Линки доступности

Российские эксперты о судьбе отечественных БПЛА

Использование беспилотных летательных аппаратов (их еще для краткости называют БПЛА, беспилотниками и просто дронами) для точечного уничтожения лиц, сотрудничающих с «Аль-Кайдой» или связанными с ней группами, вызывает острые дискуссии в США. Эти дискуссии развернулись во время первого президентского срока Барака Обамы и продолжаются по сей день.

В четверг 23 мая президент Обама, выступая в Национальном университете обороны с речью на тему антитеррористической политики США, затронул, в частности, проблему использования беспилотников для уничтожения лиц, подозреваемых в терроризме. БПЛА уже давно находятся на вооружении американской армии и зарекомендовали себя, по мнению многих специалистов, с лучшей стороны.

Как обстоит дело с беспилотниками в России, Русская служба «Голоса Америки» попросила рассказать военных экспертов.

Реалии

Главный редактор журнала «Национальная оборона» Игорь Коротченко с сожалением констатирует, что в предшествующие годы в России были большие проблемы, связанные с разработкой и принятием на вооружение беспилотных летательных аппаратов отечественного производства.

«Связано это было с целым рядом проблем, – говорит он. – В основном, они касались отсутствия четкой идеологии использования беспилотников и низкой требовательностью со стороны военного ведомства к предприятиям-разработчикам. Все это привело к тому, что, согласно озвученным цифрам, было потрачено от 3,5 до 5 миллиардов рублей, но беспилотники с заданными характеристиками, увы, так и не были получены от промышленности».

Мириться с таким положением вещей, по его мнению, никто не собирается. В этой связи Министерство обороны, возглавляемое еще Анатолием Сердюковым, подписало два контракта с Израилем.

«Первый – на опытную эксплуатацию различных типов беспилотников в вооруженных силах России, – уточнил Коротченко. – По результатам этой эксплуатации подписали лицензионный контракт на сборку и производство по израильской лицензии дронов уже непосредственно в стране. Контракт оценивается примерно в 400 миллионов долларов».

Параллельно с этим был объявлен тендер, в соответствии с которым ряд российских фирм получил контракты на научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по созданию новых типов чисто российских беспилотников.

«Таким образом, в вооруженных силах РФ используются в основном израильские беспилотники, но при этом промышленность получила заказ на разработку российских версий БПЛА. Будем ожидать результатов», – резюмировал главред «Национальной обороны».

Он отметил, что сегодня Россия во многом зависима от Израиля в плане оснащения армии беспилотниками: «Понятно, что [Израиль] поставляет нам отнюдь не новейшие версии, а те, которые уже давно находятся в производстве. Это не совсем старые, но и не новейшие образцы».

В 2009 году Россия заключила с израильской компанией Israel Aerospace Industries контракт на покупку беспилотных летательных аппаратов. В дальнейшем Минобороны РФ потратило на разработку своих БПЛА 5 млрд рублей. По заявлению замминистра обороны РФ генерал-полковника Владимира Поповкина, эти вложения не принесли искомого результата. В 2010 года Поповкин сообщил прессе: «…мы провели испытания всех представленных российской промышленностью беспилотных летательных аппаратов. Ни один из них не выдержал программу испытаний».

Ответственный редактор газеты «Независимое военное обозрение» Виктор Литовкин согласен, что российские БПЛА пока заметно отстают от западных образцов.

«У нас беспилотники только начали появляться в войсках. Они в первую очередь разведывательные и летают не очень долго – по часу-два. А таких ударных беспилотников, которые есть, например, у США и Израиля, в стране вообще нет. Они еще разрабатываются», – подчеркнул он.

По его оценке, основной недостаток российских беспилотников в том, что они не входят в комплексы оружия.

«Беспилотник сам по себе – это просто летательный прибор, который снимает с воздуха картинку местности, – поясняет он. – Российский БПЛА может только передавать сведения на командный пункт для принятия дальнейшего решения. А беспилотники в передовых армиях мира встроены в систему оружия. Если, например, такой аппарат обнаружил какую-то подвижную цель, передал ее координаты комплексу, то из него мгновенно идет сигнал на артиллерийскую или ракетную пусковую установку и наносится по цели удар».

По данным Литовченко, образцов, которые летают на десятки тысяч километров от командных пунктов с подвешенными ракетами под фюзеляжем для борьбы, скажем, с террористическими группировками, в России пока и близко нет.

Причину этого он видит в том, что, когда рухнул Советский Союз, до осознания необходимости России современной армии впустую прошло много лет.

«Этим элементарно никто не занимался. Предприятия, которые должны были делать беспилотники, просто прозябали. Между предприятиями оборонки и Минобороны было глубокое непонимание. Одни не знали, что им надо. Другие не знали, что им делать. Был провал», – обобщил ответственный редактор газеты «Независимое военное обозрение».

По его словам, лишь когда «маленькая Грузия» стала сильно «кусать» Россию (во время вооруженного конфликта) по применению беспилотников, в стране решили взяться за ум.

«Но многие фирмы получили огромные деньги [на разработку дронов] и ничего не сделали, потому что были не в состоянии. Пришлось покупать израильские и французские беспилотники, разбирать их и изучать, как они устроены и что с ними можно сделать», – утверждает он.

Перспективы

Игорь Коротченко убежден, что современная армия без беспилотников воевать не может.

«Поэтому будем осваивать их производство и внедрять в войска. Для России важно иметь комплексную межведомственную программу разработки БПЛА с унифицированной платформой подхода к делу. Насколько успешно будет реализована эта программа? Подождем до конкретных испытаний», – заключил он.

Кроме того, по его мнению, Россия нуждается в ударных беспилотниках для выполнения миссии боевых конфликтов, а также при проведении антитеррористических операций на Северном Кавказе.

«Несколько лет назад фирма “МиГ” показала вариант ударного беспилотника, оснащенного соответствующим набором ракет, – добавил он. – Это был концепт. Но, увы, больше о судьбе этой разработки ничего не слышно», – посетовал Коротченко.

На самом деле ОКБ «МиГ» и «Климов» еще в 2007 году представили ударный беспилотник «Скат», разрабатываемый с применением технологии малозаметности для средств ПВО. На сегодня проект закрыт, однако его наработки, очевидно, будут использованы при создании других перспективных БПЛА.

Но не все так грустно. В конце 2011 года прошло сообщение, что созданием дронов станут заниматься компания «Транзас» (Санкт-Петербург) и ОКБ «Сокол» (Казань) — именно они выиграли тендер. У «Транзас», специализирующейся на выпуске авиационных систем, уже есть опыт создания беспилотных аппаратов. Именно они создали разведывательно-ударный БПЛА «Дозор-600», по своим характеристикам не уступающий американскому MQ-1 Predator.

Теперь по заказу Минобороны «Транзас» создаст беспилотный летающий аппарат массой около тонны. На создание БПЛА компании будет выделено 2 млрд рублей. А беспилотник весом около 5 тонн, который будет разработан в ОКБ «Сокол», обойдется Минобороны дешевле — в 1 млрд рублей.

Первые испытания ударного беспилотника российского производства запланированы на 2014 год. Ранее глава Генштаба Николай Макаров, правда, говорил о начале испытаний комплекса в конце 2012 года.

В июле 2012 года компания «Сухой» была выбрана разработчиком проекта тяжелого ударного БПЛА взлетной массой от 10 до 20 тонн. Возможные технические характеристики будущего аппарата пока не раскрываются.

Показать комментарии

XS
SM
MD
LG