Линки доступности

Сергей Довлатов. P.S.


Литературовед Андрей Арьев, друг Сергея Довлатова

Литературовед Андрей Арьев, друг Сергея Довлатова

Друзья писателя постарались избежать «хрестоматийного глянца» при проведении юбилейных мероприятий.

3 сентября Сергею Довлатову исполнилось бы 70 лет. Писатель родился в Уфе, но главными городами в его биографии были Ленинград (ныне – Санкт-Петербург), Таллинн и Нью-Йорк. Поэтому, памятные мероприятия, приуроченные к юбилею Сергея Довлатова, проходят именно в этих городах.

Соредактора журнала «Звезда», литературоведа, критика и прозаика Андрея Арьева в Санкт-Петербурге полушутя называют «главным по Довлатову». Их дружба длилась десятилетия и не прервалась даже после эмиграции Довлатова в США.

Андрей Арьев с юмором рассказывает, как во время учебы в ЛГУ показал ему несколько своих рассказов, и Довлатов, возвращая рукописи, сделал своеобразный комплимент: «Этот рассказ мне не понравился меньше других».

В перерывах международной конференции «Вторые Довлатовские чтения» Андрей Арьев пообщался с корреспондентом «Голоса Америки».

Избранные места из переписки

Говоря о новой книге «Собрание в сборниках», где собраны письма Довлатова, Андрей Арьев сообщил, что во время подготовительной работы издатели проявляли максимальную деликатность: «Во-первых, без разрешения наследников печатать ничего нельзя. Во-вторых, в своих письмах Сергей был откровенен, остр и не всегда справедлив. С другой стороны, эти послания он писал с большим вдохновением и даже как-то сказал мне, что пишет их даже с большим удовольствием, чем прозу».

В то же время Андрей Арьев считает, что переписка Довлатова дополняет его художественную прозу точными наблюдениями и яркими характеристиками персонажей, которые в некоторых рассказах и повестях писателя фигурируют под вымышленными фамилиями. «Было бы здорово издать все его письма полностью, но пока это невозможно. Надеюсь, что будущие читатели получат огромное удовольствие, познакомившись с несколькими томами писем Довлатова», - говорит Андрей Арьев.

Издание начинается письмами Довлатова, которые он писал своему отцу Донату Мечику в 1962 году во время службы в армии и завершается датированными апрелем 1990 года посланиями Андрею Арьеву из Нью-Йорка. Кроме того, в сборнике есть письма, адресованные известным писателям русского зарубежья – Виктору Некрасову и Георгию Владимову, а также его послания к своим знакомым, широкой публике не известным. «Таким образом, этот том охватывает и частную жизнь Сергей Довлатова, и его литературную деятельность», - подытоживает соредактор журнала «Звезда».

Дружба с Виктором Некрасовым

О взаимоотношениях Довлатова с некоторыми коллегами по литературному цеху, оказавшимися в эмиграции, рассказывает и фотохудожник Нина Аловерт. Она уехала в США из Ленинграда в 1977 году, и впервые встретилась с Сергеем Довлатовым только в Нью-Йорке. Хотя по ее признанию, несколько раз слышала его имя в разговорах со знакомыми писателями и журналистами.

«В то время был очень мощный отток представителей русской культуры на Запад. Это назвали «третьей волной эмиграции». Там были писатели, которые были известны еще в Советском Союзе – Аксенов, Войнович, Гладилин… Но в таком окружении Сергей Довлатов стал очень мощной литературной фигурой», - вспоминает Нина Аловерт.

По ее словам, Владимир Войнович очень хорошо отнесся к первым публикациям Сергея Довлатова, сразу распознав в нем большое литературное дарование. «С Владимиром Максимовым, вроде бы, были некоторые трения, но вот Виктор Некрасов был человеком исключительным. Он смог даже в небольшой парижской диаспоре, где все знали все друг про друга, сохранить добрые отношения с людьми, которые между собой не ладили. Он был по-настоящему интеллигентным человеком, и, конечно, он очень тепло относился к Довлатову, о чем свидетельствуют воспоминания самого Сережи», - свидетельствует Нина Аловерт.

«У Довлатова есть только один период творчества»

Что же касается участников конференции, приуроченной к 70-летию писателя, то, по словам Андрея Арьева, на ней собрались как профессиональные филологи, исследующие творчество Довлатова, так и люди, которые знали его при жизни, и которым захотелось обменяться воспоминаниями о нем. «Это даст наиболее полное представление о Довлатове и как о человеке, и как о литераторе», - полагает организатор конференции.

В редакции журнала «Звезда» и в музее Анны Ахматовой в Фонтанном Доме собрались писатели и литературоведы из разных городов России, а также из США, Израиля, Италии, Германии и Эстонии.

Некоторые литературоведы склонны противопоставлять советский и американский периоды творчества Довлатова. Андрей Арьев с этим не согласен: «Собственно говоря, у него существует только один период творчества – это то, что он написал в Америке и то, что он там же отредактировал, - считает литературовед.

Он также напоминает, что в своем завещании писатель просил впредь не публиковать никаких своих текстов, написанных в СССР.

«Действительно, он приехал в Америку, чтобы свободно запечатлеть на бумаге то, что вынашивал внутри себя годами. Многое из написанного Довлатовым, связано с Советским Союзом – с Ленинградом, с Таллинном, с лагерями и со всем, что он видел в СССР. Но создано это было в Америке. И, как писатель, существует только один Сергей Довлатов, который с 1978 по 1990 год творил, в основном, в Нью-Йорке», - подчеркивает Андрей Арьев.

«Всегда был рад собраться с друзьями»

Собеседник «Голоса Америки» отметил, что организаторы «Довлатовских дней в Санкт-Петербурге» постарались исключить всякий юбилейный глянец, высмеянный еще Маяковским. «Я думаю, что все происходящее здесь, Сергея вполне устроило бы. Любой из участников может, когда захочет, выйти из зала заседаний, чтобы в какой-нибудь из комнат поболтать с друзьями. И это – абсолютно в духе Довлатова», - убежден Андрей Арьев.

Он добавляет, что сам Довлатов не был снобом, которого не интересуют отзывы о его творчестве: «Он даже собирал газетные вырезки с рецензиями на свои книги, когда их стали печатать в СССР в 1989 году. Хотя он никогда не обольщался, что все написанное о нем – правда, и не очень-то доверял филологическим изысканиям. Но всегда был рад собраться с друзьями, с которыми можно поговорить по душам и поспорить, чтобы никто не обиделся».

В настоящее время в Санкт-Петербурге есть одно место, где увековечено имя писателя – мемориальная доска на доме № 23 по улице Рубинштейна, где Довлатов жил с 1944 по 1975 год.

Сюда пришли и участники «Вторых Довлатовских Чтений». Нина Аловерт призналась, что она очень хорошо понимает название книги Евгения Рейна «Мне скучно без Довлатова». «Мне его очень недостает, поскольку я с ним дружила. И как каждый друг, который ушел навсегда, он оставил в моей душе пустое место», - сказала Нина Аловерт.

Новости искусства и культуры читайте в рубрике «Культура»

  • 16x9 Image

    Анна Плотникова

    Корреспондент «Голоса Америки» с августа 2001 года. Основные темы репортажей: политика, экономика, культура.

XS
SM
MD
LG