за которое никто не хочет платить».

«Если целью России было гарантировать то, что Украина не подпишет Соглашения об ассоциации, это не значит, что такого не произойдет никогда, – рассуждает эксперт. – России придется выложить серьезные деньги, при том что совершенно неясно, хочет ли Украина, чтобы Россия решала ее проблемы – у этого будет своя цена. Не думаю, что Украина горит желанием стать частью Таможенного союза и Евразийского союза – этого явно не хочет даже Виктор Янукович. При этом без российского газа украинская экономика развалится, а Евросоюз не готов столько платить, чтобы компенсировать российские санкции».

Померанц говорит, что позиция членов Евросоюза вполне едина в отношении того, что они готовы предложить Украине сегодня: «Но если речь зайдет о возможности включения Украины в ЕС, тогда начнутся реальные громкие разногласия».

Тем не менее, альтернатив у Украины пока немного. «Международный валютный фонд тоже не будет спешить на выручку Украине без существенных реформ. Если они захотят помощи, им придется убедить МВФ, что, на этот раз, они серьезны», – говорит Померанц.

По словам эксперта, несмотря на то, что у Евросоюза больше влияния на Украину, США все же являются заинтересованным игроком, и ухудшение ситуации с акциями протеста, применение силы или объявление чрезвычайного положения неизбежно повлечет за собой более резкие высказывания со стороны Вашингтона.

Россия определилась с политическим курсом. А Евросоюз?

В 2013 году концепция ужесточения внешней политики России была названа аналитиками Фонда Карнеги курсом на «суверенизацию и изоляционизм» по отношению к Западу.

По мнению Теодора Кристова, «Россия все еще не признает того, что она не может вести себя, как хулиган на задворках Европы, и что она должна относиться более по-взрослому к соседям, которые являются членами Евросоюза».

Эксперт отмечает, что мнение стран Евросоюза о России не является единым.

«У таких стран, как Польша и Германия, есть серьезный интерес сохранить дружественные отношения с Россией, и они в принципе работают над этим. Однако за последние шесть месяцев [канцлер Ангела] Меркель была больше занята выборами и внутренней политикой, и Германия не инициировала диалога с Россией. Другие страны Евросоюза относятся к России с более сильным подозрением и не видят необходимости сближения».

Что касается борьбы за республики постсоветского пространства, по словам Кристова, «значительная часть российской внешней политики зависит от отношений с ее бывшими спутниками, и Украина в этом контексте абсолютно критична. Евразийский союз – это слабый ответ России Евросоюзу, потому что как бы Путин ни пытался представить это иной моделью, реальность такова, что альтернативный союз является всего лишь попыткой сохранить российское влияние. Без Украины Россия лишена славы своего имперского прошлого. Россия отчаянно нуждается в Украине. Евросоюз, с другой стороны, должен обеспечить безопасность в своем регионе и укрепить политику “Восточного партнерства”».

Госдепартамент о евроинтеграции Украины

В среду заместитель пресс-секретаря Госдепартамента Мари Харф заявила, что, по мнению администрации США, процесс евроинтеграции Украины не должен служить поводом для ухудшения отношений с Россией.

«В идеале Украина может иметь хорошие отношения как с Евросоюзом, так и с Россией и США, – отметила она. – Мы не считаем это игрой с нулевой суммой за влияние в Украине. Украина уже предприняла несколько важных шагов – несколько реформ – на пути к евроинтеграции, и мы надеемся, что последуют дополнительные реформы».

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG