Линки доступности

В списке подозреваемых к теракту в аэропорту «Домодедово» находится имя Виталия Раздобудько, который предположительно принадлежит к исламистским террористическим структурам, сообщают РИА «Новости».

Российская специфика

Ахмет Ярлыкапов, старший научный сотрудник Института этнологии и антропологии РАН отмечает, что обращение в ислам наиболее распространено в тех регионах России, где русские (а также представители иных народов, традиционно не исповедующих мусульманство) проживают в окружении мусульман – например на Северном Кавказе, а также в крупных городах. «Однако я бы не преувеличивал масштабы этого явления – говорит Ярлыкапов – Это не массовый процесс».

Вадим Сидоров (Харун ар-Руси), председатель Национальной организации русских мусульман, затрудняется сказать, сколько славян принимают ислам: «Точной статистики по этому поводу нет, разброс данных достаточно велик. Оценки варьируются от 20-ти до 200 тыс русских мусульман по России. По нашим оценкам, ежегодно ислам принимают сотни русских, но, возможно, что и тысячи. В значительной своей части это представители молодежи, люди в возрасте от 18 до 25 лет».

Некоторые «новые мусульмане» России встали на путь терроризма – среди них наиболее известны Павел Косолапов, один из сподвижников Шамиля Басаева, подозреваемый в организации ряда крупномасштабных терактов, и Александр Тихомиров, в частности, участвовавший в покушении на президента Ингушетии.

Вадим Сидоров считает, что радикализация новообращенных имеет ряд причин: «У этого есть две причины - внутренняя и внешняя. Внутренняя - это объективная неспособность легальных исламских организаций вовлечь всех русских мусульман в свою деятельность, предложить им привлекательную альтернативу. Внешняя причина - растущий прессинг на ислам и мусульман во всем мире. Частью этого процесса является и прессинг на легальные, но независимые исламские организации, резкое сужение их поля деятельности и возможностей. Таким образом, получается замкнутый круг. В итоге к радикальным методам отстаивания своих взглядов переходят не только «изначальные экстремисты», но и те, кто разуверился в возможности вести независимую исламскую деятельность мирными способами».

Ахмет Ярлыкапов отмечает, что шанс на то, что неофит примкнет к экстремистам выше на Северном Кавказе, поскольку новые адепты ислама, живущее в крупных городах, вращаются в более интеллектуальной среде. Впрочем, Ярлыкапов подчеркивает, что даже «канонических» исламистов – то есть представителей народов, традиционно исповедовавших ислам – стоит считать «новыми мусульманами», поскольку многие из них выросли в светском и даже атеистическом окружении и лишь недавно обратились к религии.

Сергей Маркедонов, работающий приглашенным исследователем в вашингтонском Центре стратегических и международных исследований (CSIS) говорит о том, что неофиты достаточно важны для исламских радикалов, причем прежде всего по психологическим причинам: «Когда русские оказываются в рядах радикальных исламистов, те же кавказцы говорят: «Даже русские не принимают эту власть!». На Кавказе – хотя далеко не везде и не всегда – считают Россию – русским государством. И если русские переходят в ислам, значит в стране что-то идет неправильно».

Картина мира

В ноябре 2005 года на одном из исламистских сайтов было помещено обращение организации Global Islamic Media Front. В обращении декларировалось: «Новые солдаты Аль-Кайды рождены в Европе от европейских и христианских родителей. Они употребляют алкоголь и едят свинину, но Аль-Кайда принимает их, поскольку они приняли ислам тайно, восприняли философию Аль-Кайды и готовы использовать оружие. Они ходят по улицам Европы и Америки, занимаясь подготовкой к новым атакам». Впоследствии было обнародовано еще несколько подобных манифестов.

Несмотря на то, что ряд экспертов не уверены в том, что они подлинные, большинство (например, известный исследовательский центр SITE Institute) считают Global Islamic Media Front полномочным представителем Аль-Кайды. В докладе SITE Institute, опубликованном в 2007 году, указано: «даже если Аль-Кайда и не имеет подобной стратегии, события последних лет демонстрируют, что новообращенные мусульмане все более активно участвуют в деятельности исламистских террористических структур».

Лоренцо Видино, автор книги «Аль-Кайда в Европе: Новое поле боя международного джихада» (Al Qaeda in Europe: The New Battleground of International Jihad), пишет: «десятки новообращенных европейцев присоединились к джихадистским террористическим группам».

«Новых мусульман», вставших на путь террора, арестовывали в Великобритании, Франции, Нидерландах, Германии, Австралии, Бельгии, Испании, Италии, Швейцарии, Индии, Филиппинах… На их счету ряд громких терактов. Британец Ричард Рейд пытался уничтожить пассажирский авиалайнер, с помощью бомбы, спрятанной у него в ботинке. Джермейн Линдзи взорвал себя в лондонском метро. Американец Хосе Падилья собирался организовать в США взрыв «грязной» атомной бомбы. Сержант Армии США Марк Кулс убил двоих своих сослуживцев и ранил еще 14 – он заявил, что это был не акт личной мести, а священная война с неверными. Погибшая в Багдаде бельгийка Мюриэль Дегок стала первой урожденной христианкой, взорвавшей на своем теле бомбу в интересах радикальных исламистов.

Существует (на Филиппинах) террористическая организация, полностью состоящая из новообращенных. Наиболее известным англоязычным представителем Аль-Кайды был Адам Гадан – американец, принявший ислам.

Американский журналист и публицист Дэниел Пайпс (Daniel Pipes), занимающийся изучением этого феномена говорит: «Принятие ислама существенно увеличивает вероятность того, что человек будет вовлечен в терроризм». Он считает, что подобные новообращенные крайне ценны для террористических структур, потому что «они знают местную культуру, их нельзя депортировать. Они могут скрывать свою религиозную принадлежность, избегая посещать мечети, не привлекая к себе внимания, даже употребляя алкоголь и наркотики, для того, чтобы оставаться под прикрытием».

Однако исследования на эту тему, проводящиеся в мире, показывают, что этот вывод не вполне корректен. К примеру, французская газета «Монд» опубликовала выдержки из исследования разведслужбы RG, которая изучила биографии более 1,6 тыс «новых мусульман» - лишь 3 процента из них предположительно симпатизируют радикальным организациям.
Впрочем, давно известно, что новые адепты любых религий, как правило, отличаются повышенной нетерпимостью к иным взглядам, они более радикальны и жертвенны.

О теракте в «Домодедово» читайте здесь

XS
SM
MD
LG