Линки доступности

Перед вылетом… на посошок?

  • Юрий Караш

Перед вылетом… на посошок?

Перед вылетом… на посошок?

Авиация и алкоголь

Нет дыма без огня

В конце сентября судмедэкспертиза подтвердила: в крови штурмана разбившегося под Петрозаводском в июне этого года самолета Ту-134 авиакомпании RusAir был алкоголь в количестве, соответствующем стакану водки, выпитому на голодный желудок. С учетом того, что штурман играл активную роль в заведении самолета на посадку, есть все основания предположить, что его неадекватные указания пилотам могли способствовать катастрофе.

Это сообщение невольно вызвало в памяти катастрофу «Боинга-737» авиакомпании «Аэрофлот-Норд». Самолет разбился в сентябре 2008 года при посадке в Перми. Произошло это также из-за неадекватных действий экипажа при пилотировании самолета, а кроме того, из-за неспособности пилотов правильно выполнить команды диспетчера. Расследование показало: в крови и тканях погибшего командира воздушного судна (КВС) был обнаружен этиловый спирт в количестве, значительно превышавшем «порог трезвости».

Накануне Нового 2009 года произошел еще один «алкогольный» инцидент, правда, без каких-либо трагических последствий. На аэрофлотовском «Боинге-767», готовившемся к полету в Нью-Йорк, командир перед началом руления обратился с приветственным посланием к пассажирам. Находившейся в салоне шоувумэн Ксении Собчак показалось, что его речь была недостаточно связанной. Она устроила скандал, требуя, чтоб КВС вышел и «показался» пассажирам.

Тот выполнил эту просьбу. Его внешний вид, по мнению многих находившихся в салоне, подтвердил подозрения Собчак. Командира заменили, несмотря на то, что повторное медицинское предполетное освидетельствование показало, что он был абсолютно трезв. Как потом рассказывали его коллеги, у него действительно был красноватый цвет лица из-за несколько повышенного давления, а речь от природы была недостаточно артикулированной. Как бы то ни было, пилота уволили из авиакомпании.

Впрочем, не только летчики попадают под подозрение в связи с излишне тесным общением с Бахусом накануне вылета. В 2007 году пассажир самолета Ан-24 авиакомпании «Аэрофлот-Норд», совершавшего полет в норвежский город Тромсе, сообщил полиции в аэропорту прибытия, что одна из стюардесс «лыка не вязала». Девушку задержали, доставили в местный госпиталь для освидетельствования. Результаты экспертизы показали: да, пьяна, причем степень опьянения намного превышала допустимое для летного состава содержание алкоголя в крови. В итоге самолет улетел обратно, а стюардесса какое-то время провела в норвежской тюрьме.

«Зеленый змий» против летчиков: история противостояния

Трудно сказать, как складывались отношения со спиртным у летчиков на заре авиации. Предполетного медосмотра как такового не существовало, а потому пилоты «Фарманов», «Фоккеров» и «Ньюпоров» вполне могли время от времени делать перед вылетом глоток спиртного «для храбрости» или просто для согревания. «Этажерки», утюжившие небо до и в период Первой мировой войны, продувались насквозь, и пилотам в них, особенно зимой, бывало очень неуютно.

Однако довольно скоро авиация из подвигов отдельных смельчаков превратилась в широко распространенный вид деятельности с сопутствующим набором академических дисциплин, одной из которых была авиационная медицина. Пагубное воздействие, которое оказывает алкоголь на операционные навыки пилота, было научно доказано. И спиртное в кабине самолета было поставлено вне закона, причем не только в бутылках, но и в виде процентного содержания алкоголя в крови пилотов. Если перевести это на общедоступный язык, то летчикам было запрещено пить как во время полета, так и за определенный промежуток времени до него.

Началась Вторая мировая война. История умалчивает, были или нет «пьяные» вылеты в советской авиации. Возможно, да, причем не всегда по вине летчиков. Вспомним, что у «сталинских соколов» была традиция: «100 грамм за сбитого». А если сбитых было несколько в один день? Представим, что отличившийся пилот мог таким образом выпить 200, а то и более граммов водки. Но ведь немцы не ждали, когда кровь советских летчиков полностью очистится от алкоголя, поэтому вполне могла сложиться ситуация, когда только что отметивший свои победы пилот был вынужден вновь подниматься в воздух для отражения атаки гитлеровской авиации.

Был и еще один момент, укреплявший режим трезвости в советских ВВС. Это штрафные батальоны, куда можно было попасть за малейшую провинность, не говоря уже о попытке вылета в нетрезвом состоянии. Перспектива сменить ручку управления или штурвал на окоп и трехлинейную винтовку и фактически стать смертником (штрафников всегда бросали в самое пекло) удерживала от спиртного лучше любого предполетного осмотра.

Существовала, кстати, и группа летчиков-штрафников, которой командовал легендарный советский ас Иван Федоров. Но попасть туда для провинившихся пилотов было большим везением, рассчитывать на которое не приходилось.

В авиации люфтваффе порядки были более либеральные. Так, согласно книге «Чертова дюжина асов люфтваффе», только жесткий приказ командира заставил однажды одного из таких асов Вальтера Крупински «оторваться от большого бочонка коньяка и в пьяном виде вылететь на Ме-262 (реактивный, самый быстроходный истребитель Второй мировой войны – Ю.К.) в свою часть». В том месте, где расквартировывался отряд, которым командовал Вальтер, он обязательно требовал строительство бара. В послевоенное время, кстати, Крупински дослужился до бригадного генерала в новых ВВС ФРГ.

Другой ас Карл Юнгер нередко отдавал такую дань возлияниям, что иногда не мог на следующий день подняться не то что в воздух, но даже с кровати. В грузовом отсеке Ме-109 командующего истребительной авиацией люфтваффе Адольфа Галланда «всегда стояли наготове ящик шампанского и корзина омаров». А самый результативный истребитель в истории мировой авиации Эрих Хартманн (352 сбитых), явно взяв пример с Крупински, уже после войны велел построить на территории авиабазы, где летал, несколько баров.

И вновь продолжается бой…

Война закончилась, но «зеленый змий» и не подумал сдаваться. В 1948 году экипаж двухмоторного пассажирского самолета Ли-2 Восточно-Сибирского управления ГВФ (Гражданского воздушного флота – так тогда называлась гражданская авиация) в сложных метеоусловиях снизился до высоты 100 метров и пытался идти вдоль русла реки. Попытка не удалась, самолет разбился, в результате чего погибло 28 человек. Следствие установило, что накануне экипаж очень налегал на «горячительное», что повлияло на его способности объективно оценить погодные условия и возможности полета в них.

Увы, такие случаи были не единичны, хоть и с менее трагическими последствиями. Не оставил своим вниманием «змий» и советские ВВС. В их дисциплинарном уставе существовала даже специальная статья «Е» – пьянство, – по которой летчика могли официально списать.

Разумеется, не стоит думать, что советские/российские летчики отличались и продолжают отличаться особым пристрастием к алкоголю в сочетании с его безответственным употреблением, в том числе и перед самым полетом. По состоянию на 2009 год, в мире насчитывалось 18 авиакатастроф, непосредственной причиной которых стал алкоголь или наркотики, принятые экипажем. При этом, лишь 5 из них произошли в СССР/России.

На самом деле, есть все основания предположить, что подобных инцидентов, включая попытки полета в нетрезвом состоянии, было значительно больше, просто не все из них были преданы широкой огласке. Вспомним, что на Западе очень распространена частная авиация. Пилот, владеющий небольшим «Пайпером» или «Сессной», не обязан проходить никаких предполетных осмотров и в принципе может полететь в том состоянии, когда и на земле-то будет нетвердо стоять.

Правда, в США, например, существует жесткое правило: Eight hours from bottle to throttle («Восемь часов от бутылки до сектора газа»), что в переводе на «поэтический» русский с сохранением смысла будет звучать так: «Восемь часов от бокала до штурвала». Это означает, что летчик не имеет права употреблять алкоголь за 8 часов до полета. Но… всегда ли люди следуют правилам?

Из числа наиболее «громких» авиакатастроф за пределами СССР/России, произошедших по вине либо нетрезвых, либо недостаточно отдохнувших после бурного «банкета» пилотов, можно вспомнить аварию финского DC-3 в январе 1961 года (погибли 25 человек), норвежского военно-транспортного самолета в июле 1972 года (погибли 17 человек) и японского грузового DC-8 (погибли 5 человек). Интересно, что в крови командира японского «грузовика» было обнаружено количество алкоголя, в три раза превышавшего тот уровень, при котором водитель на Аляске признается нетрезвым (именно оттуда и взлетал разбившийся DC-8).

Пресеченные попытки, или Никогда не спорьте с секьюрити

В декабре прошлого года в лондонском аэропорту Хитроу задержали пилота Jet Airways, который будучи «навеселе» собирался везти около 300 пассажиров в Мумбай. Однако самый «картинный» случай произошел в 2002 году в США, когда экипаж авиалайнера А-319, на борту которого находились 117 человек, был буквально снят с самолета после того, как попытался в пьяном виде совершить на нем полет из Майами, штат Флорида в Феникс, штат Аризона. Произошло это потому, что экипаж – командир и второй пилот – нарушил правило «Восемь (или двенадцать, в зависимости от политики компании) часов от бокала до штурвала».

Лайнер принадлежал авиакомпании America West. Задержанные были 44-летний командир с 12-летним стажем работы на эту компанию и 41-летний второй пилот, который проработал на America West 3 года. Вот, как развивались события: сотрудник службы безопасности в аэропорту остановил летчиков, когда те попробовали пронести закрытые пластиковые стаканчики, с виду напоминавшие обычные кофейные, через металлодетектор. Когда пилотов попросили показать содержимое стаканчиков, покорители воздушной стихии начали буянить так, что охране пришлось вызвать своего начальника. Летчики проследовали дальше как ни в чем не бывало.

Представитель службы безопасности позвонил в полицию, но когда та прибыла к месту инцидента, пилоты уже не только заняли свои места в кабине лайнера, но и выруливали к взлетной полосе. Полиция была вынуждена обратиться в диспетчерскую службу, чтобы та приказала экипажу вернуться к терминалу. Как только полицейские оказались на борту лайнера, они тут же потребовали от пилотов дыхнуть в «трубочку».

Результат показал, что содержание алкоголя в крови превышало даже тот, который разрешен во Флориде для водителей автомобилей. Пилоты были заключены под стражу, а после – освобождены под залог. Через какое-то время они получили официальное уведомление от America West, что компания в их услугах больше не нуждается.

Следствие установило, что летчики выпили в баре на двоих 14 порций пива (в Америке порция пенного напитка обычно составляет 12 унций, или 340 граммов), или, в общей сложности, почти пять литров. Причем покинули они питейное заведение, где предавались возлияниям, в 4.40 утра, или менее, чем за шесть часов до рейса, запланированного на 10.30 того же утра.

Итог предполетного «общения» с Бахусом был для пилотов, помимо потери работы, довольно невеселым. После длившегося почти три года суда командир получил 5 лет тюрьмы. Кстати, на суде выяснилось, что за несколько месяцев до этого случая его задержали за вождение автомобиля в нетрезвом виде. Остается только гадать, как он продолжил работу в авиакомпании, ибо по правилам Федерального авиационного управления (FAA) США, пилот, в случае привлечения к ответственности за езду «под мухой», обязан тут же поставить об этом в известность данную правительственную организацию. Видимо, командир просто скрыл этот факт от FAA, что стало еще одним правонарушением с его стороны.

Второй пилот получил два с половиной года лишения свободы плюс полтора года нахождения под надзором полиции и год условно. Кроме того, его приговорили к исправительным работам, 5 000 долларов штрафа, и вдобавок он потерял право пилотировать самолет в течение пяти лет.

Увы, случай с America West не единичный. В 2001 году девять пилотов авиалайнеров не прошли непосредственно перед вылетом тест на алкоголь, а в 2002 году число уже выросло до двадцати двух человек. Это – небольшое количество, если учесть, что в 2003 году в США насчитывалось 75 000 пилотов, имеющих право работы на регулярных авиалиниях.

Однако Федеральное авиационное управление США посчитало это число достаточно тревожащим, чтобы ужесточить наказание для любителей садиться за штурвал в компании с «зеленым змием». В 2003 году оно официально постановило, что если кто-либо из «линейных» пилотов не пройдет тест на алкоголь непосредственно перед полетом, то тут же лишится как своей пилотской лицензии, так и медицинского сертификата – двух документов, без которых летчик, с юридической точки зрения, перестает быть таковым. Меры достаточно обоснованные, если учесть, что, по данным газеты USA Today, за прошедшее десятилетие в США в среднем 10-12 пилотов в год пытались совершить вылет в нетрезвом виде.

Что делать?

Поскольку ответ на вопрос «кто виноват?» лежит на поверхности – «тот, кто придумал алкоголь и дал его людям», – то можно сразу перейти к «что делать?». Понятно, что одними запретами и угрозами дело не решишь. Всегда найдутся те, и не только в России, кто махнут на них рукой.

Предполетный контроль? Он есть, однако что мешает пилоту лайнера опрокинуть стаканчик уже после посадки в кабину, тем более что в зоне «дьюти-фри» всегда имеется широкий выбор изысканных напитков всех марок и мастей. Некоторые авиакомпании стали проводить «антиалкогольный» контроль экипажа уже после посадки пилотов в кабину, но ведь есть рейсы, которые длятся по много часов.

Вспомним уже рассмотренную ситуацию с летчиком, которому «посчастливилось» везти Собчак. Даже если бы он и выпил 100 граммов водки или 300-400 граммов вина сразу после взлета, то ко времени посадки в Нью-Йорке (самой ответственной части полета) через восемь с лишним часов был бы уже как «стеклышко». А ведь продолжительность некоторых рейсов достигает 12-14 часов.

Прибавьте к этому относительную скуку и монотонность полета, особенно через океан. Самолетом управляет автопилот по заложенному в бортовой компьютер маршруту. Единственным разнообразием в таких рейсах была периодическая связь с диспетчерскими пунктами вдоль трассы полета, но в современных лайнерах даже получение диспетчерских разрешений происходит автоматически. В итоге летчики, как они сами говорят, «курят бамбук» в течение многочасового полета над водной гладью.

Ну а если кому-нибудь из них надоело «курить», и он решил попробовать чего-нибудь покрепче? Нет проблем – в самолете всегда есть широкий выбор спиртных напитков. К тому же, продолжительные рейсы всегда осуществляются усиленным составом экипажа, когда на борту присутствует сменный командир корабля, периодически подменяющий то командира, то второго пилота. Это служит дополнительным успокаивающим фактором для летчика, желающего немного «расслабиться».

Таким образом, воспитательная работа с экипажами, выработка у них чувства профессиональной ответственности являются последней и самой надежной «линией обороны» против попыток «зеленого змия» проникнуть в кабину пилотов.

XS
SM
MD
LG